Вернем ценности в науку!

Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте, товарищи.

Я в археологии оказался в середине восьмидесятых еще школьником, застал вот эту нашу советскую археологию, которой мы жили. То есть у нас не было различия между археологической научной лабораторией и жизнью вне нее, собственно, жизнь происходила там большей частью. Это был второй дом, который всё больше становился первым. У нас были замечательные учителя, люди очень достойные, очень ответственные, люди, которые настоящие советские ценности нам прививали. Ценности дружбы, любви, ответственности, поиска истины. И вообще вся система позднесоветская работы с молодежью, со школьниками, студентами обладала массой плюсов, достоинств, было много настоящих центров этой работы, когда молодежь вовлекали в реальный научный процесс, и молодежь начинала жить этим научным процессом.

Но в итоге, когда страна оказалась в критическом состоянии, когда все эти ценности начали рушиться, когда рушиться начала страна, рушиться начала наука, все эти системы, которые нас учили, готовили, воспитывали, сами мы не смогли сделать ничего, вообще ничего, и в первую очередь потому, что мы ничего не понимали. Нам успешно задурили голову сказками про хороший, правильный капитализм, большинство из нас в эти сказки так или иначе поверило, а дальше, когда в начале девяностых еще можно что-то было сделать, мы сами были молоды, энергичны, и нас было много, и мы реально могли что-то сделать, мы просто не понимали, что это что-то делать надо. А дальше, когда понимание начало приходить, людей в науке оставалось всё меньше. Те, кто оставался, был всё больше озабочен просто выживанием.

Почему это произошло? Произошло потому, что вместе со всеми замечательными ценностями, которые в нас воспитывали, в нас воспитывали соответствующее отношение к политике. Что политика — это грязь, идеология — это глупость, нам этим всем заниматься недостойно. Мы занимаемся наукой чистой, правильным направлением, а политика — это всё неправильное, недостойное занятие. И для нас эти советские ценности, которыми мы жили, и политика, которая содержала эти ценности, были полностью разорваны в сознании. И именно поэтому мы виноваты в том, что страна рухнула, и сейчас мы живем на ее осколках.

Когда мы говорим сейчас о том, что мы живем в России, у нас российская наука, мы же должны прекрасно понимать, что это не историческая Россия, это не советская Россия, это не дореволюционная Россия. Это просто кусочек, это осколок ее. И на осколке этой страны мы работаем в осколках науки оставшейся. И если мы хотим, чтобы хотя бы здесь это сохранилось, а дальше возродилось, и чтобы ценности, которые для нас важны... Понятно, что можно наукой заниматься безотносительно к ценностям, может быть просто наука, направленная на какой-то практический результат, но нужна ли она нам? Если советские ценности, ценности поиска истины, любви, дружбы, бескорыстия, важны и значимы для нас, если мы виноваты в том, что погибла страна, и что только куски остались от этой науки, то мы должны возродить систему, при которой это станет возможно, и в первую очередь своим отношением к политике. Вернуть политике право на существование, и вернуть ценностям право на жизнь, и вернуть право на жизнь нашей стране. Наше дело правое, и мы победим!

Митинг: Ура!

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER