Неужели непонятно, что программа «Российско-грузинский диалог для мира и сотрудничества» затевается с явным расчетом на дестабилизацию региона?

Юг России. О построении «Кавказского дома»

Участие зарубежных организаций и целых государств в диффузной сепаратистской войне против России принимает самые различные формы: от настойчиво предлагаемых экономических и культурных проектов (служащих, чаще всего, прикрытием для такой войны) до прямой поддержки сепаратистов. Северный Кавказ — не исключение.

Отметим, что при этом важную роль играет работа с антироссийски настроенными северокавказскими диаспорами за рубежом. В том числе, в Турции и Грузии.

Турецкие и грузинские власти оказывали активную поддержку представителям незаконных вооруженных формирований на российском Северном Кавказе во время двух прошедших после развала СССР так называемых чеченских войн. Эта поддержка никуда не исчезла и по сей день, но здесь я буду обсуждать лишь ее информационно-пропагандистскую составляющую.

Так, весной 2012 года в Турции при участии кавказских диаспор произошло два крупных антироссийских мероприятия.

12 мая в Стамбуле прошел симпозиум, в котором приняли участие представители кавказских неправительственных организаций, черкесской диаспоры и российские правозащитники. Основная тема обсуждения — «последствия переселения Кавказских народов». На встрече, организованной Фондом «Кавказ» и собравшей более 200 человек, прозвучали заявления о том, что Грузия готова «стать флагманом правозащитников на Северном Кавказе» и поддерживает требование «признать геноцид черкесов царской Россией».

На следующей день, 13 мая 2012 г., в турецкой столице состоялся Международный Кавказский Конгресс (МКК), собравший около 450 делегатов, представляющих кавказские диаспоры за рубежом, а также правозащитников и журналистов из стран Евросоюза, Турции, Японии и Грузии. Среди основных организаторов мероприятия — турецкая неправительственная правозащитная организация Imkander, занимающаяся «проблемами кавказских беженцев и защитой интересов мусульман Северного Кавказа».

Главные обсуждавшиеся вопросы — «преступления России на Кавказе», «правопреемственность единого Исламского Государства, к которому мусульмане Кавказа стремились со времен Шейха Мансура».

Фактически Кавказский Конгресс стал очередной попыткой заявить на международном уровне о существовании крупного проекта по созданию на Северном Кавказе исламского государства «Имарат Кавказ». А главным инструментом реализации этого проекта с 2007 года является исламистская террористическая подпольная сеть (под руководством последнего президента самопровозглашенной Ичкерии Доку Умарова), распространившаяся уже не только на северокавказские республики, но и на Поволжье и Урал.

Напомним, что в России (в 2007 г.) и в США (в 2011 г.) организация «Имарат Кавказ» была признана террористической, а Доку Умаров включен в список международных террористов.

Но это лишь подогревало эмоции участников Конгресса, высказавшихся в поддержку «лучшего объединительного проекта» и его главы (как «преемника кавказских военно-политических лидеров Шейха Масура и Имама Шамиля»).

Упоминание Шейха Мансура и Имама Шамиля здесь неслучайно. Оба они были в XVIII–XIX вв. организаторами и вдохновителями вооруженной борьбы с Россией на Северном Кавказе. И их имена в данном контексте есть прямой призыв участников Конгресса к новой «кавказской войне».

Зрители прямой онлайн-трансляции Международного Кавказского Конгресса (на сайтах Imkander и Кавказ-Центр) могли узнать, что создан постоянно действующий комитет МКК, а также сразу ознакомиться с принятой на встрече Декларацией:

«Мы — чеченцы, ингуши, черкесы, народы Дагестана, Кабарды, Балкарии, Карачая, кумыки, ногайцы, и другие народы Кавказа выступаем решительно против русского экспансионизма… Мы являемся единой, большой кавказской нацией… Мы отвергаем все права на оккупацию Россией наших земель!.. Мы объявляем нелегитимными все режимы, установленные Россией на Северном Кавказе…

Мы заявляем, что единственной законной властью на Северном Кавказе является Имарат Кавказ… Приветствуем Докку Умарова и моджахедов, которые продолжают в горах Кавказа благословенную борьбу… Мы будем поддерживать борьбу против России и ее пособников… Осуждаем агрессию России против Грузии в 2008 году…»

Отметим, что на этой встрече — «с подачи» грузинских гостей — была вновь затронута «черкесская» тема. Представитель Черкесского культурного центра (ЧКЦ) в Тбилиси А. Квахадзе сделал доклад о проведенной царской Россией «массовой этнической чистке адыгов (черкесов) с одновременным захватом черкесских земель». По словам докладчика, Олимпиада-2014 в Сочи (на «завоеванной территории») «приурочена к 150-летию геноцида».

Российские эксперты прямо называют Международный Кавказский Конгресс (МКК) продолжением объединения различных групп северокавказского подполья, оказавшихся в эмиграции, и зарубежных диаспор, под патронажем старых европейских союзников, а также Грузии и Турции. Причем подчеркивают, что происходило это с явной санкции местных властей.

Мэр стамбульского городского района Фатих Мустафа Демир поддержал «продолжающуюся борьбу кавказских народов» и передал участникам Конгресса поздравление от имени президента, правительства и парламента Турции.

Заявление российского МИДа о «недопустимости мероприятий, участники которых прямо угрожают территориальной целостности России», в Турции осталось практически незамеченным. Не отреагировали на него и в Грузии. Да и не могли в то время отреагировать, ибо в том же мае 2012 г. Тбилиси предпринял в сферах пропаганды и законотворчества очень крупные антироссийские акции.

Парламентский комитет по вопросам диаспоры и Кавказа рассмотрел проект государственной стратегии Грузии в отношении народов Северного Кавказа. Речь шла об «укреплении культурных, образовательных, научных, коммерческих, торговых, человеческих связей …между грузинским и северокавказским народом» — вне контекста связей с Россией.

В документе говорилось о готовности Грузии «помочь народам Северного Кавказа… установить отношения с существующими в разных странах мира северокавказскими диаспорами» (что по факту уже и происходило в Турции). Здесь же упоминалось признание Грузией в мае 2011 года «факта геноцида черкесов, осуществленного Российской империей в XIX веке».

Все более очевидно то, что Грузия реализует долгосрочную программу использования «черкесского вопроса» для дестабилизации ситуации на Кавказе. Еще в октябре 2011 года по указу президента М. Саакашвили в Тбилиси был создан Центр черкесской культуры, для которого были открыты архивы грузинского МВД. Одновременно грузинские политики развернули активную деятельность по налаживанию связей с черкесскими общественными организациями из республик Северного Кавказа.

На международных конференциях в Тбилиси, а также во время контактов с общественным движением «Черкесский конгресс» в России и зарубежной черкесской диаспорой, прорабатываются такие проекты, как «независимое государство Великая Черкесия» и «широкая автономия единой Черкесии в составе РФ». Причем с очень крупными территориальными претензиями к сопредельным российским регионам.

Например, один из обсуждаемых форматов «Объединенной Черкесии» включает в себя: «половину Краснодарского края с черноморским побережьем, Адыгею, половину Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, часть Ставропольского края, включая курорты Ессентуки, Минводы, Пятигорск, Кисловодск». И здесь нельзя не задаться вопросом: сколько «горячих точек» возникнет в России при попытке реализации подобных проектов?

Этот вопрос тем более актуален и уместен, поскольку, как становится ясно, Грузия вовсе не собирается ограничиваться признанием «геноцида черкесов». О ее дальнейших планах можно судить, изучив, например, материалы журнала «Реалии Кавказа».

Там мы видим интервью с главой парламентского комитета по вопросам диаспоры и Кавказа Н. Циклаури, в котором депутат говорит о возможности признания «геноцида ингушей». Там же статья уже известного нам специалиста Черкесского культурного центра (ЧКЦ) А. Квахадзе, в которой автор уделяет большое внимание «проблемам карачаево-балкарского народа» (депортацию которого в 1944 году также, по видимому, предполагается объявить «геноцидом» со стороны России).

В этом же журнале — материал главы ЧКЦ М. Чухуа, где говорится о необходимости проекта «Единый и мирный Кавказ», объединяющего «все северокавказские республики, Грузию, русско-казацкие и кавказские общины Краснодара, Астрахани, Ставрополя, Ростова». Подчеркнем, что целью данного проекта является построение «диалога Грузии с народами Северного Кавказа» (и частью южных российских регионов) для создания «новой парадигмы общего будущего и совместного проживания в едином пространстве» — без участия России!

В связи с проектом «Единый и мирный Кавказ» некоторые эксперты обращают внимание на реализуемую в настоящее время программу «Российско-грузинский диалог для мира и сотрудничества».

С грузинской стороны в качестве организатора этого диалога выступает Центр Культурных Отношений «Кавказский дом», который в 2011 году (еще при президенте М. Саакашвили) начал, как утверждает «Кавказский дом», «работу, направленную на строительство мира между грузинским и российским обществами».

В рамках этой программы, в частности, предусмотрены регулярные встречи молодых политологов, журналистов, экономистов, правозащитников, специалистов по международным отношениям из России и Грузии.

Вроде бы, хорошо: налаживание такого «гражданского диалога» на фоне охлаждения межгосударственных отношений — дело полезное. Однако развитие этого диалога уже вызывает в России серьезные вопросы, которые мы не можем не задать.

Так, на период с 8-го по 14 апреля 2013 года «Кавказский дом» презентовал осуществление проекта «Диалог молодых профессионалов для мира и сотрудничества». Заявленная цель — «содействие восстановлению доверия между грузинскими профессионалами и профессионалами юга России». Проект предусматривает отбор «исследователей, представителей неправительственного сектора и СМИ, блогеров и гражданских активистов из республик Северного Кавказа, Краснодарского и Ставропольского краев, Ростовской области и Москвы».

Вопрос №1. Почему и на каких основаниях построение российско-грузинского диалога перешло из межгосударственного формата в формат прямого диалога Грузии с российскими регионами?

Далее. В ходе работы запланированы встречи и написание работ, посвященных «перспективам взаимоотношений Грузии и юга России, а также анализу протекающих в регионе процессов».

Вопрос №2. Этот «мозговой штурм» необходим для совместного построения «новой парадигмы общего будущего в едином пространстве» без участия федерального Центра, о чем и писал в журнале «Реалии Кавказа» глава Черкесского культурного центра М. Чухуа?

И сразу, предвидя обвинения в излишней подозрительности, зададим вопрос №3.

Почему в качестве координатора этого проекта выступает главный редактор журнала «Реалии Кавказа» Марат Ильясов, являющийся соратником премьер-министра самопровозглашенной Ичкерии А. Закаева и начальником Департамента ЧРИ по связям с вайнахской диаспорой?

Глава Сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований (РИСИ) Яна Амелина во время дискуссии на интернет-телевидении «День-ТВ» заявила по этому поводу следующее: «Молодые профессионалы приезжают в Тбилиси по различным программам, которые финансируются британским, швейцарским МИДом. Российские профессионалы. С грузинской стороны всем этим занимаются соратники Закаева. Понимают эти люди, что они делают?»

Мы же продолжим задавать свои вопросы.

Вопрос №4. Не получится ли так, что под «крышей» программы «Российско-грузинский диалог для мира и сотрудничества» начнет осуществляться снюхивание Тбилиси с частью национальных диаспор России, ориентированной на эскалацию опасных тенденций?

Для таких опасений есть весомые основания.

Например, главред журнала «Реалии Кавказа» М. Ильясов называет целью своего издания нахождение «пути к интеграции региона» под руководством Грузии. В своих докладах на зарубежных чеченских конференциях он ратует за создание из чеченской диаспоры в Европе политической партии и заявляет, что «чеченское национально-освободительное движение в России является… мотором сопротивления на Северном Кавказе», играющим главную роль в «разрешении конфликта и умиротворении региона».

Вопрос №5. Неужели непонятно, на что будет ориентироваться делающий такие заявления Ильясов, став координатором вышеназванного, якобы, мирного проекта? Неужели непонятно, как именно он будет отбирать молодых «исследователей и гражданских активистов» из республик Северного Кавказа?

И, наконец, неужели непонятно, что программа «Российско-грузинский диалог для мира и сотрудничества» затевается с явным расчетом на дестабилизацию региона?

А ведь описанный здесь «подрывной» северокавказский сюжет — на Юге России не единственный. В следующих номерах газеты мы обсудим и другие сюжеты.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 24