logo
Статья
/ Участники

Защищать наше общество от морального разложения, защищать нашу культуру

Здравствуйте, дорогие друзья!

Я немножко расскажу об экспертной и просветительской работе РВС.

Одна из ключевых задач Родительского Всероссийского Сопротивления — просвещение родителей. Для этого мы создаем просветительские продукты, рассказываем родителям о сути происходящих изменений [в законодательстве] в области семьи.

Угроза [введения] ювенальной юстиции в нашей стране никуда не делась. Еще сохраняется вероятность того, что ювенальная юстиция все-таки проникнет в Россию: один за другим появляются новые законопроекты, которые содержат нормы, наносящие удары по институту семьи. Дело в том, что серьезные изменения законодательных норм, регулирующих семейные и детско-родительские отношения, очень часто предполагают изменение психологического климата в семье — это неизбежно.

Быть может, в это трудно поверить, но за каждым законом, за каждой очередной международной конвенцией, которую мы подписываем (а законы, которые касаются семейной сферы, очень часто являются калькой, прямым переводом западных законов), — за этими законами стоит западная идеология, западное отношение к семье. Поэтому нам кажется очень важным оценивать законодательные новшества с точки зрения их идейного и психологического содержания: мы ведь прекрасно видим, к чему привели реформы семейного законодательства на Западе — в западных странах институт семьи переживает жесточайший кризис. Но мы почему-то продолжаем копировать разрушительные западные нормы...

Сегодня уже говорилось о законе о семейно-бытовом насилии («О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия»). Я одну норму оттуда процитирую, потому что она кочует из одного документа в другой, из одного законопроекта в другой. Там вводится такое понятие, как «психологическое насилие». Что это такое? Это «унижение чести и достоинства одного члена семьи другим, умышленное воздействие на психику человека, принуждение посредством угроз». То есть если один из членов семьи почувствовал себя обиженным или униженным, он имеет право обратиться в правоохранительные органы, в органы опеки, в суд и потребовать наказать другого члена семьи, потребовать компенсаций каких-то. Мало этого — все эти службы имеют право вмешаться в семью, даже без обращений кого-то из членов семьи. Получается, что в зону риска попадает буквально каждая семья — потому что в каждой семье есть конфликт и в какой-то момент член каждой семьи может почувствовать себя обиженным.

Это что такое? Это подмена межличностных отношений, которые предполагают очень трудную эмоциональную работу супругов, — юридическими отношениями. У нас не принято по поводу отношений в семье прибегать к услугам третьих лиц, потому что в традиционной российской семье тогда только в суд, например, обращались, когда семья заканчивала свое существование — при разводе. Во всех остальных случаях люди всегда предпочитали решать проблемы между собой. А что будет, если заработает этот закон, если по каждому поводу супруг может обратиться за компенсацией в суд? Это приведет к отчуждению супругов, к резкому похолоданию их отношений! — то есть это — абсолютно разрушительная норма. Воззвать о защите униженного достоинства может также и ребенок, которому, например, сказали, что если он сейчас не поужинает, то лишится мультиков. С точки зрения данного законопроекта это называется «угроза», то есть тоже психологическое насилие. Получается, что подобные нормы закона препятствуют самой возможности воспитания, разрушают процесс воспитания.

С точки зрения семейной психологии этот законопроект является совершенно безграмотным. И эксперты РВС дают как юридическую, так и психологическую оценку подобным законопроектам. Участвуют в их обсуждениях на круглых столах, в региональных общественных палатах, в общественной палате Российской Федерации. Так, благодаря критическим замечаниям экспертов РВС были поправлены некоторые формулировки в окончательном тексте Стратегии воспитания. Туда же были внесены некоторые разработанные РВС предложения. В нынешнем варианте Стратегия все-таки имеет много изъянов, но она сейчас кажется намного более достойной, чем была до этого.

Следующий ряд проблем: как нам кажется, строгой психологической оценке должна подлежать вся информационная продукция для детей. Сегодня общество подвергается массированному информационному воздействию. В то же время мы понимаем, что российское информационное пространство наводнено продукцией весьма опасного содержания — информацией морально разлагающей, пропагандирующей суицид, нетрадиционные отношения, стирающей половые различия. Эксперты РВС проверяют ее на соответствие закону о защите детей от вредной информации. Часто такая информация хорошо замаскирована, поэтому нам кажется, что нужно просвещать родителей, рассказывать им, помогать им увидеть то, что не сразу бросается в глаза.

Благодаря активности РВС из книжных магазинов исчезают книжки с вредным и опасным содержанием, учебники по секспросвету. Кстати, мы знаем, что многим родителям, а также и учителям часто кажется, что секспросвет — это нечто похожее на уроки анатомии для подростков, в которых рассказывается о нежелательности ранних беременностей или половых инфекций. Но на самом деле это совершенно не так, это заблуждение. Сейчас в западных странах секспросвет начинается с детсадовского возраста. Там детям рассказывается о половых актах, очень красочно описывается, рассказывается о сексуальных удовольствиях. Эта продукция, эта информация очень вредна для детей, и эксперты РВС уже несколько лет рассказывают об этих опасностях родителям.

Хотелось бы рассказать еще об одном весьма разрушительном явлении. Сейчас в российское образовательное пространство, в школы, детские сады проникает большое количество педагогических систем весьма сомнительного свойства. Например, так называемое гендерное воспитание. Разговоры о нем всегда начинаются с того, что у мальчиков должно быть воспитание мужественности, у девочек — женственности. Многих педагогов это подкупает, и они берут эту идею на вооружение. Но дело в том, что за этой первой идеей о различном воспитании идеологи гендерного равенства — а это именно они продвигают гендерное воспитание у нас в стране — непременно предлагают следующую идею: раз половые роли — это предмет воспитания, то давайте мы не будем совершать насилия над детьми, давайте мы не будем навязывать им эти роли, пусть они сами выберут себе мужскую или женскую идентичность. И вот уже мы видим в некоторых российских школах уроки труда, на которых девочек учат забивать гвозди и пользоваться дрелью, а мальчиков учат сервировке стола. Российской публике широко известны так называемые гендерно-нейтральные норвежские садики, в которых запрещено называть мальчиков мальчиками, а девочек — девочками. Там педагоги обязаны называть детей «оно» — бесполо. Ну вот, а мы уже прямой дорогой двигаемся к таким детским садикам, потому что в некоторых российских детских садах уже вводится гендерное воспитание.

Как вообще всё это можно назвать? Это можно назвать только моральным разложением. И мы видим, что это моральное разложение идет на всех уровнях: в семье, в детском саду, в школе. И важная задача Родительского Всероссийского Сопротивления — защищать наше общество от морального разложения, защищать нашу культуру, и мы будем наращивать наши усилия.

(Аплодисменты.)