17
сен
2014
  1. Наши за рубежом
Елена Мартысевич / Газета «Суть времени» №95 /
Естественно, один в поле не воин, и зарубежным ячейкам приходится каким-то образом координироваться друг с другом. И нам хочется верить, что хоть и очень скромную, но свою определенную лепту мы вносим в возмущение спокойствия в европейских странах

Возмутители спокойствия

Ячейки из маленьких стран... они по определению не могут быть большими. Тем более, если Сергей Ервандович говорил, что актив — это приблизительно один на тысячу, а за рубежом — немного иная ситуация, и там, может, один на десять тысяч. Если учесть, что в Австрии, согласно статистике, русских приблизительно тридцать тысяч, то, в общем, сами понимаете... А в более маленьких странах, наверное, еще более тяжелая ситуация.

Естественно, один в поле не воин, и зарубежным ячейкам приходится каким-то образом координироваться друг с другом. И нам хочется верить, что хоть и очень скромную, но свою определенную лепту мы вносим в возмущение спокойствия в европейских странах.

И если говорить об Австрии, и конкретно об антибандеровской теме, то мы устраивали серию пикетов и митингов как раз по этой теме. Впервые мы вышли на улицу 15 марта, в день Красного марша, проведенного «Сутью времени» в Москве — это было перед референдумом в Крыму.

Решение выйти на улицу было связано в первую очередь с тем... Дело в том, что я принимала участие в мониторинге немецкой прессы, который мы проводили для «Сути времени». И вой, который стоял перед этим референдумом, был совершенно беспрецедентным в немецкоязычной прессе. Это было что-то, ну... Это действительно что-то ненормальное было, понимаете? И, конечно, нам хотелось каким-то образом... Мы понимали прекрасно, что кардинально мы ничего не решим, но нам хотелось ну хоть каким-то образом показать, что в мире нет такого однозначного единства и нет однозначного принятия той вакханалии, которая творится в этой немецкоязычной прессе.

Вот поэтому первый наш митинг состоялся именно 15 марта. Нас было очень немного тогда. Организовано это было силами... они только начинали у нас складываться... мы назвали их антибандеровской коалицией. И туда вошел такой некий официоз, потому что у меня есть хорошие, довольно дружеские отношения с человеком... В Австрии есть некая структура, которая называется «Координационный совет соотечественников». Как во всякой зарубежной структуре, в Совете соотечественников присутствуют такие нормальные, «профессиональные соотечественники». Ну, вы понимаете? Они там не всегда в погонах, но они вот такие, «профессиональные», понимаете? Они целенаправленно, очень спокойно, безо всякого стеснения просто стригут купоны со своей принадлежности к России.

Но там есть живой человек, который отвечает за патриотическую работу и народную дипломатию. Он же по совместительству является председателем русского клуба в ооновском центре в Вене. Поскольку мы с этим человеком довольно давно знакомы, я знаю, что он действительно очень живой и очень деятельный человек. Но при этом я понимаю, что это человек, обладающий неким административным ресурсом, вхож в посольство и... мы вот устраиваем все эти митинги, и у нас никогда нет проблем с георгиевскими ленточками, потому что он может прийти в посольство и их там взять. Вот мы не можем прийти, а он может. То есть это крайне полезный и ценный человек. Кроме того, он обладает определенными информационными возможностями. Хотя, в принципе, надо сказать, что не менее половины людей, которые выходят на наши уличные акции, — это православные, представители православной общины. И это интересно. Но этот товарищ обладает некоторыми информационными возможностями, то есть он где-то что-то распространяет по каким-то официальным каналам. Кроме того, туда вошло еще два человека, вот в эту коалицию. Один из них является представителем партии «Справедливая Россия», и он выходит с нами. Это нормально.

Лозунги... Как-то так сложилось само собой, что идеологическая составляющая наших уличных акций легла на меня. Вот хорошо, мы будем выходить. А с чем мы будем выходить? Я говорю: «А давайте, я сделаю. А давайте, я обеспечу лозунги. А давайте, я обеспечу листовки. А давайте, я вот это всё сделаю». И, соответственно, как-то так получается, что лозунги, с которыми мы выходим, взяты с нашего сайта.

Очень хорошо, что у нас есть сайт eot.su, потому что там публикуются отчеты о различных акциях. Я поступила очень просто: открыла отчеты об уличных акциях наших товарищей, посмотрела, с какими лозунгами выходят они. И мы взяли вот эти самые лозунги, перевели их на немецкий и частично на английский и с ними вышли.

Соответственно, написание листовки для распространения я тоже взяла на себя и указала там наши источники информации. В частности, немецкая ячейка делает прекрасный Живой Журнал, где публикуются наши материалы на немецком и английском. И я обязательно во все листовки вношу и этот Живой Журнал в качестве альтернативного информационного источника, и видеоканалы наших товарищей тоже. И всегда мы указываем людям, что их, конечно, информируют, но, вероятно, эта информация не полная, и что они могут дополнить свою информацию вот из этих источников. Я не знаю, каким образом растет количество посещений этого журнала, но, во всяком случае, я знаю, что мы делаем всё для того, чтобы он каким-то образом набирал популярность.

Эта наша первая акция — 15 марта — была проведена под лозунгом, который стал в дальнейшем лейтмотивом для всех остальных наших акций: «Украина, скажи НЕТ фашизму».

Надо сказать, что очень много народу к нам подходило, и очень много мы раздали листовок, георгиевских ленточек. И мы сразу определили очень маленькую группу... нас, в принципе, было очень немного, буквально, человек пятнадцать. И мы определили очень маленькую группу наших товарищей, которая разговаривала с людьми. И, поскольку я уже знала, как настроены люди, которые будут разговаривать с прохожими, с теми, кто интересуется, мы договорились о том, что мы будем говорить, как мы будем говорить, как мы будем объяснять. И место было довольно бойкое — возле парламента Австрии, это центр Вены.

С.Е.Кургинян:

— Заметьте, что большинство приехавших из России очень прячутся. Это естественно, потому что именно русские не хотят оказаться под взглядами австрийской разведки. Поэтому выходить там нашим соотечественникам гораздо труднее, чем здесь. Правильно?

Е.Мартысевич:

— Ну, в общем, да. На самом деле — да. Мы столкнулись с этой проблемой. Нам говорили люди, что вышли бы, но не хотят как бы, не знаю, «светиться»... А нам уже — «дедушка старый, ему всё равно»... и поэтому... Нам, по всей видимости, выделили какого-то куратора из полиции, и я с ним уже несколько раз в метро виделась. Он со мной уже здоровается. Как-то так ситуация складывается.

Надо сказать, что долго наши акции не длятся. Потому что это зависит не от нас. Это зависит от полиции, как она нам выделит время. Нам обычно выделяется полтора-два часа, не больше. Что мы успеваем за это время сделать, то мы делаем.

Как я уже сказала, первый наш опыт был сопряжен с совершенно инфернальным воем, который стоял в немецкой прессе. И нам хотелось немножко это единодушие разбавить. Мы разбавили таким образом: обнаружили, что из тех людей, которые проходят мимо нас, очень многие относятся к нам как минимум сочувственно. Очень многим было интересно, а что же на самом деле происходит. И мы объясняли, как смогли. Думаю, что смогли в правильном ключе.

Следующая наша акция состоялась 6 мая. Связана она была с приездом Сергея Лаврова на заседание Совета Министров Европы. И снова мы вышли на бойкое место. Это вообще центр, сердце города. Нам выделили полтора часа. И за эти полтора часа мы сумели раздать более трехсот листовок, что тоже немало. И опять же георгиевские ленточки, российские флаги и всё прочее. И народу уже существенно больше было.

Интерес к нашей акции был просто беспрецедентный: эта акция получила освещение в прессе. В том числе на «Russia Today» был сюжет о ней, и «Вести» тоже сюжет дали.

И очень интересная деталь. Так как событие особое, там было довольно много журналистов, очень много... И было это как раз рядом с тем местом, где проходило само заседание. И там бурление было просто невероятное. Интересно то, что у нас, у наших товарищей, брали интервью два австрийских канала, в том числе центральный австрийский канал, но сюжетов не прошло ни по одному. Понимаете? Притом, что они стояли, брали интервью, у нас даже есть фотография, как представители этих телеканалов берут интервью, но сюжетов они не дали. Но зато... там площадь круглая, очень большая и круглая, и на другой стороне площади был пикет украинский. Это нас полиция так развела. Но тот пикет состоял, по-моему, из двух человек. И по телевидению, по одному из каналов, как раз из тех, который брал интервью у наших товарищей, прошел сюжет о том, как украинец этот ругается с какой-то подошедшей женщиной. Очень маргинальная сцена была. И тот сюжет прошел. А наш сюжет не прошел. Но молчание тоже о чем-то говорит. Молчание — оно тоже информативно.

Нам задавали вопрос, почему мы выходим под российскими флагами. Потому что там очень нагнеталась тема сепаратизма. И очень важно было дать правильный ответ, который, на наш взгляд, заключается в том, что этих людей поддерживает только Россия. Вот они хотят референдума, они хотят признания своих прав — а у нас был лозунг, тоже взятый у товарищей из «Сути времени», о запрете партий, языков, телевидения, сносе памятников и так далее — является ли это европейскими ценностями? И мы объясняли журналистам, что запрещается язык, сносятся памятники, запрещается религия фактически... и вы считаете, что это нормально? Мы говорили: «Вы поймите, что вы не хотите поддерживать, но фактически вы всё вот это беззаконие полное поддерживаете. И Россия — единственная, кто не поддерживает этого. А к кому им тогда апеллировать? К кому обращаться? Вот поэтому они с российскими флагами». И когда мы это сказали на камеру, нам сразу стало понятно, что никакого сюжета не будет, — и его не было. Но, тем не менее, работа с журналистами вот таким образом — это тоже работа.

Следующая наша акция была не вполне уличной, но тоже интересной — особенно в том, что касается работы с журналистами.

10 июня этого года мы организовали выставку об Одессе. Для ее проведения мы объединились с австрийской антифашистской организацией Solidar Wekstatt и с Координационным Советом соотечественников Австрии. Антифашисты предоставили нам свое помещение и по своим каналам распространили информацию об этой выставке.

На выставку приехал и выступил очевидец одесских событий. При оформлении выставки мы поместили цитаты из нынешних киевских политиков — просто чтобы показать, что произошедшее в Одессе не является чем-то случайным, а является целенаправленной политикой Украины.

На выставку пришел журналист украинского канала «Интер». Он пробыл там минут двадцать. А потом он оттуда просто сбежал, исчез.

Кроме того, туда были приглашены журналисты из журнала «Профиль» — это очень влиятельный в Австрии журнал, один из самых серьезных.

И был журналист из газеты «Остеррайх». Это бесплатная газета. Нельзя сказать, что она абсолютно «желтая», но она распространяется бесплатно и ее все читают. Из редакции «Остеррайх» нам заранее сообщили, что готовятся сделать репортаж. Я внутренне схватилась за голову. Думаю: «М-да, что же будет?» Понимаете, этот журналист из «Остеррайх» — надо было видеть, как он всё это слушал... Встреча была заявлена на сорок минут, но продлилась она почти три часа. Весь этот рассказ — это, действительно, было что-то невероятное... И надо было видеть, как он слушал. Он ерзал. Он потел. Он вздыхал... Видно было настоящее человеческое потрясение.

И, вы знаете, никакого сюжета об этом не вышло! По всей видимости, у человека были изначально какие-то установки. Но он пришел, послушал... И вообще не стал об этом писать. Предпочел промолчать, раз не может сказать настоящих человеческих слов. По крайней мере, хочется так думать.

А теперь мы замечаем, что инфернального воя в европейских СМИ по поводу происходящего на Юго-Востоке, воя, который раздавался еще совсем недавно, больше не слышно. И нам хочется верить, что в прекращении этого воя есть и наша скромная лепта.

Последняя по времени наша акция состоялась 24 июня и была приурочена к приезду в Вену Президента России В. В. Путина. Он подписал там определенные соглашения, и всё это расценивалось как победа России. Очень многое здесь «кипело» в связи с этим приездом.

И мы вышли на улицу. По оценке «Евроньюс», нас было больше ста человек. Еще одна стихийная акция с флагами Новороссии состоялась возле памятника Советскому солдату, где происходили возложение венков и встреча Путина с председателем австрийского общества «Черный крест» — это человек, лично собравший данные о шестидесяти тысячах русских солдат, похороненных в Австрии.

Тогда было вообще не понятно, есть ли какая-то поддержка русских на Украине или нет. И нам было очень важно донести, что есть эта поддержка — не только государством, но и простыми людьми. Что мы поддерживаем наших братьев там.

И мы, двести человек, организовали там очень громкое скандирование: «Новороссия». Мы провели полноценный митинг. Было очень много выступающих.

А площадь там довольно большая. И по периметру стояли большие толпы людей. Как потом выяснилось, в том числе и украинцы. Ровно на противоположной стороне площади. Мы их видели прекрасно, они нас, я думаю, тоже. Потому что потом они в каких-то своих интернет-отчетах написали, что была «небольшая группа» — ну, вы понимаете, человек двести всего (!): «Небольшая группа с российскими флагами, по всей видимости, ангажированная российским посольством, которая очень громко что-то скандировала»...

Что там скандировали украинцы, мы не слышали, да и никто, наверное, не слышал, а вот они нас — слышали. И у нас есть обоснованная надежда, что услышали нас отнюдь не только они одни...

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER