logo
  1. Мироустроительная война
Аналитика,
Порог этнического (арабского) ограничения новых «мироустроительных» процессов рассматриваемыми событиями уже перейден. И началось возгорание второго крупнейшего суперэтноса на Ближнем Востоке — тюркского

Турецкое пробуждение

Итак, Малая Азия вспыхнула массовыми протестами, в ней начался мироустроительный процесс... И для разворота этого процесса на всей турецкой территории хватило четырех суток...

Начав обсуждать бурные протестные выступления последних дней в Турции, нужно сразу же отметить ключевое обстоятельство: Турция — это первый случай, когда поветрие стремительно возникающих массовых протестов с их быстрой радикализацией вышло за пределы арабского мира.

31 мая в Турции начались многолюдные акции протеста. В центральном районе Стамбула — Таксиме — они переросли в беспорядки. Протесты начались как экологические: множество горожан вышли на площадь Таксим, будучи возмущены планами правительства по реконструкции городского парка Гези с перспективой вырубки сотен деревьев.

Об этой реконструкции ниже будет сказано отдельно, а пока о протестах. Они начались после того, как полиция заблокировала площадь, отделив ее заграждениями. А затем, в ответ на выход на улицы тысяч протестующих стамбульцев, полиция провела жесткий разгон манифестантов. Демонстрации мгновенно превратились в чисто политические.

Начавшись в Стамбуле, акции протеста быстро распространились на десятки городов. Всего демонстрации прошли в 67 из 81 провинций страны. В течение первых же нескольких дней протестов было задержано более 1700 человек, в дальнейшем это число увеличилось. По данным Ассоциации турецких врачей, среди протестующих с 2 по 4 июня пострадали более трех тысяч человек. По данным МВД Турции, за первые дни протестных выступлений пострадали 115 сотрудников полиции.

1 июня утром в провинции Измит группа демонстрантов совершила попытку захвата здания правящей партии Турции — происламской «Партии справедливости и развития». Демонстранты были разогнаны полицией.

В этот же день Эрдоган заявил в Стамбуле, что протесты не связаны с вырубкой деревьев в парке Гези, но имеют идеологический характер. По его словам, таким образом оппозиция намерена усилить свое влияние в стране.

Необходимо подчеркнуть, что для политического климата Турции площадь Таксим имеет особое значение. До 2010 года проводить на ней митинги было вообще запрещено — еще с тех пор, как в далеком 1977 году здесь была расстреляна неизвестными первомайская демонстрация. Дело тут не в деревьях (которые, конечно, любимы жителями Стамбула). Дело в турецкой истории.

Кстати, именно на собрании турецких экспортеров в Стамбуле 1 июня Эрдоган высказал и еще более любопытный тезис. Он заявил, что правительство (внимание!) не позволит меньшинству командовать большинством. Буквально Эрдоган сказал следующее: «Как большинство в этой стране не может давить на меньшинство, так и наоборот, меньшинство не имеет права навязывать свои желания, свой выбор».

Уважаемый читатель (особенно читатель из движения «Суть времени»), неужели тебе это ничего не напоминает? По этим словам можно предположить, что в Турции внимательно изучают не только опыт «арабских весен», но и опыт болотных и антиболотных выступлений в Москве, не так ли?.. Вот уж действительно, диалог политических культур…

Но вернемся к последним турецким событиям.

В ночь со 2 на 3 июня антиправительственные выступления в разных городах Турции продолжились. Ожесточенные столкновения с полицией происходили в центре Стамбула, в районе Бешикташ, на берегу Босфора. Из разломанных автобусных остановок, дорожных знаков и выломанной брусчатки были выстроены баррикады. Полиция применила водометы. Протестующие стремились прорваться к стамбульской резиденции премьер-министра Турции Эрдогана. Более того, около сотни человек в масках забрасывали резиденцию камнями, но были остановлены слезоточивым газом.

В Измире офис правящей партии забросали бутылками с зажигательной смесью. В здании при этом начался пожар.

В Анкаре протестующие заняли торговый центр, который полиция взяла штурмом, задержав при этом несколько сот человек.

3 июня беспокойство происходящим в Турции выразили США, причем откровенно разъяснили причины этого беспокойства. Официальный представитель Белого дома Джей Карни заявил журналистам: США рассчитывают, что протесты в Турции не помешают ее участию в разрешении сирийского конфликта. Читай — разнообразной помощи сирийской оппозиции, давлению на Дамаск, а главное — предоставлению приграничных районов для сирийской оппозиции как ближайшей к Сирии «территории подскока».

Карни сказал: «Мы, конечно, ожидаем от турецкого правительства, что оно будет работать с нами (имеется в виду — работать по Сирии). Турция приняла сотни тысяч беженцев из Сирии. Также Анкара наряду с США выступает за скорейший уход от власти президента Сирии Башара Асада и поддерживает оппозицию, которая участвует в попытках силового свержения режима».

Американская апелляция к турецкому правительству особенно понятна потому, что во время массовых выступлений в Стамбуле одним из самых значимых лозунгов стал призыв к отставке правительства. А значит, выполнение им тех международных обязательств, о которых напоминают США, существенно осложняется острыми внутриполитическими проблемами.

Многие сейчас припоминают, например, что на последних выборах 2011 года «Партия справедливости и развития» Реджепа Тайипа Эрдогана набрала всего 49,9 % голосов. То есть находится в самой нижней части «зоны электоральной нормы».

Многие в Турции (начиная с участников массовых акций протестов) активно возражают против поверхностных попыток самых разных СМИ оценить события в стране как непосредственное продолжение «арабской весны». Так что же это, все-таки? Продолжение или не продолжение?

Тут обращает на себя внимание и явная тревога США — с напоминанием Турции, какую же именно позицию по Сирии она занимает (если в Анкаре это случайно забудут). И явное нежелание американских официальных лиц употреблять выражения типа «чаяния турецкого народа», на которые они были так щедры в ходе «арабской весны» по отношению к народам Египта, Ливии, Сирии…

Уже это наводит на мысль, что считать турецкие события однозначным продолжением «арабской весны» и впрямь не совсем верно. Можно даже задаться вопросом: не являются ли массовые выступления в Турции, так сказать, своего рода «встречным палом» (когда чтобы остановить большой пожар, ему навстречу запускают другой)? То есть процессом, парализующим роль Турции в ближневосточном регионе как важнейшего союзника западных «мироустроителей»?

К такой гипотезе имеются некоторые основания.

Прежде всего, в отличие от арабских стран, где массовые антиправительственные выступления развязали руки радикальным исламистам, в Турции пока что все обстоит прямо наоборот. Один из важнейших лозунгов протестующих: «Не позволим отнять то, за что боролся Ататюрк!» То есть светско-националистическую модель общества, так называемый лаицизм, движение за освобождение государства от влияния религии. А также, между прочим, упразднение в Турции халифата в 1924 году... Кстати, у сегодняшних выступающих можно увидеть штандарты с портретом Кемаля Ататюрка.

А теперь вернемся к месту проведения первых акций протеста — парку Гези. В чем его особое значение для турецкого общества, и какую связь он имеет с завоеваниями Ататюрка?

Причиной нынешних протестов стало продвижение официального проекта реконструкции парка на площади Таксим. Надо отметить, что проект реконструкции имеет выраженное символическое значение, понятное всему турецкому обществу. Речь идет о широкомасштабном неоосманском проекте переустройства площади Таксим, выдвинутом стамбульским муниципалитетом и правящей «Партией справедливости и развития». Проект сразу же навлек на себя резкую критику самых разных специалистов — от архитекторов до экологов, а также сторонников светской оппозиции правительству.

Конкретно этот проект предполагает уничтожение парка и воссоздание на его месте копии исторической османской казармы. А именно — располагавшейся на этом месте казармы артиллеристов имени Хамиля Паши, выстроенной в начале XIX века и снесенной к 1940 году.

Кроме того, место, где стояли таксимские казармы, славно еще одним драматичным эпизодом турецкой истории. В 1908–1909 гг. — в годы младотурецкой революции в тогда еще османской Турции — район казарм стал местом ожесточенных столкновений сторонников и противников младотурок.

В апреле 1909 года здесь произошло восстание стамбульского гарнизона, численность которого составляла более 30 тысяч человек. Тогда восставшие разгромили штаб-квартиру младотурецкой партии «Единение и прогресс», захватили правительственные здания, требуя выслать из страны националистических лидеров младотурок и ввести шариат.

После этого, в том же апреле 1909 года, в Стамбул двинулась из провинций стотысячная младотурецкая «Армия действия», на сторону которой перешел военно-морской флот Турции. К концу апреля Стамбул был взят, множество мятежников повешены на уличных столбах и деревьях, тысячи людей высланы. Таким был конец проосманского мятежа 1909 года с центром в таксимских казармах в Стамбуле. И, конечно, массовые столкновения на площади Таксим не могут не будить в национальном сознании воспоминаний о схватке двух турецких многотысячных армий на этом самом месте и по тем же самым причинам. Схватке, итогом которой стал в начале ХХ века поворот турецкого государства к светско-националистической модели развития.

Поэтому когда теперь, в начале XXI века, правительство Эрдогана планирует восстановить здание казарм, то турецкое общество не может не усмотреть в этом очень крупный символический шаг в направлении неоосманского реванша. Тем более что не так давно (23 марта 2013 года) турецкая газета «Миллиет» опубликовала некую секретную и достаточно скандальную карту, вроде бы находящуюся на рассмотрении Совета безопасности Турции. На этой карте границы «Новой Турции» раздвинуты далеко на пределы нынешних границ государства и включают северную Сирию, Кипр, часть Ирака, часть Греции, а также часть Грузии и Азербайджана. Иными словами, значительное количество прежних османских земель.

Так что нынешняя острая реакция на проект реконструкции площади Таксим проявляется на фоне общественных настроений, уже разогретых неоосманским курсом Анкары.

В восстановленном здании, повторяющем исторические казармы, по проекту, должны разместиться: торговый центр, культурный центр, а также мечеть. Эта последняя деталь вызывает у противников Эрдогана особенное негодование, поскольку прямо указывает на исламизацию. Заостряя сравнение, можно сказать, что в турецком обществе к этому проекту отнеслись примерно так, как отнеслись бы во Франции к идее реконструкции Бастилии.

Таким образом, реальная подоплека волнений, как мы видим, отнюдь не экологическая. Их причина — выплеснувшееся на улицы недовольство сторонников светской, кемалистской модели общества последовательным многолетним курсом Эрдогана на поворот к неоосманскому пути. А деревья в парке Гези на площади Таксим — это своего рода символ исторических завоеваний националистической кемалистской Турции.

И наконец, есть еще одно немаловажное обстоятельство, которое указывает на существенное отличие турецких выступлений от событий в странах «арабской весны». Это — участие в волнениях радикальных турецких националистов.

Уже 1 июня, то есть на второй день протестов, появилась информация о том, что в массу митингующих на площади Таксим влились более 500 «серых волков» («бозгурд»), которых сейчас в официальной турецкой политике представляет «Партия националистического действия» (ПНД) Девлета Бахчели. А 4 июня Девлет Бахчели выступил с заявлением о том, что правящая партия нанесла удар по национальному духу государства. И что площадь Таксим является тупиком, в который зашло правительство Эрдогана.

Таким образом, мы видим, что «турецкая весна» — это пока что весна националистическая, начавшаяся как защита основ кемализма в Турции и быстро включившая в себя основной радикально-пантюркистский элемент — «серых волков». А появление на Таксиме радикальных пантюркистов обещает очень многое. Например, возможность расширения территории «дестабилизации как мироустроительного процесса» от границ Турции — до просторов, занимаемых другими тюркскими государствами и народами. Конечно, сегодня влияние радикальных пантюркистов в Турции не является доминирующим. Но вспомним, как быстро их влияние распространилось во всем тюркском поясе в 90-е годы. И как тщательно они оберегают выстроенные тогда связи внутри тюркского мира.

В любом случае, можно констатировать, что порог этнического (арабского) ограничения новых «мироустроительных» процессов рассматриваемыми событиями уже перейден. И началось возгорание второго крупнейшего суперэтноса на Ближнем Востоке — тюркского.

Сейчас еще до конца не определено, какой силе удастся взять в руки вожжи этого процесса. Пока что он, видимо, ослабит давление на Сирию. Но при определенном развороте событий и усилиях США — может, напротив, послужить крайнему усилению давления на Иран (в случае, если иранскую территорию затронет возможное «тюркское пробуждение»).

Итак, мироустроительная война начинается и в Турции. И наивно думать, что она не затронет ближайшие к России тюркские народы. Так что главное еще впереди.