26
март
2015
  1. Социальная война
Вера Сорокина / Газета «Суть времени» №120 /
Перечень административных и человеческих нарушений, совершенных при Меньшове в МГ, зашкаливает. Нет возможности их перечислять, но о том, что при нем дети буквально стали голодать, нельзя не сказать

Уничтожители лучших детских домов

В предыдущей статье «Лучшие детские дома России? — Уничтожить!» мы рассмотрели, как сегодня в России уверенно осуществляется концепция «Россия без сирот», поддержанная в верхних эшелонах российской власти и особо — неопротестантскими сектами американского разлива. Мы сказали, что концепция эта опирается на заведомо ложную идею о том, что любая даже самая плохая семья лучше любая, самого хорошего детского дома. И что, исходя из этой ложной идеи, уничтожаются детские дома, в том числе и как наследие «проклятого советского прошлого».

Мы также подробно рассказали о старейшем и уникальном детском доме «Молодая гвардия», описав, какие здоровые и по-человечески теплые условия жизни и развития были созданы для его обитателей — при участии и помощи государства, спонсоров, шефов, трудом и самоотверженностью директора дома Вячеслава Евгеньевича Репина и его сотрудников. Опыт жизни, воспитания детей в этом детском доме требует его изучения и внедрения в других детских учреждениях. Однако вместо этого вот уже два года, как этот детский дом уничтожается.

Теперь о том, кто это делает и с какой целью.

В апреле 2013 года грянула реорганизация, осуществляемая Департаментом социальной защиты населения Москвы (ДСЗН). Если до 1 сентября 2013 года детские дома были образовательными учреждениями и относились к сфере образования, то со вступлением в силу Закона РФ об образовании (273-ФЗ) учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, стали относить к сфере соцзащиты. А Москва и еще несколько регионов стали пилотными в этом направлении.

И московский Департамент социальной защиты населения, ранее не имевший дело с образовательными учреждениями, стал строить свою работу с ними согласно имеющемуся у него опыту, — как работу с необучаемыми детьми-инвалидами, которые и ранее находились на балансе Департамента. Судьбы детей-сирот были переданы в руки чиновников, которые знают, как содержать детей, но не знают (а создается впечатление, что и не хотят знать), как этих детей воспитывать и образовывать. Таким образом, вся воспитательная система, наработанная годами и десятилетиями в детском доме (которому, напомним, 95 лет), неизбежно стала рушиться.

При этом были уволены отдельные «лишние», по мнению Департамента, сотрудники детского дома. А сам Департамент занялся разработкой закона о так называемых «социальных мамах». Согласно которому необходимо сократить педагогов и других работников, работающих непосредственно с детьми. Не нужны ни воспитатели, ни повара, ни медработник, а будет лишь одна «рабочая единица» — социальная мама, которая станет стирать, гладить, ходить в магазин, готовить, вести финансовую отчетность, отводить детей в школу и встречать их из школы и т. д. И так пять дней подряд — рабочая неделя. Правда, с наличием закрепленного «права — ночного сна». В проекте закона предусмотрено лишь время на ведение хозяйства — но не на воспитание детей-сирот. Понятно, что накормленные, обстиранные, но лишенные внимания и педагогической помощи дети становятся безнадзорными. Отметим также, что Департамент обещает, что при приеме на работу на вакансию «социальной мамы» окажутся в равном положении все жители России. Получается что-то вроде «гастербайтеров для сирот»?

Но для чего Департаменту понадобился такой «разворот»? Какие еще далеко идущие цели он ставит, помимо сокращения персонала детского дома?

Формально реорганизация выразилась в том, что в начале 2013 года был создан Центр содействия семейному воспитанию «Наш дом». Под его крышей были собраны три разнопрофильных детских учреждения: помимо известного нам детского дома «Молодая гвардия», туда вошли коррекционная школа-интернат № 8 (станция метро «Фили») и детский дом для дошкольников с отклонениями в развитии № 11 (станция метро «Юго-Западная»). Причем совершенно непонятно, на каком основании были объединены эти три разных детских учреждения.

Директоров «Молодой гвардии» и коррекционного детского дом № 11 пока оставили, переведя их в «управляющих территорией» (!). Директором же центра «Наш дом» Департамент соцзащиты назначил Меньшова Вадима Анатольевича — директора интерната № 8 и безусловного сторонника внедрения в России американской системы фостерных семей. И соответственно — безусловного противника детских домов. Меньшов сам об этом неоднократно говорил в разных интервью, причем приводя настолько странные аргументы из лексикона западной ювенальщины, которые воспринимаются либо как стеб, либо как откровенная глупость.

Например, как расценивать такое его заявление? «О том, что интернаты нужно «снести с лица земли», в Европе задумались давно. Три года назад в Лейпциге прошел Всемирный конгресс по психическому здоровью детей, где обсуждалась необходимость реорганизации интернатов во всем мире. Исследователи утверждают, что упразднение сиротских домов кроме невероятных экономических результатов (?) расширит горизонты жизни для самих детей» — витийствовал Меньшов в интервью «Российской газете» перед своим назначением на должность директора Центра.

В связи с такой определенностью позиции Меньшова, мы (и Вы, читатель) вправе предположить, что Меньшов был назначен с единственной целью — разрушить «хороший детский дом». Конечно, Меньшов всего лишь исполнитель. Но надо признать, не случайный исполнитель, очень старательный и мстительно-инициативный. Вот уже два года он наводит свои (или заказанные) антидетдомовские порядки, крайне разрушительные для жизни «Молодой гвардии».

Перечень административных и человеческих нарушений, совершенных при Меньшове в МГ, зашкаливает. Нет возможности их перечислять, но о том, что при нем дети буквально стали голодать, нельзя не сказать. Был период, когда детям выдавали по 9 (?) граммов хлеба, вместо положенных 250 г. После поднятого сотрудниками скандала норму увеличили, но всё равно не до положенных 250 г. Или история о том, что детей вообще перестали кормить белым хлебом? И получать они его стали лишь после многочисленных протестных пикетов у дверей Департамента соцзащиты населения Москвы перед новым 2015 годом.

При этом Меньшов беззастенчиво заявил: «У детей много личных денег, пусть хлеб сами покупают». Такого рода действия и заявки Меньшова говорят о его уверенности в полной безнаказанности. Не случайно Меньшов как-то хвалился, что за год сэкономил 40 млн рублей. Надо понимать — на детях-сиротах...

Нам неизвестно, каковы на самом деле взаимоотношения господина В. Меньшова с премьер-министром Д. Медведевым, который (как мы помним) продвигал и несостоявшуюся федеральную программу «Россия без сирот», и программу под тем же названием неопротестантского Альянса инициатив «Россия без сирот». Но зато известно, что В. Меньшов любит демонстрировать фотографии, где он запечатлен рядом с этим государственным деятелем.

А на этой фотографии В. Меньшов снят рядом не только с премьер-министром Д. Медведевым, но и с вице-премьером О. Голодец, отвечающей за социальный блок.

При Меньшове в детском доме были закрыты «за ненадобностью»: стоматологический кабинет (оборудование вывезено), сенсорная комната, швейная мастерская, прекращена работа кружков. Разгромлена, отчасти сожжена (!) библиотека («Зачем нужны 10 томов Пушкина? Хватит одного», — распоряжается Меньшов).

Запрещены связи с Рязанским десантным училищем под предлогом того, что дети должны отдыхать, а не проходить «Курс молодого бойца». А также международные связи. Если ранее через Фонд Федерации в МГ приезжали иностранные гости: Жаклин Бессет, Софи Лорен, ее сын, дирижер Карло Понти, Шарль Азнавур (который подарил детскому дому автобус), то ныне запрещены эти и другие международные контакты, в частности, с посольством Японии.

По распоряжению Меньшова в детский дом стали поступать дети без документов, без медицинского освидетельствования (!). На вопросы и протесты сотрудников, что у таких детей могут быть любые заболевания и инфекции, опасные для воспитанников детского дома, Меньшов заявил: «Не волнуйтесь, мы берем детей из хороших семей» (!?).

Отдельная тема — увольнение неугодных, несогласных с инициативами Меньшова сотрудников детского дома. За два года правления Меньшова число сотрудников МГ сокращено вдвое. Очевидно, что в этом вопросе и Меньшов, и Департамент — единодушны.

Безусловно, всем огромным списком нарушений в разрушаемом детском доме должны заниматься соответствующие органы и инстанции. У них для этого есть и полномочия, и правовые нормы, и рычаги воздействия. Наша же задача — и общественной организации, и отдельных неравнодушных граждан — состоит в том, чтобы обратить внимание на эти вопиющие нарушения и потребовать у соответствующих государственных лиц и органов пресечения происходящего беззакония.

Нельзя сказать, что отдельные граждане, сотрудники детского дома «Молодая гвардия» не обращали внимания и не требовали. Список инстанций и адресатов, в которые рассылались письма и жалобы в попытках остановить реорганизационные нововведения Меньшова, Департамента и Ко, впечатляет: прокуратура Новомосковского административного округа, Дорогомиловская межрайонная прокуратура, мэр Москвы, депутаты Госдумы РФ, приемная Генеральной прокуратуры, приемная Председателя Правительства РФ, приемная администрации Президента РФ, Уполномоченный по правам ребенка РФ, Уполномоченный по правам ребенка в Москве, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, Общественная палата, Государственная инспекция труда и, конечно же, Департамент социальной защиты населения Москвы.

Но еще больше впечатляет либо отсутствие отклика, либо формальная отписка из этих инстанций, что на самом деле в «Молодой гвардии» «все хорошо», а указанные «факты не подтвердились». Практикуется и такой «ответ»: приезжает комиссия из Департамента социальной защиты населения, после отъезда которой все остается по-прежнему. А Меньшов разъясняет: «Будем работать по американской системе».

Однако помимо идеологического рвения во внедрении «передового американского опыта в семейном деле», существует как минимум еще одна существенная причина, по которой, на наш взгляд, уничтожается детский дом «Молодая гвардия».

Это — коррупционная составляющая. Дело в том, что детскому дому согласно государственному акту 1992 года принадлежит на праве собственности большой участок (более 40 га) подмосковной земли в районе Внуково. Более того, еще в 2000 году для того, чтобы сохранить землю детских домов от рейдерских захватов, был выпущен президентский Указ «...о неотчуждении земель детских домов».

Когда в 2012 году Москва официально расширила свои административные границы, возникла Новая Москва, то Департамент социальной защиты Москвы, в ведение которого как раз передали все детские дома, неожиданно для себя обнаружил большой, прекрасный участок земли в подведомственном ему детском доме.

Но поскольку официально нельзя изъять у детского дома лакомую дорогую землю, то остается один путь — исчезновение детского дома. Чем и занимается уже два года московский Департамент социальной защиты вместе с господином Меньшовым.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER