17
сен
2015
  1. Метафизическая война
Руслан Исфандияров / Газета «Суть времени» №145 /
Данная статья представляет собой композицию из фрагментов исследования, которое будет продолжено, но пока не завершено. Целью исследования является поиск связей, которые соединяют Тевтонский орден с немецкими тайными обществами начала XX века. Предмет исследования — структуры, которые в свое время «отпочковались» от Ордена

Тевтонский орден и вопросы преемственности

В предлагаемой работе кратко представлена история Тевтонского ордена, а также некоторые сведения об «Обществе ящериц», сыгравшем судьбоносную роль в жизни государства, которое Орден построил на берегах Балтийского моря.

Духовно-рыцарские ордена возникли во времена крестовых походов. Немецкий (Тевтонский) орден появился на Святой земле между Первым и Вторым крестовыми походами, в середине XII века. Первое дошедшее до нас упоминание о нем содержится в папской булле 1143 года: немецкому братству (которое позже станет Тевтонским орденом) предписывается войти в подчинение к госпиталю иоаннитов. Иоанниты, ныне известные также как Орден госпитальеров, Мальтийский орден, появившись на Святой земле раньше, чем тевтонцы, стремились монополизировать поступление подаяний, для чего им необходимо было объединить все госпитали Святой земли.

Однако, как можно узнать из текста вышеупомянутой буллы, к этому моменту немецкое братство располагало госпиталями и в Германии. Влиять на эти госпитали иоаннитам было уже сложно ввиду их удаленности, так что даже если иоанниты и намеревались полностью подчинить немецких рыцарей, такой возможности у них, по существу, не было.

После падения Иерусалима в 1187 году христианские госпитали — в том числе и немецкий госпиталь — прекратили на Святой земле свое существование.

Второй немецкий госпиталь был организован на этой территории в 1190 году, в эпоху Третьего крестового похода, начатого для того, чтобы отвоевать Иерусалим. Известно, что к созданию госпиталя для раненых и больных германских воинов были причастны выходцы из Бремена и Любека. В качестве основателя этого госпиталя и первого магистра упоминается участник Третьего крестового похода Сибранд (Sibrand). Госпиталю оказывали широкую поддержку немецкое дворянство, император Генрих VI и вся династия Гогенштауфенов. При такой серьезной поддержке госпиталь стал прирастать владениями и влиянием в Палестине. В 1196 году папа освободил госпиталь от власти епископов и предоставил ему право самостоятельно выбирать магистра.

Получив в 1198 году известие о смерти императора Генриха VI, немецкие рыцари приняли решение о возвращении на родину. В марте 1198 года они обратились к папе с просьбой о преобразовании немецкого братства в рыцарский орден по типу Ордена тамплиеров. В задачу этого нового Ордена должен был, по замыслу немецких рыцарей, входить не только уход за больными, но и война с неверными. Папа дал согласие на такое преобразование. Так появился Немецкий орден «Братья госпиталя тевтонов в Иерусалиме, посвященного Пресвятой Марии».

В стремлении получить жизненное пространство, Немецкий орден предпринял три попытки утвердиться на восточном направлении:

Во всех перечисленных случаях Орден прибывал на территорию по приглашению местного светского правителя и располагался на земле, полученной от правителя в дар. Причем земля эта являлась пограничьем между западной и восточной цивилизациями. То есть приглашающая сторона рассчитывала на то, что Орден будет обеспечивать ее безопасность, а Орден рассчитывал на то, что сумеет осуществить экспансию на приграничные земли «неверных».

Орден участвовал также в испанской Реконкисте и Пятом крестовом походе в Египет, но нас интересует, прежде всего, «восточное направление».

Киликия

Поскольку Киликийскому (армянскому) царству, располагавшемуся в юго-восточной части Малой Азии, с востока угрожали мусульмане, оно пыталось привлечь крестоносцев к обороне своих рубежей. Чтобы заручиться военной помощью крестоносцев, армянский князь Левон II, правитель Киликии, принес вассальную клятву императору Священной Римской империи Генриху VI. В январе 1198 года архиепископ Майнца Конрад короновал Левона II, который с этого момента стал называться королем Львом I. Конрад входил в число основателей Тевтонского ордена, возникшего чуть позже — в марте 1198 года. Немецкий историк Курт Форстройтер (Kurt Hermann Forstreuter) высказывает предположение, что выстроить отношения Тевтонского ордена с Киликией помог именно Конрад.

В списке владений, находившихся в собственности Ордена и перечисленных в папской булле 1209 года, названы поместье Кумбетфор и поместье Айун, расположенные неподалеку от Тарса — столицы Киликийской Армении.

В 1211–1212 гг. 4-й Великий магистр Ордена Герман фон Зальца совершил поездку в Киликию, где ему были оказаны большие почести. Лев I пожаловал Ордену новые владения, даровал свободу передвижения по всей территории Киликии, а также ряд торговых привилегий.

В 1236 году король Киликийской Армении Хетхум I передал Ордену три аббатства и двадцать земельных поместий. Но главным приобретением Ордена стал город Харуния, расположенный на востоке, у границы королевства. По мнению Форстройтера, король рассчитывал на то, что Орден создаст здесь серьезную систему обороны против мусульманских набегов. Орден же, со своей стороны, рассматривал Харунию как потенциальное экономическое и политическое ядро, которое имело возможность расшириться в результате экспансии на приграничные мусульманские территории. Однако эта возможность не стала реальностью — прежде всего потому, что основные силы Ордена оказались оттянуты на испанское направление и в Пруссию. Кроме того, на Ближнем Востоке у него были серьезные конкуренты — два крупных рыцарских Ордена (Орден госпитальеров и Орден тамплиеров), проводивших собственную политику.

В 1266 году мамлюки правителя Египта и Сирии султана Бейбарса разгромили киликийскую армию севернее Антиохии. Затем, продолжив наступать, мамлюки взяли штурмом и сожгли замок Амуда. Данный замок принадлежал Тевтонскому ордену, и его сожжение стало для Ордена ощутимой потерей. Тем не менее, тевтонские рыцари смогли удержаться в Киликии и находились там, по меньшей мере, до 1271 года (этим годом датируется последнее сохранившееся упоминание об Ордене). Киликия пала под натиском мамлюков в 1375 году.

Венгрия

В 1210–1211 годах 4-й Великий магистр Герман фон Зальца вел переговоры с королем Венгрии Андрашем II. Король решил преподнести в дар Тевтонскому ордену Бурценланд — земли на юго-востоке своей державы, которые подвергались разорительным набегам половцев. Андраш II дал Ордену широкие права и взамен вменил ему сложную задачу охраны границ своей страны. Немецких рыцарей новые земли привлекали тем, что контроль над ними обеспечивал безопасность сухопутного пути в Святую землю. Добавим, что Бурценланд издавна «притягивал» и немецкое переселенческое движение, так что за несколько десятилетий тут фактически сложилась немецкая колония.

Орденский капитул принял решение снарядить в этот регион экспедицию под руководством брата Теодорика. В 1212 году он начал осваивать эти земли и закрепился на них, построив пять замков, а в 1213 году получил право десятины. Тевтонский орден нанес половцам серию поражений, при этом часть половцев даже удалось крестить. Помимо этого, Орден принял активное участие в переселенческом движении и усилил его.

Через 10 лет после прихода Ордена на эту территорию он стал придавать своим владениям новый характер, шаг за шагом двигаясь в сторону установления государственности.

Король Андраш, оценивший достижения Ордена по защите территории от половцев, дал ему новые привилегии. Братьям было разрешено расширять свои владения за счет половецких земель, строить каменные крепости взамен деревянных, назначать судей, чтобы вершить закон не только над членами Ордена, но и над местным населением, и, наконец, право чеканить монеты. Все эти привилегии были даны Ордену в 1222 году.

А в 1223 году римский папа запретил местному епископу брать Орден под свою юрисдикцию. Год спустя, в 1224 году, в ответ на просьбу Ордена принять Бурценланд под юрисдикцию Святейшего Престола, папа Гонорий III выпустил грамоту, выводившую бурценландскую землю из-под власти короля и превращавшую ее, по сути, в государство.

Новое положение вещей не устроило венгерскую власть. Кроме того, после поражения русско-половецких войск в сражении с татаро-монголами на реке Калке 20 июня 1223 года половцы перестали представлять непосредственную угрозу для Венгрии, и венгерский король Бела IV весной 1225 года осуществил военную операцию по изгнанию Ордена из своих владений. Великий магистр активно пытался исправить ситуацию, однако его усилия, как и усилия следующего папы Григория IX, не привели к решению проблемы.

Так закончилась история Тевтонского ордена в этих землях, хотя немецкие поселения (так называемые трансильванские саксы) сохранялись здесь вплоть до 1976 года. В этот период Румыния, в состав которой вошли эти земли, стала поощрять эмиграцию немцев из Бурценланда (Цара-Бырсей по-румынски) в ФРГ.

Пруссия и Ливония

Приглашение в Пруссию

В двадцатых годах XIII века ослабленное внутренними конфликтами польское государство стало подвергаться набегам прусских племен с севера. Они даже захватили принадлежавшую Польше Кульмскую землю. Создание одним из польских князей, Конрадом Мазовецким, Добринского ордена, который должен был защитить Мазовецкое княжество и Плотцкое епископство от разорительных действий противника, не принесло должного результата. В связи с этим Конраду пришлось обратиться за помощью к тевтонцам, хорошо проявившим себя в военном плане против половцев в Бурценланде.

В 1226 году Конрад Мазовецкий отправил посольство в Южную Италию, где тогда находился Верховный магистр Ордена Герман фон Зальца. Посольство обратилось к магистру со следующим предложением: отвоевав польскую Кульмскую землю, оставить ее в своем управлении и дальше — завоевать Пруссию. Вопрос о том, кому будет принадлежать покоренная территория, решен не был, и магистр посчитал необходимым определиться с правовой частью до того, как тевтонские рыцари встанут на защиту польских границ. Имея неудачный опыт в Бурценланде, глава Ордена заранее приступил к согласованию всех принципиальных вопросов с папой и императорским престолом.

Кайзер Фридрих II дал согласие на создание в Пруссии орденского территориального образования. Изданная им «Золотая булла» закрепляла за Орденом обещанную мазовецким князем Кульмскую землю и все завоеванные в будущем земли язычников. Устанавливалось, что этими землями Тевтонский орден будет владеть на основе имперского права. Конрад Мазовецкий, в свою очередь, составил в 1230 году документ, в котором подтвердил, что отказывается от своих прав на Кульмскую землю и дарит ее Ордену, за что Орден должен защитить его и его наследников от язычников-пруссов. В том же 1230 году папа Григорий IX также подтвердил, что Кульмские земли переходят во владение Тевтонского ордена, и благословил Орден на занятие территории Пруссии и ее христианизацию.

Весной 1231 года рыцари Ордена перешли через Вислу и начали крестовый поход против Пруссии.

Завоевание Пруссии

В первую очередь тевтонцы занялись укреплением своего плацдарма: продвигаясь на север вдоль реки, они построили крепости Торн, Кульм и Мариенвердер. Была одержана победа над пруссами в битве при Сиргуне. Через два года созданный Конрадом Мазовецким Добринский орден был включен в состав Немецкого ордена.

К 1237 году Немецкий орден достиг устья Вислы и основал на побережье город Эльбинг — на месте более старого поселения. В том же году Немецкий орден инкорпорировал в себя Орден меченосцев, действовавший в Ливонии. Еще через два года было взято прусское укрепление Хонеда. Там основали крепость, которую назвали Бальга. В 1242 году эта крепость стала резиденцией Орденского конвента в Пруссии.

Однако в 1242 году пруссы, достигнув успехов в борьбе с Орденом на ливонском направлении и заключив союз с князем Святополком II (Поморским, иначе — Померанским), подняли восстание, во время которого Тевтонский орден потерял всё, чего достиг в Пруссии к этому моменту. Исключением стали удержанные Орденом крепости Эльбинг и Бальга. Интересный факт: пруссы-христиане на Ливонском соборе в 1245 году обратились к папе с просьбой усмирить крестоносцев, но их просьба была проигнорирована.

В 1248 году Ордену удалось достигнуть сепаратного перемирия с князем Померанским, после чего пруссы были вынуждены тоже пойти на переговоры. В 1249 году было достигнуто соглашение, по которому власть Ордена закреплялась на территории западной части Пруссии.

В 1254 году богемский король Оттокар предпринял поход против самландцев (земгалов), одного из активно сопротивлявшихся балтских племен. Его результатом стало основание Орденом крепости Кёнигсберг, названной так в честь короля.

В 1260 году началось Великое восстание пруссов, уже второе по счету. Это восстание охватило всю территорию Пруссии и потребовало от Ордена мобилизации всех сил. Построенные в течение последних десяти лет крепости в Вармии, Натангии и Бартии были потеряны. Однако ставка Ордена — Бальга — выдержала все попытки пруссов ее взять. Повстанцы понесли весьма значительные потери и были вынуждены отступить. Через 12 лет после начала восстания Ордену удалось его подавить, и он смог продолжить покорение Пруссии.

К 1285 году Орден закончил прусские завоевания и вышел на границу с Литвой.

