7
ноя
2012
  1. Классическая война
Юрий Бардахчиев / Газета «Суть времени» №3 /
Односторонние действия США обязательно повлекут за собой ответные меры со стороны ядерных государств — а их не так мало

«Звездные войны» европейского масштаба

Стратегическая оборонная инициатива
Стратегическая оборонная инициатива
Стратегическая оборонная инициатива

В вопросе ЕвроПРО с недавних пор происходят некоторые брожения, причем инициируются они именно американскими экспертами. В сентябре этого года Национальный исследовательский совет (NRC) США опубликовал доклад, ставший итогом экспертизы строящейся европейской системы противоракетной обороны. Комиссия NRC пришла к выводу, что в нынешнем ее виде система не в состоянии надежно защитить США и их союзников от предполагаемой атаки со стороны Ирана. Вывод достаточно жесткий: необходимо полностью изменить концепцию.

За несколько месяцев до этого, в мае нынешнего года, с подобным же докладом выступили эксперты сразу двух правительственных ведомств: научного совета Пентагона и Счетной палаты правительства США. По их мнению, система ПРО, разворачиваемая США в Европе, является сугубо политическим проектом и в обозримом будущем не будет способна выполнять возложенные на нее военные задачи. Главным изъяном системы эксперты назвали малый радиус действия радаров и неспособность перехватчиков выбрать цель.

Нельзя сказать, что выводы обеих комиссий поверхностны — экспертиза NRC продолжалась три года, а доклад Пентагона и Счетной палаты готовился полтора года, причем свой секретный документ военные передали для изучения в Конгресс США.

Оба официальных исследования подтвердили выводы независимых экспертов, что и сама концепция ЕвроПРО, и используемые ею технические решения неэффективны. Однако главный вопрос заключается в том, будут ли они приняты во внимание американским руководством? Думается, нет. Строительство системы ПРО стало для Америки чем-то наподобие национальной идеи — а национальная идея выше и значительнее, чем любая военно-техническая эффективность.

Чтобы удостовериться в том, что идея «глобального космического щита» уже давно стала для США приоритетной, достаточно взглянуть на историю так называемых звездных войн.

Американцев всегда отличала тяга к новому, особенно в области техники, где они считали себя самой передовой нацией в мире. Тем сильнее была уязвлена их гордость, когда СССР 12 апреля 1961 года первым отправил человека в космос. Это самое выдающееся достижение человечества за тысячелетия его истории принадлежало не им, а восточным варварам — можно ли было с этим смириться?

Тогда США постиг буквально национальный шок, и лишь срочно придуманная «Лунная программа» как-то выправила психологическое уныние нации — 25 мая 1961 года президент Джон Кеннеди на заседании Конгресса США объявил о начале ее реализации.

Однако и тут не заладилось — технические неудачи постоянно преследовали программу. Тенденцию не переломил даже полет американского «Аполлона» на Луну в июле 1969 г.: тут же начались разговоры о фальшивом полете, мистификации, «лунном заговоре» и т.д. Кроме того, лунную программу по разным причинам вскоре пришлось закрыть, причем совсем не на победной ноте.

Но околоземной космос как средство применения военных технологий по-прежнему манил американцев. К тому же вновь появилась необходимость поднять национальный дух. Поэтому Рональдом Рейганом в 1983 году была предложена еще одна фантастическая идея — программа СОИ (Стратегическая оборонная инициатива), которую тут же, по аналогии с космическим голливудским сериалом, прозвали «Стратегией звездных войн».

Главные элементы системы СОИ — активные средства поражения вражеских — советских — ракет на новых физических принципах: лучевых, электромагнитных, кинетических, сверхвысокочастотных, а также с помощью усовершенствованных ракет «земля–космос», «воздух–космос». Предусматривалось, что они будут базироваться в космосе. Система должна была поражать до нескольких тысяч целей в течение нескольких минут.

Бывший голливудский актер Рейган оценил зрелищность, размах и глобальность идеи. Еще бы — кинофантастика становится реальностью, а США превращаются в космическую империю!

Программа была столь невероятной по целям и средствам их достижения, что снимала ощущение научно-технической неполноценности Америки и, одновременно, чувство незащищенности от ужасных русских ракет — чем не национальная идея?

Считается, что СОИ была большим блефом. Что на том уровне научно-технического развития невозможно было достичь заявленных целей. И что закончилась программа неудачей. Однако так стоит рассуждать, если считать программу СОИ лишь научно-техническим проектом. А она изначально была задумана как нечто большее, как, повторюсь, национальная идея. И как таковая СОИ свою задачу блестяще выполнила — она подняла патриотический дух Америки, а ее главного противника — СССР — лишила уверенности в своих силах. И итогом этого психологического надлома (наряду с другими факторами) стала гибель СССР.

Таким превосходным инструментом грех было не воспользоваться еще раз в момент, когда Америка вновь потеряла веру в себя после терактов 11 сентября 2001 года. И вот в декабре 2001 года президент Джордж Буш-младший официально объявляет о начале создания национальной системы ПРО, новых «звездных войн». Теперь размах программы еще шире — США готовы защищать не только себя, но и своих союзников, в том числе в Восточной Европе. Но и выглядит она гораздо реалистичнее — основой ПРО будут не фантастические космические лазеры, а добротные наземные ракеты-перехватчики большой дальности, ракеты морского базирования и сеть космических спутников обнаружения. Все это сводится в эшелонированную систему, размещается в позиционные районы развертывания не только на территории США, но также в Европе и Азии.

