logo
Статья
  1. Культурная война
Отчуждение детей от театра чревато разнообразными негативными последствиями. Сфера детских эмоций должна формироваться под воздействием, в том числе, высококачественных театральных зрелищ

Защитите детей!

11 июня в Москве, в Центральном Доме Художника (ЦДХ), открылся 9-й Московский Международный Открытый Книжный Фестиваль (ММОКФ). В течение 4-х дней во дворе и на внутренних площадках ЦДХ состоялось более 300 различных мероприятий. Помимо традиционной книжной ярмарки, где проходили презентации новых книг, на фестивале было много музыки, а также мастер-классов (начиная от английского языка и стрельбы из лука, и заканчивая художественными съемками). На фестивале состоялись показы различных фильмов и спектаклей, работала «Летняя Читальня», проходили встречи с людьми искусства.

А началось всё со скандала. 9 июня первый замминистра культуры РФ В. Аристархов потребовал отменить показ двух спектаклей, запланированных в программе портала Colta.ru. (одного из организаторов ММОКФ): «Душа подушки», в постановке главного режиссера Театра кукол им. Образцова Бориса Константинова, и спектакля для взрослых «Травоядные» в постановке главного режиссера Театра кукол республики Карелия Натальи Пахомовой.

Сатирическая пьеса Максима Курочкина «Травоядные» рассказывает о московской жизни образованных гастарбайтеров и русских обывателей. Спектакль «Душа подушки» повествует о дружбе гипоаллергенной подушки по имени Гречик и одинокого мальчика-аллергика Кости. Обнаруживается, что подушка — это тоже мальчик, которого никто не принимает, потому что у него внутри гречка. И что эта всеми гонимая «подушка-мальчик» оказывается другом мальчика-аллергика Кости, который тоже «не такой, как все». Костя отказывается от подушек с женскими именами, набитых пухом, и начинает спать с Гречиком.

В письме, направленном организаторам ММОКФ замминистра культуры указывал, что в пьесе «Душа подушки» могут быть усмотрены признаки пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних, а в спектакле «Травоядные» присутствует нецензурная брань. В случае показа спектаклей на ММОКФ первый замминистра культуры пообещал отозвать финансирование фестиваля.

Письмо вызвало широкий общественный резонанс. И бурю негодования со стороны представителей либеральной общественности.

10 июня в знак протеста против цензуры от участия в книжном фестивале отказалось правозащитное общество «Мемориал». Подобная реакция была неожиданной. Поскольку, когда за несколько дней до открытия ММОКФ руководство ЦДХ потребовало исключить из программы «Мемориала» читку документальной пьесы Натальи Ворожбит «Дневники Майдана», представители правозащитной организации отреагировали вполне адекватно. Они сообщили, что «это требование больше походило на дружескую просьбу... и мы решили перенести читку пьесы на осень». Н. Ворожбит сказала в интервью: «...тема Майдана сейчас в России как красная тряпка». Итак, мемориальщики пошли на уступки в том, что касается дорогой их сердцу темы Майдана. Но тема толерантности и «о, ужас!» цензуры — это совсем другое дело.

Редакция издательства «КомпасГид» назвала происходящее недопустимым. Несколько издательств решили отказаться от участия в ММОКФ. Среди них «Новое литературное обозрение», «Новое издательство», «Corpus» и «Kolonna publications / «Митин журнал», Польский культурный центр. Отказались участвовать в мероприятиях Книжного фестиваля Лев Рубинштейн, Михаил Калужский, галерист Марат Гельман.

Художественный руководитель «Театра.doc» Михаил Угаров заявил, что «письмо замминистра культуры Аристархова может быть квалифицировано как уголовное преступление по статье «Превышение должностных полномочий». На сайте «Эха Москвы» запестрели блоги с названиями #цензуранафестивале.

11 июня Министерство поторопилось опровергнуть обвинения в цензуре: «Никто не запрещал спектакли. Минкульт направил руководству фестиваля мнение некоторых членов экспертного совета по современной драматургии при министерстве, не более того». В случае несогласия организаторы фестиваля могли бы ответить на письмо, изложив свою точку зрения, однако они предпочли снять спектакли.

11 июня 2014 года Московский книжный фестиваль все-таки открылся, несмотря на критику в адрес его организаторов и предшествующие скандалы. Как утверждал корреспондент «Эха Москвы», присутствовавший на открытии, «сказать, что участников меньше, чем планировалось, сложно... они разделились на две группы: одни вообще не слышали о каких-либо запретах и письмах Министерства культуры, другие знают о ситуации, не одобряют происходящее, но решили, как говорится, не обострять».

В тот же день на «Эхе Москвы» галерист М. Гельман высказался таким образом: «...В этот раз, мне кажется, очень хорошо, что получился не просто скандал... А получилась такая солидарность. И что, кстати, испугало Министерство. Они теперь пошли на попятную».

Почти одновременно со скандалом на книжном фестивале 15 июня пошел в атаку «Гоголь-центр», представив свой специальный антицензурный проект «Запрещенный театр». «Гоголь-центр» инициировал обсуждение весьма актуальных вопросов для Кирилла Серебренникова и его режиссерских эпатажных методов: действительно ли театр нуждается в контроле со стороны власти и общества? и где находятся границы дозволенного в современном театре?

Безусловно, театр как институт всегда находился и находится под пристальным вниманием и общества, и власти.

Вот и идущий шестой (!) год в МХТ им. Чехова спектакль Кирилла Серебренникова по пьесе Мартина Макдонаха «Человек-подушка» (дались им эти подушки!), жанр которого обозначен как кровавая фантазия, неоднократно подвергался осуждению и со стороны критиков и со стороны общественных организаций.

Главный герой пьесы — писатель, создающий рассказы об убийствах детей и детских мучениях. Неизвестный маньяк убивает детей и «претворяет в жизнь» всё, что описывает этот писатель. Через какое-то время писатель в ужасе понимает, что сюжеты его рассказов использует как руководство к действию его родной брат. В конце спектакля писатель неожиданно признается, что много лет назад сам задушил подушкой отца и мать, истязавших в детстве его брата. По сцене в кровавых одеждах ходит 10-летний мальчик, девочка, «истекая кровью», изображает распятие с терновым венцом, из-под которого сочится кровь.

23 апреля 2013 г. Коалиция «За Нравственность» выступила против участия детей во «взрослых» спектаклях с элементами насилия и садизма.

В июле 2013 г. Серебренникова допросили в СКР по поводу «сцен педофилии» и сцен «насилия с участием детей» в спектакле МХТ «Человек-подушка». Он дал письменные объяснения этих сцен в его постановке, и объяснил все жалобы на его спектакли попытками актеров бывшего Театра имени Гоголя бороться с его назначением на пост худрука «Гоголь-центра». Но координатор коалиции «За Нравственность» Иван Дьяченко утверждал, что проверка спектакля началась по их инициативе.

Пока идут проверки, спектакль остается в репертуаре и продолжает идти на сцене знаменитого в прошлом своими гуманистическими традициями МХТ им. А. Чехова.

В 2012 году большой общественный резонанс вызвала постановка оперы «Сон в летнюю ночь» Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Музыку на шекспировский сюжет написал английский композитор Бенджамин Бриттен, режиссером спектакля был приглашен Кристофер Олден, известный своими экстравагантными прочтениями классических сюжетов.

Перед премьерой разразился скандал. В СМИ появлялась информация о коллективном письме с требованием отменить спектакль. Якобы возмущенные родители написали протоиерею Всеволоду Чаплину и уполномоченному по правам ребенка Павлу Астахову. В письме утверждалось, что «второй и третий акты спектакля пронизаны развратными сценами совращений и призывов к сексу, пропагандой употребления алкоголя и наркотиков» и нецензурной лексикой. Театр опроверг это заявление родителей, объявив письмо фальшивкой. Министр культуры В. Мединский не стал вмешиваться в процесс, сославшись на муниципальный статус театра. Правда, спектакль после двух сезонов был снят с репертуара.

Парадоксальность сегодняшней театральной жизни состоит в том, что многие родители стали воспринимать театр как таковой крайне негативно. По сути — как оружие в культурной войне против их детей. Между тем, отчуждение детей от театра как такового тоже, согласитесь, чревато разнообразными негативными последствиями. Сфера детских эмоций должна формироваться под воздействием многих позитивных факторов, одним из которых является высококачественное театральное зрелище. А если зрелища не просто низкокачественные, а разрушающие детскую психику? Увы, тогда родители стремятся минимизировать непосредственный вред, наносимый подобными зрелищами. И не задумываются о долговременных последствиях, связанных с отчуждением детей сначала от театра, ставшего неадекватным, а потом и от других типов культурной продукции, приобретающих такую же неадекватность. И, знаете ли, родителей, так поступающих, вполне можно понять. Во-первых, они не культурологи и не психологи. И оценить в полной мере вред, порожденный отчуждением ребенка от культуры, они не могут. Во-вторых, они не могут повлиять на типы культурной продукции вообще и театральной продукции в особенности.

В итоге родители и впрямь настраиваются на антитеатральный лад и перестают водить детей в театр, опасаясь разрушительных последствий.

И хотя сейчас используются пометки 14+, 16+, но часто и это не спасает. Как говорят многие родители: «Никогда не знаешь, где на что нарвешься». Некоторые театры настолько вольно обращаются с классикой, настолько искажают смысл произведений, что выглядит это не как новое прочтение классики, а как ее поругание. Что уж тут говорить о пьесах современных авторов, где зачастую «дозволено всё, что запрещено»!