logo
  1. Классическая война
  2. Ядерная доктрина
ИА Красная Весна /
Американские стратеги были убеждены, что СССР понадобится 10–15 лет для создания своей атомной бомбы. За этот период монопольного обладания ядерным оружием и следовало превентивно развязать войну и уничтожить СССР в ходе ядерной войны

Ядерная доктрина. Старт ракетно-ядерной гонки

Надрывные вопли наших либероидов (Сванидзе, Млечина и других) о том, что сталинские спецслужбы украли ядерные секреты у благородных США и, будучи бездарными негодяями, криво-косо, на крови и костях создали советскую атомную бомбу — невероятная чушь. Еще более невероятно другое — что такая чушь могла сыграть немалую роль в дискредитации советского проекта и развале СССР.

На самом деле, атомную бомбу может создать только очень высокоразвитая страна. Если в 2013 году спецслужбы Зимбабве украдут у США все чертежи и технологии, необходимые для создания какой-нибудь бомбы… ну, я не знаю, например, кварковой... То значит ли это, что они сумеют создать эту бомбу?

Создание советской атомной бомбы стало возможно потому, что в ходе индустриализации, коллективизации, культурной революции, в ходе второй военной индустриализации, в ходе невероятной образовательной и научной революции возникла новая страна, высокоразвитая и в научном, и в техническом, и в иных отношениях. И эта страна смогла замахнуться аж на создание атомной бомбы.

Что же касается добытых нашими спецслужбами американских секретных материалов, то, во-первых, поди ты их еще добудь... Это только в детективных романах делается по принципу «два притопа, три прихлопа». А в жизни все происходит иначе.

Во-вторых, это внесло важный, но далеко не решающий вклад в осуществление советского атомного проекта.

А в-третьих... В-третьих, надо осознать, в какой мере этот самый атомный проект все изменил — и облик нашей страны, и состояние нашего военно-промышленного комплекса, и облик нашей армии. Притом, что эти три компонента: страна, ВПК и армия — представляют собой единое целое.

Начав описывать классическую войну именно как это триединство, мы сейчас подходим к рассмотрению новой фазы развития этого триединства, порожденной американским ядерным вызовом.

Наш ответ на этот вызов потребовал строительства с нуля всей атомной промышленности, включая атомное машиностроение, и создания специальных видов производства в приборостроительной, электровакуумной, химической, металлургической и многих других отраслях. В СССР была выстроена вся технологическая цепочка: от первичной геологической разведки урановых руд до завершающих сложнейших научно-конструкторских работ по воплощению самого изделия. Такие полные технологические цепочки до сих пор имеют всего несколько стран, что дает огромные преимущества России и в области военного, и мирного атома.

Одних только атомградов — закрытых городов-заводов и одновременно интеллектуально-производственных комплексов — было построено десять. Там был сосредоточен цвет научной и инженерной мысли страны. А это значит, что благодаря атомному комплексу был дан мощный импульс для научной и кадровой революции в СССР.

Атомный проект стал «локомотивом» технического и инженерного развития страны, двинул вперед науку, резко поднял уровень образования, прежде всего технического (создание МФТИ, физико-технических факультетов во многих политехнических институтах).

Огромное влияние атомный комплекс оказал на экономику. Да, действительно, с одной стороны, он требовал непомерных затрат и сдерживал рост благосостояния народа, но, с другой стороны, он же создал большое количество совершенно новых отраслей промышленности, задал планку для модернизации старых отраслей, инициировал появление совершенно новых рабочих и инженерных специальностей и обеспечил этих специалистов работой.

Вот лишь один, но принципиальный пример — использование энергии атомной реакции в мирных целях. Уже в 1954 г. в Обнинске была пущена первая в мире атомная электростанция, а к середине 80-х годов СССР имел 18 таких станций, которые не только вносили заметный вклад в обеспечение энерговооруженности страны, но и стали предвестниками энергетики будущего.

Советские атомщики далеко продвинулись в овладении термоядерной энергией. В 1956 году И. Курчатов прочитал в Англии доклад, посвященный этой тематике, чем совершенно потряс западное научное сообщество.

Наконец, атомный проект стал мощнейшим геополитическим инструментом, позволившим удержать за СССР завоеванную в войне сферу международного влияния на весь XX век, да и до сих пор позволяет России играть роль великой державы.

Безусловно, именно атомный комплекс в научном, технологическом и кадровом отношении определял все послевоенное развитие советского государства. Но, конечно, в первую очередь, его значимость определялась военно-политическими задачами.

«Ядерная дубинка» США

Ядерные военные доктрины — изобретение американцев.

В США традиционно принято, что сначала теоретиками и стратегами разрабатывается военная доктрина (в том числе, ядерная), а затем согласно ее установкам развиваются вооруженные силы страны.

Получив в руки ядерное оружие, США тут же постарались использовать его для достижения мирового господства. А поскольку главным препятствием к этому был СССР, то следовало ликвидировать это препятствие.

Причем, речь шла не просто об угрозе применения ядерного оружия или оказании политического давления с его помощью. Нет, ставилась целенаправленная задача уничтожения СССР в ходе ядерной войны.

Американские стратеги были убеждены, что СССР понадобится 10–15 лет для создания своей атомной бомбы. За этот период монопольного обладания ядерным оружием и следовало превентивно развязать войну против СССР — именно из этого с середины 1945 года и до начала 50-х исходила американская доктрина.

Подготовка к войне началась практически сразу после разгрома гитлеровской Германии. В директиве Объединенного комитета военного планирования № 432/д от 14 декабря 1945 года планировалась атомная бомбардировка 20 основных политических и промышленных центров Советского Союза. Для этого в ходе внезапного атомного удара намеревались использовать весь наличествующий запас атомных бомб (196 штук).

Для политического обоснования этой доктрины была использована концепция о советской угрозе, автором которой считается патриарх американской дипломатии Дж.Кеннан. Его знаменитая «длинная телеграмма», в которой он 22 февраля 1946 года предложил стратегию конфронтации с Советским Союзом, стала катехизисом антисоветизма среди американской политической элиты и основополагающим документом «стратегии сдерживания».

Вообще, антисоветизм и антикоммунизм с появлением у США атомной бомбы стали государственной политикой. С приходом Трумэна начались гонения на политиков, ученых, журналистов, мало-мальски симпатизирующих Советам. Идеологическая машина «борьбы с красными» набирала обороты так, что за несколько лет полностью изменилось американское общество.

За последние 25 лет мы вдосталь наелись антисоветских мифов. И малость подзабыли, что такое мифы советские. Один из этих мифов — миф о беззаветном друге СССР Бертране Расселе. Впрочем, в отличие от антисоветских мифов советские мифы на что-то все же опирались в реальности.

Бертран Рассел, этот английский ученый с мировым именем, и впрямь со временем стал и другом СССР, и гуру пацифизма, и активным сторонником ядерного разоружения. Но это произошло после того, как мы осуществили атомный проект. А в 1946 году Рассел вовсе не боялся развязывания новой мировой войны ради сохранения атомной монополии за Западом. Вот что он писал в статье «Атомная бомба и превентивная война»: «В ближайшем будущем мировая война, какой бы ужасной она ни была, скорее всего, закончится победой Америки без уничтожения цивилизации в Западном полушарии. Нет сомнений, что победа Америки приведет к созданию мирового правительства при гегемонии США. Я, со своей стороны, буду с энтузиазмом приветствовать такой результат».

Специфический был друг у СССР, не правда ли?

Планов превентивной ядерной войны против СССР было множество: «Тоталиту» (1945 г.), «Троуджэн» (1948 г.), «Оффтэкл» (1949 г.). Но наиболее подробно разработанными были следующие.

К середине 1948 г. в Комитете начальников штабов был составлен план ядерной войны с СССР «Чариотир». Этим планом намечалось в течение первых 30 дней войны сбросить 133 ядерные бомбы на 70 советских городов. Правда, как выяснилось, этого было явно недостаточно для достижения быстрой победы. Поэтому Комитет предлагал увеличить ядерный арсенал и количество средств авиационной доставки.

В 1948 году в США разработали план «Тройан», в котором предусматривалось начать военные действия 1 января 1950 г. На то время США имели 840 стратегических ядерных бомбардировщиков и свыше 300 атомных бомб. Предполагалось в течение 30 дней подвергнуть атомной бомбардировке 70 основных индустриальных центров СССР. Однако в ходе проведенных в США штабных учений выяснилось, что США не смогут достичь поставленных целей.

Когда в сентябре 1949 года СССР испытал первую атомную бомбу, президент США срочно утвердил план «Дропшот» — план коалиционной войны против СССР, ориентировочно намечавшейся на 1 января 1957 года. Предполагалось, что страны НАТО и ряд других государств Европы и Азии выставят против нашей страны армии общей численностью 20 млн человек, одновременно будет нанесен массированный ядерный удар по СССР. Бомбардировки крупных городов СССР были запланированы сознательно, так как американские аналитики признавали, что ядерные удары по армии малоэффективны. Намечалось, что после первой бомбардировки погибнет 2,7 миллиона человек. Но новые штабные учения показали, что США по-прежнему не смогут достичь поставленных целей, и в 1950 году вопрос о превентивной ядерной войне был вообще снят.

Советский ракетно-ядерный щит

Американцы не учли всех достоинств советской мобилизационной экономики, в итоге вместо 10–15 лет атомная бомба была создана за 4 года напряженного труда. И если испытанная в СССР 29 августа 1949 года бомба почти точно копировала американскую, то вторая, начиненная ураном-235 и испытанная в 1951 году, имела оригинальную конструкцию. Эта бомба, будучи почти в два раза легче американской, получилась в два раза мощнее ее.

После успешного испытания Сталин ответил на вопросы корреспондента «Правды» и заявил, что «испытания атомных бомб различных мощностей будут проводиться и впредь по плану обороны страны». Конечно, это заявление, своим подтекстом как бы утверждающее, что испытания ядерных боезарядов давно уже стали в СССР привычным делом, имело политическую цель. Сталин в условиях начавшейся «холодной войны» предупреждал Америку — не надо рассчитывать на безнаказанность в ядерном нападении на СССР.

В дальнейшем русские стали обходить американцев. 12 августа 1953 года был взорван реальный водородный заряд, готовый к применению в виде бомбы, а 30 октября 1961 года осуществлен непревзойденный доныне по мощности взрыв 50-мегатонной бомбы. Эта была та самая «кузькина мать», которой Хрущев грозил американцам. О военно-политической ситуации, предшествовавшей этому испытанию, мы будем говорить позже, но главное — советские конструкторы доказали возможность создания водородного заряда практически неограниченной мощности.

Количественное соотношение ядерных арсеналов у Советского Союза и США менялось довольно быстро. Так, в 1950 году у СССР было 5 атомных бомб, в то время как у США — 369. В 1957 году — соответственно 660 и 6444. В 1978 году — 25 393 и 24 424. Таким образом, к середине 70-х годов уже был достигнут паритет.

Но мало было овладеть технологией создания ядерного оружия и ускоренно запустить серийное производство бомб, надо было также создать средства их доставки на территорию предполагаемого противника.

Если американцы, обладающие более совершенными технологиями в авиастроении, основную ставку в качестве носителей сделали на стратегическую турбореактивную авиацию, то в СССР успехи в реактивной авиации были скромнее. Поэтому в задачи созданного в 1946 году Специального Комитета по реактивной технике помимо исследовательских и опытно-конструкторских работ по реактивным авиадвигателям входило и изучение немецкого опыта по ракетной технике.

Уже в мае 1946 года Совмин СССР принял решение воспроизвести технологию немецких ракет ФАУ-2 и зенитных ракет. А в сентябре этого же года в составе НИИ-88 при Министерстве вооружения СССР было сформировано несколько новых «ракетных» конструкторских отделов, которые возглавили, в том числе, С. П. Королев, П. И. Костин, Н. Л. Уманский, А. М. Исаев — впоследствии наши ведущие ракетчики.

Импульс был дан, и работа на ракетном направлении (в котором, напомню, у Советской России были уникальные теоретические и очень важные практические заделы) была начата. Как создавался ракетный щит СССР — в следующей статье.