С этого времени новые «звездные войны» становятся национальным проектом США, и большая часть внешней военной политики определяется именно этим.

В июне 2002 года Вашингтон в одностороннем порядке выходит из договора 1972 года об ограничении систем ПРО — добровольного обязательства США и СССР (России) не создавать, не испытывать и не развертывать системы морского, воздушного, космического или мобильного наземного базирования. Новая интерпретация СОИ под названием «Национальная система противоракетной обороны» (НПРО) предполагала создание плавучих и наземных элементов системы, размещенных на Аляске, в Калифорнии, Японии, Гренландии и территории европейских стран.

В августе 2003 г. расконсервируется военно-морская база на о. Адак (Алеутская гряда) для обеспечения мощной мобильной РЛС морского базирования. Вместе с ракетами-перехватчиками на Аляске радар входит в состав интегрированной системы ПРО.

Осенью 2004 г. монтируются 6 пусковых установок ракет-перехватчиков на базе Форт-Грили (штат Аляска), в декабре — 4 пусковые установки на базе Ванденберг (штат Калифорния) и в 2005 г. — еще 10 пусковых установок в Форт-Грили.

В 2007 году начались официальные переговоры о размещении объектов ПРО США в Польше и Чехии.

Россия с естественной тревогой наблюдала за разворачиванием американского проекта. Дело не в том, что американцы замахнулись на технически крайне сложную проблему: хотят повторно наступать на те же грабли — пусть наступают. И даже не в том, что кроме баллистических ракет существует немало других средств доставки, которые ПРО просто не в состоянии нейтрализовать. Да и кроме ядерного оружия достаточно других средств массового уничтожения.

Но американцы строят ракетно-ядерную систему с множеством сверхсложных связей, с многоуровневой архитектурой элементов, которая должна с высокой точностью отделять помехи от настоящего сигнала, а ложные цели от подлинных. Такой системе, по определению, присуща нестабильность. Любая внутренняя неисправность или целенаправленное внешнее воздействие (а они обязательно будут) могут привести к пуску противоракет, которые другая сторона может принять за ракетно-ядерную атаку — и нанести ответный удар.

Еще одна сторона проблемы — это то, что односторонние действия США обязательно повлекут за собой ответные меры со стороны ядерных государств — а их не так мало. Россия, Китай, Индия начнут наращивать ракетно-ядерный потенциал, чтобы гарантированно преодолеть ПРО, малые ядерные страны: Иран, Северная Корея — также постараются не отстать.

Именно это и заявил в феврале 2007 года в «мюнхенской речи» Владимир Путин — что развертывание ПРО у границ России приведет к новой гонке вооружений. Россия попыталась найти компромисс: американской стороне предложили совместно использовать Габалинскую РЛС в Азербайджане и РЛС в Армавире, чтобы наладить совместный контроль за пусками, исключить обеспокоенность России, что ПРО создается против нее, а не против мифических ядерных ударов со стороны Ирана и Северной Кореи. США отвергли это предложение.

Тогда в ноябре 2008 года новый президент РФ Дмитрий Медведев заявил, что если не удастся договориться о создании общеевропейской ПРО или взаимном отказе от размещения противоракет, Россия готова разместить ракетные комплексы «Искандер» под Калининградом. Это означало, что и база противоракет в Польше, и РЛС в Чехии гарантированно будут уничтожены в первые же минуты после запуска, а вся инфраструктура европейской ПРО потеряет всякое значение.

Американцы очень серьезно восприняли угрозу, и в сентябре 2009 года президент США Барак Обама объявил об отказе от развертывания противоракет и радара в Польше и Чехии. Теперь элементы ПРО, включая и радар дальнего обнаружения, будут в основном базироваться на кораблях и морских платформах — вне пределов досягаемости русских «Искандеров».

Изображение: Фото с сайта rosbalt.ru
Радар системы ПРО в Европе
Радар системы ПРО в Европе
ЕвропевПРОсистемыРадар
Изображение: Фото с сайта boeing.com
Радар ПРО морского базирования Sea-Based X-Band Radar (SBX)
Радар ПРО морского базирования Sea-Based X-Band Radar (SBX)
(SBX)RadarX-BandSea-BasedбазированияморскогоПРОРадар

В ноябре 2010 года на саммите НАТО в Лиссабоне Дмитрий Медведев сделал еще одну попытку решить вопрос миром: предложил создать секторальную ПРО с участием России. Это означало, что Россия и США (поскольку в мире нет других стран, обладающих системой раннего предупреждения о ракетно-ядерном нападении) разделят пространство над Европой на сектора, и каждая сторона будет прикрывать от ракетных атак свою зону ответственности. Но, как и в предыдущем случае, переговоры по данному вопросу завершились безрезультатно.

Итак, на сегодняшний день ситуация следующая: Россия, убежденная, что ЕвроПРО создается против нее, выставила США ряд ультимативных условий. Среди прочего — введение в действие радиолокационной станции системы предупреждения о ракетном нападении в Калининграде, оснащение российских баллистических ракет перспективными комплексами преодоления ПРО, разработка мер, обеспечивающих разрушение информационных и управляющих средств ПРО, размещение в Калининграде ракетных комплексов «Искандер» и — не исключено — выход из Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (чтобы можно было уничтожать элементы ПРО на тактических дистанциях).

Но почему же правительство США не принимает во внимание ни аргументов России, ни предостережений собственных экспертов, и с маниакальным упорством продолжает воплощать почти невыполнимый проект ПРО? Этому есть множество причин, как военно-политических, так и экономических, международных, клановых и других. Их подробный анализ мы проведем в следующей статье.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER