Ученые, благодаря отношению к ним в обществе и стереотипам о «жрецах науки» представляют даже большую опасность, чем все остальные неученые граждане, поскольку они необоснованно используют социальный авторитет науки там, где он еще сохранился

Вы нам писали...

Иэн Маккеллен (он же Генри V/Гэндальф)
V/Гэндальф)Генри(он жеМаккелленИэн
Иэн Маккеллен (он же Генри V/Гэндальф)

Прошлая серия наших публикаций была инициирована малопонятной общественной позицией большинства отечественных ученых, которые вместо того, чтобы возвысить свой голос против очевидно разрушительных тенденций в науке, образовании, медицине, социальном обслуживании и т. п., прячутся за ширмой своей демонстративной якобы аполитичности. Нам хотелось показать, к чему приводит эта возмутительная якобы аполитичность («якобы» потому, что демонстративная аполитичная позиция на самом деле далеко не нейтральна в политическом смысле, а очевидно выгодна только одной стороне — разрушителям нашей культуры, образования, науки и пр.).

Однако, как говорится, у каждой медали две стороны, и нет худа без добра. Иногда посмотришь на деятельность «политичных» западных ученых (причем настоящих ученых, без кавычек) и подумаешь: может, лучше аполитичные? Вот, полюбуйтесь. 13 января 2014 г. в британской газете The Independent было опубликовано открытое письмо 27 нобелевских лауреатов из различных областей науки и искусства на имя президента и российского народа. В письме, как написано в газете, лауреаты «высказались против запрета на «пропаганду гомосексуализма», который, согласно заявлениям активистов, привел к насилию [где, когда? — Авт.] и даже спровоцировал самоубийства среди представителей ЛГБТ-сообщества [Неужели? Примеры и доказательства — в студию! — Авт.] »__ и «потребовали от российского президента Владимира Путина отмены репрессивного [?!] гомофобского [?!] закона, из-за которого его страна подвергается яростной международной критике со стороны защитников прав геев».

Что касается главного адресата письма — Президента России В. Путина — он, надо полагать, ответит или не ответит сам. Однако «российский народ» — это в том числе и мы с вами, дорогие читатели. Поэтому давайте будем вежливы и внимательно отнесемся к политическому крику души аж 27 нобелевских лауреатов и рассмотрим их обращение со всей возможной внимательностью (далее жирным курсивом приводится текст Открытого письма в переводе с английского языка, текст взят из газеты The Independent от 13 января с. г.).

«30 июня 2013 года президент Путин подписал закон, запрещающий в общенациональном масштабе «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних».

Да, избранный народом России Президент Путин подписал такой закон. Который до этого был принят Государственной думой (депутаты которой также избраны народом) в трех чтениях (для чего необходимо предварительное одобрение закона Правительством России и Законодательными собраниями не менее трети субъектов Российской Федерации) и одобрен Советом Федерации, верхней палатой Российского Федерального собрания. Э-э-э... То есть этот закон, хотя бы формально, есть выражение воли российского народа, между прочим, господа западные политически и по-другому озабоченные ученые.

Необходимо особо подчеркнуть, что в данном конкретном случае Федеральное собрание и президент России приняли закон, который действительно соответствует ожиданиям и мнениям российского общества (не будем лукавить, мы все знаем, что бывает и по-другому, но не в этот раз). Об этом свидетельствуют все проведенные социологические опросы. Так, например, опрос ВЦИОМа, проведенный непосредственно перед голосованием в Думе, ясно показал, что россияне в подавляющем большинстве поддерживают запрет на пропаганду гомосексуализма (вообще, не только среди несовершеннолетних) в стране: (88%, в 2012 году — 86%), противников запрета 7%. Более того, опросы показывают, что за последние годы отношение к гомосексуализму в российском обществе стало более нетерпимым (не является ли причиной тому навязчивая реклама гомосексуализма и слишком активная кампания по его продвижению в «отсталое» российское общество?), а доля противников однополых браков существенно выросла (что уже наверняка есть следствие активных попыток пропагандировать однополые браки, чтобы было «как в Европе»).

Таким образом, В. В. Путин подписал закон в полном соответствии с законом (извините за тавтологию) и с волей народа страны, президентом которой он является. Интересно, признают ли ученые, подписавшие письмо, что народ России, как и любой другой народ, имеет право на собственные взгляды и мнения по любым вопросам, а также имеет право самостоятельно решать вопросы своей жизни — как внутренние (язык, письменность, обычаи, традиции, культура и т. д.), так и внешние? Знают ли нобелевские лауреаты значение слова «суверенитет»? В курсе ли они, что народный суверенитет, лежащий в основе суверенитета государственного, предполагает право народа жить в соответствии со своими собственными представлениями о добре и зле, о счастье, о должном, со своими ценностями и традициями (конечно, если это не ограничивает суверенитета других народов)? Если они знают всё это, то что же не нравится господам нобелевским лауреатам? А вот что:

«Это ограничивает свободу местных и иностранных членов сообщества лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендерных людей, мешая им открыто заявлять о своей сексуальной ориентации и налагая запрет на проведение гей-парадов».

Да, закон действительно ограничивает свободу пропагандировать гомосексуализм среди несовершеннолетних, но (внимание, господа ученые!) не только членов ЛГБТ-сообщества, но и вообще всех граждан, потому что отныне в России никому нельзя заниматься пропагандой нетрадиционных отношений — ни белым, ни красным, ни зеленым, ни голубым, ни серобуромалиновым в крапинку. Никому! И если слова «ограничивают свободу» намекают на нарушения демократии, то намек этот — мимо. Потому что закон не относится к какой-либо группе людей, выделяя их, а касается определенного вида информации, которую теперь нельзя предоставлять несовершеннолетним. Почувствуйте разницу, господа ученые!

Кстати, очень интересно, почему нобелевских лауреатов не возмущают законы, которые, например, «ограничивают свободу местных и иностранных членов сообщества» убийц и душегубов, «мешая им открыто заявлять о своей» жизненной ориентации и «налагая запрет на проведение» массовых шествий в поддержку нарушителей 5-й заповеди? Скажете, что сравнение некорректное? Что одно дело — убийство, а другое — пропаганда гомосексуализма? Что те, кто может приводить такие сравнения, — патентованные гомофобы? Ну что ж, давайте разберемся.

Кажется очевидным, что ограничивать свободу убивать (если это не война) необходимо потому, что при этом нарушаются права и свободы тех, кого убивают. Защищая права и свободы тех, кого могут убить, ограничивают свободу убивать. А когда несовершеннолетним пропагандируют гомосексуализм, это разве не нарушает их права и свободы? Разве нет у человека права на выбор собственной позиции относительно гомосексуализма и образа жизни, с ним связанного? Не должно ли это право быть гарантировано на основе общепризнанных демократических свобод — мысли, совести, выражения мнений?

Если кому-то всё же кажется натянутым сравнение запрета пропаганды гомосексуализма с запретом насилия и убийства, то у нас есть еще вопрос. Почему обращающиеся к нам ученые не протестуют против запретов и ограничений пропаганды насилия и убийств среди несовершеннолетних, которые законодательно приняты во множестве стран мира, в том числе в странах, где живут и работают ученые подписанты (да кстати сказать, и пропаганда гомосексуализма несовершеннолетним тоже много где запрещена, например в некоторых штатах США; почему-то мы не нашли открытых писем в адрес правительств и народов этих стран или населения этих штатов)?

Нет, конечно, мы понимаем, что употребленные в письме слова «ограничивают свободу» — это страшные слова для всякого человека, приверженного ценностям демократии, вызывающие у такого человека почти что священный ужас. Потому что они намертво ассоциируются с такими ужасными понятиями, как «дискриминация» или «диктатура». Однако любое общество постоянно ограничивает разнообразные сомнительные «свободы», при этом совершенно не обязательно поощряя дискриминацию или устанавливая диктатуру. Возьмите в руки уголовный кодекс любой страны — и вы найдете длинный список ограничения разных «свобод»: воровать, поджигать, лжесвидетельствовать, пропагандировать различные идеологии — те, которые данному обществу кажутся опасными, и пр.

Закон, который так возмутил ученых, предусматривает всего лишь административные штрафы за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, «выразившуюся в распространении информации, направленной на формирование у несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных установок, привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений, искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений, либо навязывание информации о нетрадиционных сексуальных отношениях, вызывающей интерес к таким отношениям». То есть именно защищает право несовершеннолетних самостоятельно сформировать собственную позицию по соответствующим вопросам. Но в законе нет ни слова о каких-либо ограничениях для лиц, практикующих нетрадиционные сексуальные отношения, да и вообще о каких-либо ограничениях для любых лиц — речь идет только об информации. Соответственно, о дискриминации речь безусловно не идет.

Выходит, все претензии авторов письма и тех, кто под ним подписался, сосредоточены в словах «мешая им открыто заявлять о своей сексуальной ориентации и налагая запрет на проведение гей-парадов», в этом, видимо, и состоит ужжжасная «дискриминация» гомосексуалистов в нашей стране? Но поскольку реальной дискриминации не просматривается, то, похоже, возмущает воспрепятствование и ограничения «неотъемлемого права» гомосексуалистов вовлекать в гомосексуальность молодежь, детей и подростков — иначе зачем бы была так важна пропаганда именно в этой среде?

Напомним, что в Древней Греции, которую активисты, поклонники и пиарщики гомосексуализма преподносят чуть ли не как потерянный рай, объектом э-э-э... нетрадиционных отношений были прежде всего несовершеннолетние. Слово «педерастия» (греч. paiderastía, от páis — мальчик и еráō — люблю) переводится с греческого как «любовь к мальчикам». Но молодость, как известно, со временем проходит... и тогда требуется новое молодое пополнение. А где ж его взять, если пропаганда среди несовершеннолетних запрещена?

«Ученый Харольд Крото и актер Иэн Маккеллен, которые дружат со школьной скамьи...»

Дружба — это хорошо! Тем более — многолетняя дружба, со школьной скамьи. Только непонятно, зачем о ней сообщать в Открытом письме? Или в этом есть какой-то скрытый смысл, который мы не уловили? Ну ладно, дружат и дружат! И что?

«Ученый Харольд Крото и актер Иэн Маккеллен, которые дружат со школьной скамьи, написали это открытое письмо господину Путину и народу России, заручившись поддержкой своим настроениям со стороны 27 нобелевских лауреатов. Данное письмо призвано показать, что многие видные члены международного научного сообщества проявляют солидарность...»

Стало чуть понятнее. Два друга со школьной скамьи написали пасквиль некое Открытое письмо, сами его публиковать не стали, а заручились поддержкой... И не кого-нибудь, а знаменитых ученых, нобелевских лауреатов. Таким образом цель письма становится совершенно ясна. Она состоит в создании впечатления, что Ученые с большой буквы (а нобелевские лауреаты, конечно же, именно такие) массово против обсуждаемого российского закона. То есть это не просто два школьных друга (один из которых является известным ЛГБТ-активистом) вдруг решили публично высказать Президенту России и российскому народу (!) свое частное мнение относительно закона, принятого в России, а это, по сути, организованный наезд: они хотят «показать, что многие видные члены международного научного сообщества...» То есть они хотят оказать давление на Президента России и российское общественное мнение, используя для этого авторитет Науки. Для чего они и «заручились поддержкой своим настроениям со стороны 27 нобелевских лауреатов».

Очень, честно говоря, любопытно, как именно авторы заручались «поддержкой своим настроениям»? Как это происходило? Какие именно настроения предъявлялись для поддержки нобелевским лауреатам? Показывали ли им закон, о котором идет речь (скорее всего нет — потому что написано «настроениям»)? Рассказывали ли о том, каково отношение и законодательство в отношении гомосексуалистов в России (наверняка нет, потому что авторы и сами не очень это знают, да им это и неинтересно). Да и вообще, видели ли уважаемые нобелевские лауреаты, что они подписывают?

К сожалению, узнать всё это нет никакой возможности... Так или иначе, вольно или невольно, осознанно или нет, но свою роль ученые сыграли. Точнее, они подыграли инициаторам письма, которые как раз, очевидно, совершенно осознанно хотели надавить на Россию и одновременно — на общественное мнение относительно России в мире. Ясное дело, появление этого письма именно сейчас, в преддверии Олимпиады в Сочи (после подписания закона прошло полгода), тоже не вызывает удивления: если уж давить, то в самый неудобный для противника момент... А противник — ясное дело, Россия, а совсем не «гомофобские» законы, которые она принимает.

Итак, ученые понадобились для вящей эффективности задуманного нажима и общего успеха начинания.

Манипулятивный прием, который был исполнен, прост, как мычание. «Науку уважаете?» — как бы риторически спрашивают они. «А как же!» — отвечаем мы («мы» — в смысле народ России, который действительно еще со времен Советского Союза чрезвычайно уважает и науку, и ученых; за последние 25 лет это уважение несколько пообносилось — смутные времена, ничего не поделаешь, магия постепенно становится более популярной, чем наука, но все равно престиж науки еще достаточно велик). «А наука — против вашего отвратительного закона! — радостно сообщают авторы. — Вон, аж цельных 27 нобелевских лауреатов, «многие видные члены международного научного сообщества», и все — против!».

Оно конечно... Ученые... Нобелевские лауреаты... Безусловно, мы очень уважаем науку... В XX веке наука стала чем-то вроде новой религии: вера в прогресс, в человеческий разум привела чуть ли не к обожествлению науки и ее жрецов — ученых. Но...

Против суеверного отношения к науке активно выступал еще Л. Н. Толстой: «Я хочу показать, что в наше время люди, освободившись от одних суеверий, не заметив еще того, подпали под другие суеверия, не менее безосновательные и вредные, чем те, от которых они только что избавились... Сначала кажется, что не может быть ничего общего между верою, положим, египтян в бога Аписа и верою человека нашего времени в то, что культура — наука и искусство — дает человеку наибольшее доступное для него благо. Кажется, что нет ничего общего между этими двумя положениями, но это только кажется. Стоит вдуматься в значение и основы того и другого, главное же, перенестись воображением в умственное и духовное состояние египтянина, ... чтобы убедиться, что явления эти не только похожи, но совершенно тождественны... Точно так же и на тех же основаниях верит и человек нашего времени в высшую науку, которая дает наибольшее благо людям и которая блюдется ее жрецами — учеными и художниками».

А выдающийся философ и методолог науки Пол Фейерабенд даже требовал «отделения государства от науки — этого наиболее современного, наиболее агрессивного и наиболее догматического религиозного института». Это требование явилось результатом понимания того, что мечты о всемогущем разуме натолкнулись на безумную и безостановочную специализацию и дифференциацию в науке, которая привела к смешению понятий с одной стороны, и к невозможности понимания между учеными разных специальностей (подобно тому, как в библейской истории самонадеянность людей и дерзость замысла построить башню до неба завершились смешением языков и вавилонским столпотворением). Проблемы науки — это полбеды, а вот проблемы ученых... или, точнее, проблемы с учеными...

Испанский философ и социолог Хосе Ортега-и-Гассет в своей знаменитой книге «Восстание масс» писал, что развитие современной цивилизации порождает несоответствие между открываемыми ею возможностями и способностью человека справляться с ними. В этом несоответствии Ортега-и-Гассет видел главную проблему нашего времени, он считал, имея в виду и науку тоже, что «европейская цивилизация шатается... [потому что] в наши дни сам человек не выдерживает. Он не в состоянии идти в ногу со своей собственной цивилизацией». И это, по мнению Ортеги-и-Гассета, относится не только к рядовому «человеку с улицы, несведущему в науках, но и к самим ученым, которые, будучи узкими специалистами в своей области, не могут уже считаться вполне образованными людьми».

Однако ученые, благодаря отношению к ним со стороны общества и закрепившимся стереотипам о «жрецах науки», представляют даже большую опасность, чем все остальные неученые граждане, поскольку они необоснованно используют социальный авторитет науки там, где он еще сохранился. Ученый теперь не может быть отнесен ни к образованной части человечества, ни к необразованной. Он как бы «ученый невежда», а это значит, что во всех вопросах, ему неизвестных, он поведет себя не как человек, не знакомый с делом, но как человек с авторитетом и амбициями, присущими знатоку и специалисту. «В политике, в искусстве, в социальной жизни, в остальных науках, он [ученый] держится примитивных взглядов полного невежды, но излагает их и отстаивает с авторитетом и самоуверенностью, не принимая возражений компетентных специалистов», — писал Ортега-и-Гассет.

И действительно, если вы, к примеру, заболели воспалением легких, станете ли вы звать для консультаций физика, хоть бы и нобелевского лауреата? Вряд ли. Потому что каждому понятно, что физик в медицине понимает столько же, сколько и вы — то есть очень мало. А если вы сломали ногу, то сильно ли поможет вам, например, химик, хоть бы и тоже нобелевский лауреат? Да так же, как и тот физик... Точно так же, как не сможет нобелевский лауреат в области медицины помочь советом в деле счисления планет.

Почему же можно считать, что собрание нобелевских лауреатов по физике, химии и медицине, будь их даже не 27, а 227, может сказать что-то дельное в сложнейших вопросах общественного устройства, национальных традиций чужой страны и воспитания подрастающего поколения? Какие есть основания больше доверять в этих вопросах 27 нобелевским лауреатам, а не 27 московским дворникам? Да никаких! Но более всего нам непонятно, почему всё это непонятно самим нобелевским лауреатам. Вряд ли они обрадуются, если какие-нибудь социологи станут им указывать на то, как надо проводить исследования в их физике или химии. Они будут фыркать и справедливо указывать на некомпетентность социологов в их науках. Но сами они, тем не менее, сочли возможным публично указывать народу (!) и президенту чужой страны, как им жить! Потрясая при этом своими Нобелевскими премиями, как будто это свидетельства всезнания и всемогущества. Как-то это нехорошо, глубокоуважаемые лауреаты, не находите? И даже как-то ненаучно!

«Данное письмо призвано показать, что многие видные члены международного научного сообщества проявляют солидарность с политиками, артистами, спортсменами и многими другими людьми, которые уже выразили свое отвращение к действиям российского государства против собственных граждан из числа геев».

Хотелось бы обратить внимание на слово «отвращение» (в оригинале — abhorrence). С нашей точки зрения, это несколько слишком сильно сказано, учитывая привходящие обстоятельства. Как-то это похоже на оскорбление, не находите? И обращено это оскорбление аж к российскому государству (самая большая страна мира, ядерная держава... «Слон и моська»...), которое... Которое — что, собственно? Написано про какие-то действия против граждан-геев. И какие же это действия, позвольте спросить? Может, их всех пометили голубой звездой? Уволили с работы с волчьим билетом? Посадили в лагеря? Да нет же! В законе, о котором идет речь, вообще нет ни слова о гражданах с нетрадиционными ориентациями. Там говорится о недопустимости пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних (и если таковую будет вести человек традиционных взглядов, он заплатит штраф так же, как и ЛГБТ-рекламист). Может быть, авторы письма попросту не знают, о чем пишут? Но при этом «такое отвращение испытывают, что кушать не могут». Да еще и получили поддержку этому своему настроению от почти целого взвода нобелевских лауреатов...

«Что касается меня (Харольда Крото), то меня много раз приглашали в Россию, и я получаю огромное удовольствие от великолепной дружбы с российскими учеными всякий раз, когда приезжаю в эту страну».

Ну хорошо, мы рады.

«Какое-то время тому назад я принял приглашение приехать в Россию в 2014 году, до возникновения этой проблемы. И хотя я серьезно думал об отмене своей поездки, я все-таки решил поехать туда, и во время своего пребывания в России в соответствующие моменты четко выразить свою серьезную обеспокоенность...»

Обеспокоенность чем? Что граждане России не будут подвергаться пропаганде гомосексуализма до совершеннолетия? А стоит ли беспокоиться по такому, прямо скажем, ничтожному поводу? Может, лучше получать «огромное удовольствие» от дружбы с российскими учеными, которые совершенно этим обстоятельством не обеспокоены и наверняка в большинстве своем согласны с принятым законом? И, кстати, что это за «соответствующие моменты»? Страшно представить...

«...указав на то, что не буду принимать новые приглашения, если этот закон не будет отменен, либо если не будут приняты меры по его отмене, а также если российское государство не обеспечит безопасность своего ЛГБТ-сообщества».

Представляется, что вряд ли страшная угроза со стороны нобелевского лауреата Харольда Крото больше никогда не приехать в Россию может что-то изменить в нашей стране хоть на микрон. Как-то это несерьезно. Но серьезно другое — следите за руками: речь вдруг, ни с того ни с сего пошла о «безопасности» российского ЛГБТ-сообщества. Ведь передергивание в чистом виде! Что, разве это сообщество и его отдельные представители находятся в опасности? Откуда это следует? И как это вообще связано с обсуждаемым законом?

Этот способ передергивания называется «наведением тени на плетень». Легким движением руки брюки превращаются запрет на пропаганду гомосексуализма превращается в элегантные шорты угрозу безопасности гомосексуалистов.

«Что касается меня (Иэна Маккеллена), то МИД Британии предупредил, что в России я не смогу открыто говорить о своей сексуальной ориентации, по крайней мере, на мероприятиях, где будут присутствовать люди моложе 18 лет. В связи с этим я посчитал, что мне придется отказаться от приглашений к участию в российских кинофестивалях».

Ну что, жаль, конечно. Но отсутствие исполнителя роли Гэндальфа на презентации какого-нибудь «Властелина колец — 27» вряд ли сможет подорвать посещаемость кинотеатров в России или изменить отношение россиян к пропаганде гомосексуализма. А вот сам г-н Иэн Маккеллен явно недополучит зрительской любви и уважения коллег. Прямо как в известном случае: «Назло теще выколю себе глаз — пусть у нее будет кривой зять». Ну... хозяин — барин.

«Протест никогда не бывает легким...»

Этого мы, честно сказать, не поняли. Эту фразу цитируют буквально все комментаторы Открытого письма, вероятно, считая ее крайне важной. Но... смысл ее от нас ускользает. Может, мы чего-то не знаем, может, за писание (или подписание) открытых писем В. В. Путину в Англии положена дыба или отлучение Церкви? Не будем гадать... мало ли...

«Протест никогда не бывает легким, но мы надеемся, что, выразив несогласие с новым законом, можно будет воодушевить российское государство на то, чтобы в XXI веке оно приняло те гуманитарные, политические и демократические принципы, которых с таким трудом добивался Михаил Горбачев».

Вот нельзя ли с этого места поподробнее? Потому что нам-то кажется, что то, чего добивался Горбачев, мы получили в полном объеме: развал СССР, разрушение всех сфер жизни, включая образование, промышленность, культуру, науку... Если авторы всерьез считают, что цели Горбачева еще не до конца достигнуты, то... То речь может идти только о России — осталось развалить ее. Не этого ли хотят сочинители письма, не этими ли своими настроениями они заразили 27 нобелевских лауреатов? Если так, то всё становится понятно. Даже слишком.

«Нас воодушевляет то, что наша серьезная обеспокоенность может быть услышана, так как недавно были помилованы находившиеся за решеткой политические активисты».

Н-да... «Политические активисты» — это, надо полагать, входящие в «топ-10 российских интеллектуалов по версии интернета» безумные певички из группы «Пусси райот»? Н-да...

«С уважением»

Позвольте не поверить, как говорится. Какое уж тут уважение?! А как же «отвращение»? Тогда уж надо было написать «С отвращением и страхом...». Ну, мы (россияне) не обидчивые. Ну совершили глупость необдуманный и малоприличный поступок, хоть и нобелевские лауреаты. Но, может, не со зла? Или, наоборот, может что-то имели в виду?

Попробуем разобраться! Причем — из уважения к науке, к ученым, к Нобелевской премии — по каждому подписанту отдельно.

Сразу можно сказать, что среди подписантов очень разные люди, которых с первого взгляда почти ничего не объединяет, кроме звания лауреата Нобелевской премии. Каким образом их всех заманили в эту тухлую историю, не вполне ясно. Нет, конечно, среди них есть и вполне профессиональные антисоветчики антироссийщики, но их меньшинство. Остальные, похоже, были «куплены» на жалость к несчастным ЛГБТшникам, которых мучает в страшной холодной недемократической России тоталитарный «кровавый режым» Путина. И они (хоть и ученые) не нашли нужным проверять эту «очевидную» информацию и рискнули своей репутацией, впутавшись в эту темную (и одновременно очень радужную) историю.

Харольд Крото (химия, 1996 год)

Нобелевская премия присуждена за открытие фуллеренов — «молекулярных соединений, принадлежащих к классу аллотропных форм углерода и представляющих собой выпуклые замкнутые многогранники, составленных из четного числа трехкоординированных атомов углерода» («Википедия»). Судя по сведениям, имеющимся в интернете, г-н Крото не является гомосексуалистом. Таким образом, он благородно вмешивается в ситуацию, в которой мало что понимает, но, вероятно, уверен, что понимает много (потому что у него школьный друг — ЛГБТ-пропагандист). Он же Ученый с большой буквы, черт возьми! И что может быть ближе к вопросам понимания строения и функционирования общества, чем выпуклые замкнутые многогранники?

Справедливости ради надо сказать, что г-н Крото не в первый и не во второй раз «торгует» на общественно-политическом рынке авторитетом Нобелевской премии и нобелевскими лауреатами оптом. Мы обнаружили несколько Открытых писем по разным вопросам, подписанных г-ном Крото в наборе с разными другими нобелевскими лауреатами, а также несколько общественных кампаний, в которых также участвовали нобелевские лауреаты. То ли он связник Нобелевского комитета, то ли не Нобелевского комитета, а других структур, то ли он смотрящий за лауреатами... В общем, г-н Крото совсем не случайно вписался в эту историю.

Иэн Маккеллен (он же Генри V/Гэндальф)

Нобелевской премии не получал, так как ее пока не присуждают за актерское мастерство. В нашей стране, наверное, известен в основном как исполнитель роли Гэндальфа в кинотрилогиях «Властелин колец» и «Хоббит» и роли Магнето в «Людях Икс». Господина Маккеллена можно понять — он, как пишет «Википедия», «является активистом британского движения за права сексуальных и гендерных меньшинств». То есть он при исполнении... А постоянно, невзирая на обстоятельства, «открыто говорить о своей сексуальной ориентации» — это его служебная общественная обязанность и, конечно, неотъемлемое право человека. И тоже где-то обязанность.

Мейрид Магуайр (премия мира, 1976 год)

Получила премию (тогда она носила фамилию Корриган) совместно с Бетти Уильямс как соосновательница «Сообщества мирных людей» (Community of Peace People) — организации, способствовавшей мирному урегулированию кровавого конфликта в Северной Ирландии. Интересно, что «Сообщество мирных людей» было основано в том же 1976 году, то есть премия была присуждена скорее в связи с большой актуальностью конфликта (и его урегулирования) в Белфасте, нежели в связи с деятельностью и заслугами организации.

Что касается компетентности Мейрид Магуайр в вопросах управления общественными процессами, то... Как сообщает «Википедия», образование она получила в начальной школе Св. Винсента, 1 год проучилась в коммерческом колледже Мисс Гордон. С 16 лет работала в различных организациях в качестве стенографистки. В сентябре 1981 года вышла замуж (то есть не является ЛГБТ-профессионалом) за Джэки Магуайра, бывшего мужа ее погибшей сестры (сестра покончила жизнь самоубийством после того, как погибли три ее сына — они стали случайными жертвами при перестрелке между британскими военными и боевиками ИРА), и стала мачехой троих детей и матерью двоих собственных. Безусловно, отсутствие формального высшего образования совершенно не свидетельствует о том, что человек некомпетентен в социальных вопросах любой сложности (а иногда и наоборот), однако записать Мейрид Магуайр «международное научное сообщество», которое этим письмом «призвано показать» свою спаянность в борьбе с «отвратительными» российскими законами, все-таки вряд ли удастся.

Эрик Корнелл (физика, 2001 год)

Премию получил «за экспериментальное наблюдение бозе-эйнштейновской конденсации в разреженных газах атомов щелочных металлов и за первые фундаментальные исследования свойств таких конденсатов». Чтобы читатели поняли, насколько близка сфера деятельности г-на Корнелла к вопросам воспитания молодого поколения, например, сообщаем (кто не спрятался, мы не виноваты): «конденсат Бозе–Эйнштейна — агрегатное состояние вещества, основу которого составляют бозоны, охлажденные до температур, близких к абсолютному нулю (меньше миллионной доли градуса выше абсолютного нуля). В таком сильно охлажденном состоянии достаточно большое число атомов оказывается в своих минимально возможных квантовых состояниях и квантовые эффекты начинают проявляться на макроскопическом уровне». Теоретически предсказан как следствие из законов квантовой механики Альбертом Эйнштейном на основе работ Шатьендраната Бозе в 1925 году. А практически получен был через 70 лет — как раз благодаря работе Корнелла и его коллеги Кеттерле, за что они и получили Нобелевскую премию.

Недостаточное знание физики не позволяет нам понять, какая, собственно, связь может быть усмотрена между конденсатом, хоть бы и Бозе–Эйнштейна, и пропагандой гомосексуализма среди несовершеннолетних. И, соответственно, на каком основании г-н Корнелл считает, потрясая своим авторитетом лауреата Нобелевской премии, что таковую пропаганду в России (интересно, знает ли он, где это?) надо разрешить. Но, возможно, такая связь всё же существует, а мы не можем уловить ее только в силу своего невежества. В таком случае у нас к г-ну Корнеллу есть вопрос: допускал ли он, чтобы его малолетним дочерям (да, он женат и у него две дочери) пропагандировали гомосексуальные связи и рассказывали об их достоинствах, престижности и пр.?

Шелдон Глэшоу (физика, 1979 год)

Премия «за вклад в объединенную теорию слабых и электромагнитных взаимодействий между элементарными частицами, в том числе за предсказание слабых нейтральных токов». Возможно, г-н Глэшоу считает, что человек, разбирающийся в слабых и электромагнитных взаимодействиях между элементарными частицами, без труда разберется и в очень сильных и далеко не только электромагнитных взаимодействиях между людьми. Или г-н Глэшоу просто положился на авторитетное мнение своего друга Крото, который, в свою очередь, положился на авторитетное мнение своего школьного друга Маккеллена, который, понятное дело, положился на авторитетное мнение МИ-6 членов российского ЛГБТ-сообщества... в доме, который построил Джек.

Судзуми Тонегава (медицина/физиология, 1987 год)

Получил премию «за открытие генетического принципа образования разнообразия антител». Впоследствии занимался исследованиями клеточных механизмов образования памяти.

Любопытно, что господин Тонегава, так же как многие из наших сегодняшних «героев», не являясь специалистом в социальных вопросах, постоянно занимается объяснением психологических феноменов строением их физиологического субстрата. Профессор не стесняется экстраполировать данные, полученные на мышах, на людей и наоборот (!). Так он заявляет: «Человеку свойственно воображение. Так же как у наших подопытных мышей, приятные или неприятные события из нашего прошлого опыта могут ассоциироваться в нашей памяти с другими событиями, с которыми на самом деле не имели связи». Мыши с воображением — это, знаете ли, новое слово в науке...

Соответственно (и вполне ответственно) мы рассматриваем исследования г-на Тонегавы как классический биологизаторский редукционизм, попытки сведения психики к её физиологическому субстрату. Мы обеспокоены! И может быть, даже напишем открытое письмо императору Японии — исследования, противоречащие нашим научным взглядам, сводящие священные для сообщества психологов процессы памяти к низменным биологическим основам, должны быть немедленно прекращены! Да и мыши находятся в опасности!

Ой, ошибочка вышла. Открытое письмо надо писать президенту Обаме, оказывается. В середине XX века г-н Тонегава (как он сам пишет в автобиографии) был не удовлетворен и раздосадован подчиненным Америке положением Японии, подавленностью своей родины. Но это не помешало молодому г-ну Тонегаве переехать работать в США, считая, что это «нормальная карьера для японского молекулярного биолога». Наверное, уже тогда некие зачатки политической позиции проявлялись в будущем лауреате... но были утоплены в чечевичной похлебке. Нам кажется, что осуждение российских законов — очень удачный ход для иностранца, желающего, чтобы его политические принципы никак не затрагивали его собственную жизнь.

Энтони Джеймс Леггетт (физика, 2003 год)

Получил премию «за создание теории сверхпроводимости второго рода и теории сверхтекучести жидкого гелия-3». Член множества научных сообществ, в том числе иностранный член Российской академии наук. Собрать достаточно подробную информацию нам не удалось, но мы выяснили, что жена лауреата — доктор философии по хорошо нам известному направлению культурной антропологии. Жаль, что подписывая обсуждаемое письмо, знаменитый физик не посоветовался с супругой и не следовал знаменитым заветам культурного релятивизма — тогда бы он наверняка не позволил себе навязывать свои ценности людям с другой культурой и иными традициями.

Дадли Роберт Хершбах (химия, 1986 год)

Получил премию «за внесенный вклад в развитие исследований динамики элементарных химических процессов». Молодой Дадли смог поступить в Стэнфордский университет благодаря своим выдающимся спортивным талантам — он так хорошо играл в футбол (американский, естественно), что даже получил предложение поступить в профессиональную команду. Но к этому времени он заинтересовался химией и отказался — отдал себя науке и, как видим, не зря. Нам не удалось найти свидетельств политической деятельности г-на Хершбаха, некоторые ресурсы называют его «беспартийным». Сложно сказать, руководствовался ли он какими-то личными мотивами, становясь подписантом злосчастного письма, или восьмидесятилетний профессор вспомнил молодость, тряхнул стариной и ответил не как ученый, а как футболист.

Роберт Кёрл (химия, 1996 год)

Награжден совместно с главным «героем» нашего романа Харолдом Крото и Ричардом Смоли «за открытие фуллеренов». Как мы уже объясняли, фуллерены — это сложные молекулярные соединения из углерода, представляющее собой выпуклые замкнутые многогранники, составленные из чётного числа атомов. В 9 лет Роберту подарили набор «Юный химик», и через неделю он решил стать химиком. И стал им! Г-н Кёрл счастливо женат, с супругой познакомился в Беркли: «Наш союз показался нам предопределенным, когда мы узнали, что наши предки приехали из крошечного городка Центр Пойнт в Техасе (население 300 человек)».

Следов политической активности г-на Кёрла или даже его интереса к социальным наукам нам обнаружить не удалось. Мы предполагаем, что многочисленные учителя, упоминаемые лауреатом в его краткой автобиографии, не вмешивались в его жизнь, не пытались повлиять, например, на его выбор невесты и не пытались его разубедить, указывая на тот очевидный и бесспорный факт, что вера в предопределение судеб несовместима с успешной научной карьерой, и следование «предопределению» всегда ведет ученого к краху.

Мартин Чалфи (химия, 2008 год)

Награжден «за открытие и развитие зелёного флуоресцентного белка».

В настоящий момент г-н Чалфи ведет исследования различных аспектов развития и функционирования нервных клеток. И это рождает в нас большую обеспокоенность за судьбу этих нервных клеток.

Просить всегда нелегко, но мы надеемся, что уважаемый профессор учтет нашу обеспокоенность и прекратит исследования, подвергающие опасности нервные клетки и нарушающие их законные права быть неисследованными. В противном случае мы отказываемся от всех запланированных поездок в США и даже по своей стране будем вынуждены ходить только спиной вперед — символизируя тем самым всю абсурдность идеи «развития нервных клеток».

Ричард Робертс (медицина/физиология, 1993 год)

Получил премию за «за открытие, прерывистой структуры гена», и, если верить различным источникам, может считаться примерным ученым — на таких, как он, можно и нужно равняться. Сын автомеханика, заинтересовавшийся в 15 лет химией, Ричард забросил мечты о карьере частного детектива, и всю оставшуюся жизнь занимался химией, причем большую часть своей карьеры он был связан с одной из сложнейших головоломок в современной науке — с попыткой понять структуру и функционирование генов.

Только одно нам ясно не до конца — зачем ученый с мировым именем разменивает это имя на сомнительные провокации ЛГБТ-активистов и борьбу за чьи-то права в далекой холодной России. Мы готовы с уважением отнестить к любому частному мнению г-на Робертса, только вот зачем он подкрепляет его своим научным авторитетом? Мы надеемся, что рассуждая о кино или изобразительном искусстве, о мастерстве фигуристов или строителей господин Робертс не ссылается на свой научный статус... или это выглядит, по меньшей мере, странно: «Я как лауреат Нобелевской премии по физиологии считаю этот ковер безвкусным». И жаль, что исключительно симпатичный нам ученый Ричард Робертс не принимает головоломки, связанные с общественными проблемами, всерьез, а между тем они в большинстве не намного проще структуры гена.

Джон Полани (химия, 1986 год)

Премия «за внесенный вклад в развитие исследований динамики элементарных химических процессов». Полани — известный общественный деятель, организатор и председатель канадской группы Пагоушского движения, член Комитета по проблемам международной безопасности Национальной академии наук США и Канадского центра по разоружению и контролю за вооружениями.

В данном случае у нас нет никаких сомнений в компетентности подписанта. Более того, мы не можем допустить мысли, что специалист такого уровня, много лет работающий во влиятельных американо-канадских экспертных структурах национальной безопасности может быть не посвящен в истинные цели провокации под кодовым названием «Письмо 27 нобелевских лауреатов Путину».

Эдмонд Фишер (медицина/физиология, 1992 год)

Удостоен Нобелевской премии «за открытия, касающиеся обратимого белкового фосфорилирования как механизма биологической регуляции» — прямо скажем, тема довольно далекая от юриспруденции и регулирования доступности информации. С 2007 года избран почетным президентом Всемирного культурного совета (ВКС), созданного в 1981 г. для поддержки распространения знаний и развитием взаимоотношений между людьми, странами, правительствами и различными областями науки. Одна из основных целей ВКС — присуждение награды за научные достижения им. А. Эйнштейна, за достижения в области образования им. Х. Васконселоса и награды в области искусств им. Л. да Винчи.

Звание почетного президента Всемирного культурного совета обязывает, так как современная культура и ЛГБТ-сообщество — две вещи неразрывные. Не подпишешь письмо, коллеги могут неправильно понять. Вот даже интересно, скольким нобелевским лауреатам предлагалось подписать письмо? Почему набралось только 27 подписантов, а не 270, к примеру (живых лауреатов несколько сотен)? Или задание было срочное и попросту не успели?

(Продолжение следует).

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 62