Конфликты и войны с Польшей и Литвой

В 1308 году началась война бранденбургского маркграфа с Польшей. В ходе этих событий Ордену досталась Восточная Померания с Данцигом, что серьезно осложнило тевтонско-польские отношения. Судебные тяжбы по этому вопросы не получили положительного результата: Орден не вернул Польше эту землю.

К 1326 году в регионе сложились две коалиции. С одной стороны — Польша, Литва и Венгрия, а с другой — Тевтонский орден, Западная Померания, Бранденбург, Мазовия и Чехия. Война между ними завершилась в 1343 году Калишским миром. По его условиям, польский король навсегда отказывался от своих притязаний на Помереллию (Померанию), а король Богемии — от притязаний на Польшу. Кроме этого, Тевтонскому ордену удалось разрушить союз Польши и Литвы, что открыло дорогу для новых крестовых походов — теперь уже против Литвы.

Этот период открывает начало Золотого века государства Тевтонского ордена. Судя по некоторым оценкам историков, крестовые походы на Литву превратились в профанацию, пародию, стали чем-то вроде забавы для немецкой знати, разновидностью царской охоты или сафари. Французский историк Эрнест Лависс в книге «Очерки по истории Пруссии» утверждает, что баронов, принцев и прочую знать влекла в Литву отнюдь не христианская миссия, а погоня за сильными впечатлениями и развлечениями. Кроме того, эти походы сопровождались постоянными разбоями, убийствами и захватом рабов. Завершались такого рода боевые действия пирами и посвящением оруженосцев в рыцари.

Лависс утверждает, что, с одной стороны, нельзя упрекнуть Орден в том, что он не хотел завоевывать Литву, но, с другой стороны, Орден был заинтересован в том, чтобы сохранялся статус-кво, так как ему необходимы были язычники для легитимации присутствия братьев на данной территории. На организацию таких, по сути, развлекательных акций для немецкой знати и поддержания имиджа «стражей христианского мира» уходили огромные средства.

Со стороны Литвы тоже осуществлялись рейды на территорию, контролировавшуюся Орденом.

Длительное время Литва и Орден обменивались ударами, и такое положение дел могло продолжаться и дальше, однако в Польше и Литве произошли радикальные перемены. Литва приняла христианство и образовала унию с Польшей, у которой к этому момента распалась уния с Венгрией. Эти два обстоятельства значительно ухудшили, с точки зрения Ордена, обстановку в регионе. Во-первых, после принятия литовцами христианства Орден уже не мог делать вид, что борется с язычниками, а значит, получать и помощь от немецкой знати, и поддержку папы. Во-вторых, складывался угрожающе сильный литовско-польский союз.

Однако в Литве возникла оппозиция Унии, князь Витовт начал бороться против польского владычества, и в 1388 году возник внутренний военный конфликт. Орден в этих условиях стремился достичь своих целей. Обретя в 1392 году союзника в лице венгерского короля Сигизмунда Люксембургского, Орден выступил против Польши.

По договоренности с Витовтом в 1398 году Ордену были переданы большие жемайтские владения. Через три года Литва при поддержке Польши попыталась вернуть их, но ей это не удалось, и в 1404 году был заключен мирный договор между Орденом и Польшей–Литвой.

В 1409 году вспыхнула новая война, которая прервалась коротким перемирием, чтобы снова разгореться летом 1410 года. Эта война получила название «Великой войны» и закончилась трагически для Немецкого ордена. В генеральном сражении, которое именуется Битвой при Танненберге (Грюнвальде), немецкие рыцари потерпели сокрушительное поражение. По одной из версий, случилось это потому, что в кульминационный момент рыцари Кульмской земли были выведены из боя по сигналу их знаменосца Николаса фон Рениса, который был членом «Общества ящериц» (об этом обществе подробнее будет сказано во второй части данной работы). Титаническими усилиями немецких братьев и организующей энергией будущего магистра Генриха фон Плауэна удалось спасти столицу — Мариенбург.

В 1411 году был заключен 1-й Торнский мир, по которому Жемайтия возвращалась правителю Литвы в пожизненное владение (то есть после его смерти она должна была вернуться Ордену). Помимо территориальных изменений, Орден обязывался выплатить огромную контрибуцию, которая впоследствии обескровила экономику государства и ухудшила отношение Ордена с сословиями.

Осенью 1413 года началась так называемая Голодная война между Тевтонским орденом и польско-литовским союзом, которая завершилась перемирием. В 1422 году военные действия возобновились (Голубская война, в которой к Литве и Польше присоединилось Молдавское княжество) и привели к новому поражению Ордена. По мирному Мельнскому соглашению, Орден окончательно отказывался от Жемайтии и отдавал крепость Ниссау на Висле.

В 1431 году началась новая война — после того, как Тевтонский орден вмешался в гражданскую войну в Литве на одной из сторон. В этом противостоянии Польша поддерживала Сигизмунда Кейстутовича, а Орден — великого князя литовского Свидригайло Ольгердовича. В этой войне Орден потерпел поражение, которое окончательно перечеркнуло все перспективы его литовской политики.

Восстание сословий и Тринадцатилетняя война

Для выявления внутренней логики последующих событий необходимо дать описание того внутреннего состояния государства Ордена, которое складывалось и сложилось к середине XV века.

Используя переселенческое движение немцев для колонизации захваченной территории, Орден основал города — так в Пруссии появилось немецкое бюргерство. Часть этих городов вошла в Ганзейскую Лигу. Рыцарям, не являвшимся братьями, но состоявшим на военной службе у Ордена (то есть его вассалам), давалась земля — так здесь появились юнкеры. Некоторые земли по требованию папы были выделены духовному сословию под епископства.

В период становления государства хозяйственная и политическая жизнь бурно развивалась. На этом этапе Орден играл объективно прогрессивную роль, но всё это до определенного момента. Наступило время, когда Орден стал для сословий помехой.

Эрих Машке в книге «Немецкий орден» описывает это противоречие следующим образом. Орден был корпорацией, которая имела цель-миссию и подчиняла все стороны жизни государства этой цели. Однако сословия жили своей жизнью. Когда всё начиналось, они, приезжая на землю Ордена, с благодарностью принимали его дары. Но, не разделяя целей Ордена, сословия неизбежно отчуждались от него. Напряжение нарастало. Постепенно пути братьев и сословий разошлись, и последним уже было обременительно нести тяготы войн и испытывать ограничения в экономической и политической жизни, которые накладывал на них Орден.

К этому следует также добавить то, о чем Машке предпочитает умолчать, но о чем сказал Лависс: в Ордене начались процессы духовной деградации. Духовно-рыцарский Орден, создавая государство, вынужден был взять на себя дополнительную роль — роль хозяйствующего субъекта. Доступ к материальным благам оказался соблазном, сыгравшим свою роль в вырождения Ордена. В некоторых источниках описываются случаи разбоя, грабежа и насилия, которые чинили братья, погрязшие в пороке и разврате. Напряжение в отношениях между населением и Орденом росло. Это привело к политической самоорганизации разных сословных групп для защиты своих интересов. Организация рыцарей Кульмской земли, известная как «Общество ящериц», является одним из таких примеров.

Первый раз описанная проблема остро встала перед Орденом во время «Великой войны», и это подтолкнуло его руководство к попытке реформирования. В 1412 году был учрежден Совет земель из представителей дворянства и городов. Предполагалось, что они будут посвящаться в дела Ордена, а Совет станет совещательным органом в деле внутреннего управления. Однако это не могло примирить братьев с сословиями, так как их интересы слишком уж расходились. В итоге, в 1440 году города и духовенство завершили начавшийся за 30 лет до этого процесс объединения в Прусский союз, который стал чем-то вроде государства в государстве.

Возникший Прусский союз не был признан ни германской светской властью, ни папой. После провала попыток добиться поддержки со стороны чиновников Священной Римской империи, Союз в 1454 году призвал сословия к восстанию и переходу под польскую корону. Так началась Тринадцатилетняя война (или «война городов»), в которой на стороне сословий выступил польский король.

Победа Ордена в битве при Конице (Хойнице) не помогла переломить ситуацию — братья нуждались в поддержке. Поиск союзников в Германии не дал результатов, а папа поддержал Орден только на словах. Лишь Бранденбург откликнулся на просьбу о помощи, но в обмен на Ноймарк (Новую Марку), который Орден приобрел в 1402 году, чтобы он не достался Польше. Вырученные от продажи Марки средства позволили привлечь наемников из Силезии и Саксонии. Это принесло некоторые военные успехи, но не более того.

В 1460 году столица Тевтонского ордена Мариенбург перешла под контроль Прусского Союза. Переломным моментом стала битва под Жарновцем в 1462 году, в которой польское войско нанесло поражение Немецкому ордену. В итоге, в 1466 году был заключен 2-й Торнский мирный договор, по которому Орден лишался западных земель, объединенных Прусским союзом. Вошедшие в Польшу земли образовали Королевскую Пруссию, а лидер Прусского союза Ганс фон Байзен стал ее губернатором. Остальная часть Пруссии становилась вассалом польского короля, тем самым выходя из состава империи. Помимо этого, было установлено предписание (которое, впрочем, не исполнялось) — по нему Орден впредь должен был наполовину состоять из поляков.

Практически весь последующий период, до преобразования в герцогство, Орден пытался оспорить положения этого договора. Однако эти попытки ни к чему не привели. И хоть магистры всегда старались избежать принесения клятвы верности королю, но на военную конфронтацию у них сил не было. Им оставались лишь юридические попытки оспорить правовые основы 2-го Торнского договора. В 1510 году на Познанском Сейме представителями папы Юлия II, кайзера Максимилиана I и венгерского короля Владислава II рассматривалось это дело, но Немецкому ордену не удалось достигнуть желаемого результата.

В политических кругах Польши вызревал план ликвидации Орденского государства. Для этого имелись все легитимные основания: в Пруссии язычество было искоренено, Литва приняла католичество. Возникла идея перенести Орден поближе к границам с Турцией. Данный план был уже близок к реализации, однако поражение поляков в войне с турками заставило их временно отказаться от этого намерения.

В 1511 году дом Гогенцоллернов предложил Ордену принять в свои ряды молодого маркграфа Альбрехта Бранденбургского. Вскоре, став членом Ордена, маркграф был выбран Великим магистром. Видя, в каком трудном положении находится Орден, Альбрехт мучительно искал выход. Он не хотел признавать условия 2-го Торнского договора и приносить клятву верности польскому королю. Напряженная дипломатическая борьба вокруг этого вопроса завершилась тем, что в 1515 году Альбрехт был всё же вынужден официально признать положения мирного договора. Но клятву верности он не принес. Дело шло к войне, и Великий магистр искал поддержку в будущей борьбе.

В 1519 году польские войска вторглись на территорию Ордена. На дипломатическом уровне за орденских братьев вступились папские легаты. Тем временем Альбрехт ожидал прихода ландскнехтов из Германии. Удар, нанесенный полякам ландскнехтами в августе 1520 года, выровнял чаши весов.

В это время турки вторглись в Венгрию. В создавшихся условиях новый кайзер Карл V потребовал прекратить распрю между христианами, и 5 апреля 1521 года стороны заключили соглашение о прекращении военных действий сроком на четыре года.

Альбрехт, безусловно, намеревался возобновить военные действия в 1525 году, но, не сумев заручиться ни финансовой, ни военной поддержкой, начал прощупывать возможность контактов с реформаторами. В 1522 году он передал Мартину Лютеру устав Ордена с просьбой высказать соображения по его реформированию. Однако Лютер предложил не реформировать, а распустить Орден. Осенью 1523 года, когда на встрече с Лютером Альбрехт вновь поднял вопрос о реформировании, Лютер снова посоветовал ему оставить эти мысли, жениться и установить в прусских землях политическую власть, превратив их в герцогство или княжество. Более полно Лютер изложил эти предложения в 1524 году в послании братьям Немецкого ордена, рекомендовав им отменить целибат, превратить орденское государство в государство секуляризированное и занять в нем светские должности.

В апреле 1525 года Альбрехт прибыл в Краков, где его дипломаты уже вели переговоры. Великий магистр согласился принести присягу польскому королю при условии, что Пруссия сохранит границы по состоянию на 1466 год (2-й Торнский договор) и станет герцогством. Уже в статусе герцога Альбрехт отправился в Пруссию, где принял присягу от сословий, а в июле 1525-го официально перешел в лютеранство.

Так государство Тевтонского ордена в Пруссии прекратило свое существование. Превратившись сначала в вассала Польши, оно добилось в XVII веке независимости от нее, а в 1701 году стало королевством.

Ливонская же часть Ордена была разгромлена и ликвидирована в 1561 году войсками Ивана Грозного. Ливонский магистр, не видя другого выхода, принял титул герцога Курляндии, а земли Ордена секуляризировал. Когда война завершилась, Курляндия вошла в состав Великого княжества Литовского.

К судьбе остальных частей Тевтонского ордена мы вернемся в одном из разделов второй части. А перед этим, чтобы завершить рассмотрение событий, происходивших в Пруссии, необходимо обратить более пристальное внимание на роль структуры, которая уже была упомянута при описании восстания сословий. Речь идет об «Обществе ящериц».

Вопрос об отношениях Ордена с «Обществом ящериц» является одним из ключевых для понимания характера внутренней борьбы в государстве Ордена. Этот вопрос изредка затрагивают авторы, исследующие ордена и германские закрытые структуры прошлых веков. Один из таких исследователей — Пол Винклер, автор книги «Тысячелетний заговор. Тайная Германия» («The thousand-year conspiracy. Secret Germany Behind the Mask», книга издана в 1943 году в США). В этой работе, со ссылкой на высокий авторитет историка Августа фон Коцебу, упоминается структура под названием «Общество ящериц».

По словам Винклера (стр. 81), «Kotzebue claims that the «Society of Lizards’ eventually became the real cause of the replacement of the Order by the Prussian State».

Перевод: «Коцебу заявляет, что «Общество ящериц», в конце концов, стало настоящей причиной замещения Ордена Прусским государством».

Пометим это высказывание Винклера как факт № 1 (к нему мы еще вернемся), а пока посмотрим, что еще говорит Винклер о «ящерицах», ссылаясь на Коцебу.

Дальше Винклер так цитирует Коцебу (стр. 81): «Their foundation charter referred to the Grand Masters with respect and gave no hint that they would challenge the authority of the latter. Nevertheless they showed no hesitation later in declaring that if justice were dented them they would take self-protective measures. And so even at this time, the seed had developed which after half a century was to push the strong roots of the «Order-Oak» out from the blood-soaked earth».

Перевод: «Их учредительный документ отзывается о Великом магистре с уважением и не дает никакого намека на оспаривание его власти. Тем не менее, они непоколебимо заявляли, что в случае допущения несправедливости в их отношении они предпримут меры самозащиты. Итак, уже в это время было заложено семя, которое полвека спустя вытеснит сильные корни Орденского Древа из пропитанной кровью земли».

Винклер не указывает источник цитирования. Запомним приведение этой цитаты как факт № 2. А далее Винклер делает утверждение относительно роли «Общества ящериц» в деле демонтажа государства Тевтонского ордена (стр. 81): «The Order was eliminated from Prussia by the Junkers because the Junkers wanted to monopolize the supreme power of the State for their own advantage. When the Grand Master, Albert von Hohenzollern, transformed the Order’s State into a Duchy he was acting most probably, under the influence of this Society of Lizards».

Перевод: «Орден был ликвидирован в Пруссии силами юнкеров, потому что юнкеры хотели сосредоточить в своих руках верховную власть в государстве для собственной выгоды. Когда Верховный магистр Альберт фон Гогенцоллерн трансформировал орденское государство в герцогство, он действовал, по всей вероятности, под влиянием этого «Общества ящериц».

В другой части книги (на стр. 235) Винклер делает уже более сильное высказывание о мнении Коцебу: «Reliable historians have related how this society tried to pull the strings in Prussia while the Order of the Teutonic Knights still existed. Kotzebue attributes to the activities of this secret society the secularization of Prussia».

Перевод: «Достоверные историки (кто, кроме Коцебу? — Р.И.) рассказывают о том, как это общество («Общество ящериц» — Р.И.) пыталось дергать за веревочки в Пруссии в то время, когда Орден еще существовал. Коцебу связывает деятельность этого тайного общества с секуляризацией Пруссии». То есть Винклер утверждает, что не он, а суперавторитетный Коцебу связывает секуляризацию с этим тайным обществом. Назовем это утверждение фактом № 3.

Итак, что у нас есть из сказанного Винклером об «Обществе ящериц» с опорой на Коцебу? У нас есть одна цитата (полная или неполная), а также заявление о позиции Коцебу без точных ссылок. Нам остается искать самостоятельно.

Существует работа немецкого историка, профессора из Кёнигсберга Иоганнеса Фохта (Johannes Voigt,1786–1863), целиком посвященная истории «Общества ящериц» в Пруссии («Geschichte der Eidechsen-Gesellschaft in Preusse») и изданная в 1823 году (уже после смерти Коцебу). Данную книгу можно обнаружить в виде фотокопий в хранилище Google.Books.

Коцебу в тексте упомянут 33 раза, из них со ссылками — 25 раз. Все ссылки идут на его четырехтомник по «Древнейшей истории Пруссии». Отсюда — два вывода. Первый вывод — в том, что в других работах Коцебу искать информацию об «Обществе ящериц» нет смысла, а второй — что Фохт в своем исследовании пользовался всей информацией, которую предоставил Коцебу по «Обществу ящериц».

К сожалению, ни в одном случае упоминания со ссылкой мы не находим той цитаты, на которую опирается Винклер. А ведь если это существенная информация, то Фохт должен был бы указать на это место в тексте Коцебу. В большей части случаев Фохт ссылается на те места, в которых нет упоминания «Общества ящериц». Это неудивительно, ведь в каждом томе вторая половина состоит из документов, которые приводит Коцебу, на них чаще всего Фохт и ссылается.

Поиск источников имеющихся скудных сведений приводит нас к интересной находке. Это фотокопия периодического издания «Allgemeine Literatur-Zeitung» от января–апреля 1822 года. Сначала несколько слов об издании. Этот литературный журнал основан в 1785 году в Йене, своей целью он поставил рассмотрение всей текущей выпускаемой современной литературы и сопровождение ее критическим обзором. Похоже, что это была для своего времени выполнимая задача, ввиду того объема печати, который в тот период осуществлялся ограниченными, по современным меркам, средствами производства. Это периодическое издание получило широкое распространение и стало влиятельной для своего времени и для своей сферы немецкой газетой. Среди авторов («сотрудников») этой газеты можно встретить такие имена, как Гёте, Шиллер, Кант и Фихте. То есть издание вполне респектабельное, и ему стоит уделить внимание.

В апрельском номере этого журнала напечатана аннотация к изданной в Кёнигсберге работе Йоганеса Фохта «Commentatio de societate Lacertarum» (полосы 844–848) по истории «Общества ящериц», а также к работе Коцебу. При этом в аннотации Коцебу характеризуется как поверхностный историк, и ему выдвигаются упреки в поспешности (Eilfertigkeit und Oberflächlichkeit), и всё это — в противоположность Фохту. В основном в этой статье затрагивается вопрос «Общества ящериц», а это то, что нам нужно! И в самом начале статьи мы видим цитирование Коцебу, которое соответствует той цитате, на которую ссылался Винклер. Цитата расположена в третьем томе, на странице 77.

Сразу видно, что Винклер купировал интересный момент. Он пропустил начало предложения, в котором сказано следующее: «Подражая примеру, прусские рыцари основали Общество Ящериц».

Какому «примеру» подражали так называемые прусские рыцари, по мнению Коцебу? И почему Винклер умолчал об этом? В рассматриваемой нами статье есть ответ на этот вопрос: «Именно пример немецких городов и немецких дворян, которые объединялись для защиты своих интересов». Получается, что Коцебу называет «Общество ящериц» обычным сословным объединением. Это сильно контрастирует с тем, как интерпретирует его слова Винклер!

Данная статья обладает безусловной ценностью для нас, так как является кратким обзором имеющейся информации об «Обществе ящериц» в работах Фохта и Коцебу. И потому необходимо ее детально рассмотреть.

В статье на основе работы Фохта кратко описывается тот политический климат, который установился в Пруссии во второй половине XIV века: несправедливость, насилие и разврат рыцарей Ордена, жертвами которого становились представители сословий. Важным утверждением в критической статье является то, что фон Коцебу вообще мало что сказал про «Общество ящериц», а всё существенное, что им найдено, сводится к двум высказываниям. Одно продемонстрировано выше — это та цитата, которую частично привел Винклер, а на второе высказывание ссылается также и Фохт. Вот оно: «Общество ящериц», по которому я, к моему удивлению, ни в каких прусских исторических работах не нашел достойного упоминания, в том числе как о предшественнике той Федерации (имеется в виду объединение сословий и духовенства в оппозиционный Ордену «Прусский союз» — Р.И.), которая была создана 43 года спустя и которая создавалась по его («Общества ящериц» — Р.И.) примеру». Зафиксируем утверждение Августа фон Коцебу, что он почти не нашел источников, упоминающих «Общество ящериц».

В рассматриваемой нами критической статье говорится, что Коцебу нашел только один документ по «Обществу ящериц» (имеется в виду документ об учреждении), тогда как Фохт нашел значительно большее количество. В статье говорится также, что, в отличие от Коцебу, который практически ничего не говорит о роли «Общества ящериц» в образовании Прусского союза, Фохт более подробно описывает их участие в этом процессе. Конкретно, по Фохту, самыми активным участниками процесса объединения сословий и духовенства в коалицию против Ордена были именно члены «Общества ящериц». В их числе приводятся такие имена как: Joh. von Segenberg (oder Ziegenberg), Tylemann von Wege, Gabriel von Baisen и, конечно, Hans von Baisen, который впоследствии станет губернатором Королевской Пруссии в составе Польши.

В статье также говорится, что Коцебу теряет «ящериц» из виду сразу после их образования (1397), тогда как Фохт прослеживает их вплоть до года, в котором Тевтонский орден потерпел катастрофическое поражение в битве при Танненберге (1411). Некоторые авторы (например, Генрих фон Трейчке) считают, что в этой битве «ящерицы» в критический момент спровоцировали отступление и поражение в битве, когда один из основателей и лидеров «ящериц» Николай Ринский (Mikolaj Rynski/Nicholas von Renys) опустил боевое знамя и вывел рыцарей Кульмской земли из битвы. После этого поляки осадили Мариенбург, в адрес которого из прусского Кульма шли послания с призывами сдаваться польскому королю — здесь след «ящериц» более очевиден.

В этот момент, когда судьба Ордена была на краю пропасти, его возглавил Великий магистр Генрих фон Плауэн, который спас Мариенбург от падения. После заключения перемирия он начал преследовать лидеров «ящериц», которых и обвинял в поражении при Танненберге. Ключевую фигуру — упомянутого выше Рениса — он казнил. Заговор «ящериц» сорвался и они вынуждены были скрыться.

С этого момента и до 1450 года Фохт тоже теряет след «ящериц», но они обнаруживают себя через 10 лет после создания Прусского союза (1440) среди его лидеров. Необходимо подчеркнуть, что Прусский союз с самого начала своего существования был непримиримым противником Тевтонского ордена.

Фохт сообщает, что руководящий комитет Прусского союза почти наполовину состоял из членов «Общества ящериц». Лидеры Прусского союза Габриель и Иоганн фон Байзены, как упоминалось выше, были «ящерицами».

В критической статье говорится, что именно «ящерицы» призвали сословия к войне против Ордена и принятию покровительства польской короны. Война получила название Тринадцатилетней и в нее на стороне сословий вступил польский король Казимир. Члены «Общества ящериц» играли в этой войне лидирующую роль и в военной сфере (они руководили войсками Прусского союза), и в дипломатической (они вели переговоры с польским королем). После заключения мира некоторых из них король наградил за заслуги перед его величеством. Как упоминалось выше, один из «ящериц» был удостоен назначения на пост губернатора той части Пруссии, которая по условиям мирного договора вошла в состав Польши — так называемая Королевская Пруссия.

Ни Коцебу, ни Фохт не пишут ничего про то, что действия членов «Общества ящериц» прослеживаются после вхождения Кульмерланда в состав Польши.

Теперь можно сделать некоторые выводы о подходе Коцебу, Винклера и их интерпретации действий «Общества ящериц». Последовательно рассмотрим высказывания Винклера, которые мы назвали фактами № 1, 2, 3.

Факт № 1. Высказывание Винклера: «Коцебу заявлял, что «Общество ящериц», в конце концов, стало настоящей причиной замещения Ордена Прусским государством (в оригинале — state — Р.И.)».

Высказывание крайне проблематичное. Коцебу этого не говорил, потому что он вообще мало что говорил по этому поводу — в этом мы уже убедились. Но главное здесь то, что в этом высказывании есть подмена. Если бы мы в этом высказывании заменили словосочетание «Прусское государство» на «Прусский Союз», то утверждение было бы частично обоснованным для реалий 1466 года. Я говорю «частично», потому что только часть территории Пруссии, в которой было наибольшее влияние сословий, отделилась (sic!) от государства Ордена. Если же мы говорим про вытеснение «прусским государством» (герцогством), то им Орден был замещен в 1525 году, когда про «ящериц» не упоминает не только Коцебу, но и Фохт.

Факт № 2. Цитирование Винклером: «Их учредительный документ отзывается о Великом магистре с уважением и не дает никакого намека на оспаривание его власти. Тем не менее, они непоколебимо заявляли, что в случае допущения несправедливости в отношении их они предпримут меры самозащиты. И так уже в это время было заложено семя, которое полвека спустя вытеснит сильные корни Орденского Древа из пропитанной кровью земли».

Эту цитату мы уже разбирали и выяснили, что Винклер ее обрезал, убрав важную часть, в которой Коцебу утверждает, что рыцари, образующие «Общество ящериц», действовали по примеру других сословий по защите своих интересов. Ведь если это принять во внимание, то образование этого союза рыцарей Кульмской земли выглядит ординарным событием.

Другой важной деталью, проблематизирующей применение данной цитаты в построениях Винклера, является то, что Коцебу пишет о промежутке времени в «полвека» от образования «Общества ящериц» в 1397 году. То есть речь, на самом деле, опять про Тринадцатилетнюю войну и как итог — про отделение Кульмской земли от Тевтонского ордена и присоединение к Польше. Это подтверждает факт осознанной или неосознанной подмены, которую осуществил Винклер: обстоятельства и события 1466 года, о которых говорит Коцебу, переносятся на 1525 год.

Факт № 3. Высказывание Винклера: «Достоверные историки рассказывают о том, как это общество пыталось дергать за веревочки в Пруссии в то время, когда Орден еще существовал. Коцебу связывает деятельность этого тайного общества с секуляризацией Пруссии».

Понятно, что под достоверным источником Винклер имеет в виду Августа фон Коцебу. Мы убедились в спорности такого утверждения, ведь есть более авторитетные источники по данному вопросу (Фохт). В данном высказывании Винклера мы видим результат совершенных им (вольно или невольно) подмен, а именно — ложное/ошибочное высказывание о том, что Коцебу связывал деятельность «Общества ящериц» с секуляризацией Пруссии. Такая подмена может быть незаметна тому читателю Винклера, который не знаком с исторической хроникой, в соответствии с которой секуляризация Ордена в Пруссии произошла в 1525 году, а в 1466 году были иные события, в результате которых часть прусской территории Ордена отделилась от него. Если роль «Общества ящериц» в событиях 1466 года подтверждается Фохтом и в меньшей мере Коцебу, то в событиях 1525 года ни Фохт, ни Коцебу не видят «ящериц». Не видят просто потому, что вообще не видят «ящериц» после 1466 года.

Опираясь на приведенные выше источники, можно отметить ряд деталей, которые позволяют выделить некоторые черты «Общества ящериц». В этих деталях важно то, что они проблематизируют несомненность сильной связи «ящериц» с германской идентичностью. Что позволяет это утверждать? Несколько обстоятельств:

Во-первых, присутствуют ненемецкие имена основателей Общества. Их имена приводит Коцебу: Николай Рынский (он же — Николаус фон Ренис) и его брат Иоганн (он же — Ханс) — есть версия британского историка Стивена Тернбулла о польском происхождении этих рыцарей. Фридрих и Николай Кинтенау (Kynthenau) — окончание фамилии позволяет предположить славянское происхождение, так как некоторые немецкие фамилии и топонимы восточных областей с окончанием -au являются онемеченной формой славянского -ов/-ow.

Во-вторых, территория, к которой они были привязаны — Кульм, — принадлежала Польше до того момента, когда Конрад Мазовецкий даровал ее Ордену в качестве плацдарма для наступления на пруссов. Отсутствуют свидетельства, что их интересы распространялись на другие земли, кроме Кульмской земли.

В-третьих, их цель — борьба за свои интересы, которые выражались в стремлении к независимости от Тевтонского ордена. Никакие планы вроде переселенческого движения или германизации не предъявлены.

В-четвертых, поддержка польского короля (славянского государства) против Немецкого ордена не соотносится с германством.

В-пятых, отсутствие свидетельств деятельности после их отделения от Немецкого ордена и вхождения в состав Польши говорит в пользу того, что реальная цель в этот момент была достигнута.

В завершение я приведу исторический факт, который напрямую касается вопроса национальной привязки.

В начале 40-х годов ХХ века на оккупированной немцами польской территории действовало «Польское подпольное государство». Под этим термином понималась сеть подпольных организаций, которая пользовалась у местного населения доверием и признавалась им в качестве преемника (или — продолжения существования) довоенного государства. «Польское подпольное государство» было связано с польским правительством в изгнании и напряженно ждало приближения войск союзников к территории Польши, чтобы начать восстание.

У этого «подпольного государства» имелась армия — Национальные вооруженные силы, созданные в 1942 году. Однако для нас сейчас особый интерес представляет то, на основе чего была создана эта структура. Ее предшественником была тайная организация польских офицеров, созданная в 1939 году (сразу после оккупации Польши) и носившая название... «Общество ящериц» (Związek Jaszczurczy).

Налицо очевидная аналогия с первой половиной XV века на этой же территории: немцы захватили территорию и держат в подчинении местное славянское население, которое сопротивляется им и для эффективной борьбы создает организацию, у которой тоже в качестве символа взята ящерица.

Не будем делать поспешных утверждений о непосредственной связи средневекового «Общества ящериц» с польской идентичностью. Однако вышеприведенные описания подводят к мысли о том, что явной связи «Общества ящериц» с германской идентичностью нет (хотя неявная или не выявленная нами, возможно, и присутствует).

Итак, мы имеем два важных обстоятельства:

1. Ни Коцебу, ни Фохту ничего не известно о «ящерицах» после Тринадцатилетней войны, завершившейся в 1466 году.

2. «Общество ящериц» не может быть достоверно связано с германской идентичностью. Во всяком случае, такую связь нельзя построить на основе сведений из рассмотренных источников.

Ввиду этих обстоятельств утверждение Винклера о том, что Альбрехт Бранденбург-Ансбахский действовал под влиянием «Общества ящериц» во время секуляризации Ордена в 1525 году, необходимо подвергнуть сомнению. Гораздо более обоснованным выглядит мнение историков о том, что Альбрехт действовал под влиянием Мартина Лютера, которому он передавал Устав Ордена с просьбой дать предложения по его реформированию.

Таким образом, мы вряд ли можем считать «ящериц» теми, кто является полноправным наследником Ордена и кто пронес его тайну через века до XX века. Однако остается открытым вопрос: порождением чего было это тайное общество? Быть может, ответ на этот вопрос поведал бы нам что-то и о внутренней структуре самого Ордена, который потерпел поражение в этой схватке.

Однако не стоит исключать и такой вариант, что внутренняя структура Ордена осталась невредимой. Тогда нам необходимо попытаться нащупать их след. Пока у нас в наличии — описание той «скорлупы», которая осталась от Ордена. Возможно, исследуя эту «скорлупу», мы найдем какие-нибудь следы либо наметим пути дальнейшего поиска.

Для начала рассмотрим обобщенную организационную структуру Ордена в срезе иерархии ее должностных лиц, которые возглавляют организационные единицы.

На вершине своего могущества Тевтонский орден состоял из трех ландмейстерств:

Немецкое ландмейстерство — секция Ордена, располагавшаяся на территории Священной Римской империи германской нации.

Ливонское ландмейстерство — секция Ордена, располагавшаяся на территории Ливонии (бывший Орден меченосцев, он же — Ливонский орден).

Прусское ландмейстерство — секция Ордена, располагающаяся на территории Пруссии.

Во главе каждого ландмейстерства стоял заместитель Великого магистра — Ландмейстер. В состав ландмейстерства входили баллеи, которые возглавляли Ландкомтуры и подчинялись Верховному магистру и курировались его заместителями — Ландмейстерами (были баллеи и вне ландмейстерств, в основном в Южной Европе). Баллеи состояли из комтурств, которыми руководили Комтуры и которые подчинялись своему Ландкомтуру. Комтурства на местах объединяли рыцарей Ордена.

Высшую власть в Ордене осуществляло собрание представителей всех рыцарей Ордена — Генеральный Капитул, который в числе прочего выбирал или отстранял от должности Великого магистра.

Секуляризация Ордена в Пруссии затронула только одно из трех ландмейстерств, а нас интересует судьба всех остальных. Судьба рыцарей в Пруссии сложилась благополучно: они просто сменили веру и перешли на светские должности новообразованного государства, как и рекомендовал Лютер. Что же происходило в других частях Ордена? Владения за рамками ландмейстерств (Южная Европа) были утеряны, в Ливонии секуляризация произошла в 1561 году. Интерес представляет судьба Немецкого ландмейстерства, который на излете могущества Ордена конфликтовал с другими частями Ордена и требовал от Верховного магистра большей автономии.

После секуляризации Ордена в Пруссии Немецкому магистру удалось добиться признания главенства над всем Орденом: на Аугсбургском рейхстаге 1530 года Карл IV пожаловал Немецкому магистру регалии Верховного магистра, а годом ранее в подчинение Немецкому магистру перешли все оставшиеся баллеи. Вся эта борьба германской части Ордена за консолидацию распадавшихся частей происходила в тяжелых условиях крестьянской войны, от которой собственность Ордена очень пострадала.

С 1590 года начинается новая веха в истории Тевтонского ордена, в этом году на пост Верховного магистра был выбран представитель династии Габсбургов — эрцгерцог Максимиллиан. А с 1641 года пост Великого магистра занимали преимущественно представители данной императорской династии. Немецкий историк Хартмут Бокман характеризует положение Ордена в этот период как объект политики Габсбургов, то есть констатирует потерю субъектности. Это привело к тому, что в Наполеоновскую эпоху военно-политические просчеты Габсбургов поставили и Орден, и их самих в трудное положение.

В 1801 году левый берег Рейна, а в 1809 году — вся территория Рейнского Союза оказались под политическим контролем революционной Франции. На всей этой территории Орден был упразднен, а его собственность была передана местным князьям — союзникам Наполеона. Остатки могущества Ордена исчезли, всё, что у него оставалось, — это собственность на подконтрольных Габсбургам территориях.

В 1835 году, после смерти Верховного магистра Антона Виктора, состоялась реорганизация Ордена, теперь, согласно статутам, братья уже были обязаны избирать Верховным магистром принца из династии Габсбургов. Так продолжалось до 1923 года. Орден принял новый облик: занялся благотворительностью, заботой о школах, больницах. Был основан институт сестер Немецкого ордена и реформирована жизнь братьев-священников по примеру регулярных клириков.

После разрушения Австро-Венгерской империи и падения дома Габсбургов Орден снова оказался реорганизованным. Орден отделился от этой династии и снова стал самостоятельным, но теперь он состоял не из рыцарей, а из священников.

Во время аншлюса Австрии Немецкий орден был упразднен нацистами. После войны он был восстановлен на территориях Австрии, Южного Тироля и ФРГ. Сегодня деятельность Ордена сосредоточена на богослужении, благотворительности и сохранении своей истории.

Вот общая картина существования Ордена после событий 1525 года. Как можно в целом охарактеризовать динамику? Мы видим, что на каждом повороте истории Орден теряет всё больше ресурсов: собственности, влияния и людей.

У орденов, как и других организаций подобного типа, есть как минимум два контура: внешний — известный непосвященным и внутренний — тайный. Если внутренняя структура отделяется (как мы предполагали, с подачи Коцебу о «ящерицах»), то внешняя структура рано или поздно умрет. И мы наблюдаем растянутый во времени упадок Ордена. То есть, с одной стороны, период существования довольно длительный, ведь Орден не рассыпался в одночасье, но, с другой стороны, он всё это время стагнировал и разрушался под ударами других сил. Создается впечатление, что он двигался по инерции, так как наличие стратегического подхода не ощущается, а это — признак удаления ядра.

С другой стороны, ядро было заменено на (или соединено с) представителей династии Габсбургов, и это может объяснить столь длительное существование. Тот факт, что пока не удалось найти никаких следов оргструктурных связей, ведущих к другим организациям особого типа, не означает, что их нет. В будущем поиск этих связей можно продолжить, но на качественно ином уровне.

Дело Тевтонского ордена не исчезло бесследно вместе с ликвидацией его государства в Пруссии. Такого и не могло быть, потому что он сам не был пионером «германского дела» на Востоке. Все известные идеологемы, такие как «натиск на восток», «колонизация», «захват жизненного пространства», «господство над порабощенными народами», «онемечивание» присутствовали и до начала завоеваний в Пруссии.

В начале X века немецкая экспансия на восток отодвинула границу немецкого жизненного пространства от Эльбы, на правом берегу которой жили славяне, до Одера. Междуречье получило название Саксонской Восточной Марки, которая потом была разделена на более мелкие единицы, самой крупной из которых стала Северная Марка, которая в будущем превратится в маркграфство Бранденбургское.

От Одера на восток продвижение осуществлялось по двум направлениям. Одно — юго-восточное (экспансия в Силезию), а второе — северо-восточное, вдоль побережья Восточного (Балтийского) моря: от Одера до Вислы. Дальше эстафету принял Тевтонский орден и расширил территорию до Немана. Между Неманом и Западной Двиной он встретился с немецкими братьями из Ордена меченосцев, которые на востоке продвинулись уже дальше, вплотную к реке Нарва.

Из южной Германии экспансия осуществлялась на территорию нынешней Австрии, название которой с немецкого переводится как «Восточное государство» (ранее — Остмарк, то есть Восточный Край, а еще ранее — Баварская Восточная Марка).

Немецкие государства, которые образовывались на захваченных землях, обладали более сильной государственностью (сильная централизованная политическая власть), нежели коренные немецкие земли с множеством мелких государственных образований. Схожесть характеров новых государств породила схожие судьбы.

К примеру, маркграфство Бранденбургское, которое оказывало поддержку Ордену, а потом маркграф Бранденбургский стал первым герцогом Пруссии. Его потомки создали Прусское Королевство, которое включало эти восточные земли (Западная и Восточная Пруссия, Бранденбург, Силезия и Померания) и стало одним из претендентов на объединение немецких земель. Вторым претендентом была Австрия, которая всё же проиграла конкуренцию Пруссии. Вот так государственность, сформировавшаяся на востоке, вернулась в немецкие земли для того, чтобы их объединить и создать Второй рейх.

И если мы продолжим исследовать вопрос о связях Тевтонского ордена с тайными немецкими организациями, которые участвовали в создании Третьего рейха, то, безусловно, стоит поискать их корни внутри исторического процесса рождения, жизни и гибели Второго рейха и среди лиц, семей, элитных групп, активно участвовавших в этом процессе.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER