logo
Отклик

Буржуазия и буржуазная культура

В статье Сергей Ервандович Кургинян разбирает культуру, которую создала буржуазия после того, как завоевала право на мировое господство в результате буржуазных революций. Одной из самых главных революций того времени явилась Великая французская буржуазная революция, символом которой стал лозунг «Свобода, равенство, братство!».

Дух французской революции завораживает. Однако, разбираясь с ее историей, я с удивлением обнаружил, что, несмотря на великие идеалы и на создание французской нации, политические элиты, действовавшие в тот период, отнюдь не ставили перед собой целью свободу, равенство и братство для всех. Это была всё же буржуазная революция. Речь шла о победе третьего сословия, которое до этого в политическом плане, по меткому выражению аббата Сийеса, было «ничем» и должно было стать «чем-нибудь». При этом для достижения своих политических целей депутаты третьего сословия не только выводили революционные массы на улицы Парижа, но и вели грамотную политическую войну, привлекая, например, на свою сторону часть духовенства, предложив ему вернуться в Генеральные штаты.

Этот же принцип «разделяй и властвуй» впоследствии использовала крупная буржуазия против Робеспьера, чтобы отрезать мелкую и среднюю буржуазию от социальных низов. В итоге господство класса крупной буржуазии закрепил Наполеон. Именно этот класс, как пишет выдающийся советский историк Тарле, был наиболее близок и понятен французскому императору, в то время как к социальным низам Наполеон не испытывал симпатии, заявляя: «Я не хочу быть королем жакерии». Отказ от опоры на низы и на их революционный порыв, по мнению Тарле, также был одной из главных причин отречения императора от престола после поражения в битве при Ватерлоо. В итоге крупная буржуазия закрепила свое господство на мировой арене. Она начала по полной пользоваться всеми правами, которые завоевала во время революций, применяя при этом революционный лозунг «Свобода, равенство, братство!» в первую очередь для себя.

Однако при всех издержках и проблемах, которые порождало третье сословие, ему всё же удалось стать проводником новой культуры. В этой классической буржуазной культуре нашлось месту и гуманизму, и восхождению, и смыслам. При этом основное внимание эта новая культура уделяла индивидууму, способному бросить вызов существующему общественному укладу и традициям. В итоге в рамках этой культуры создавался новый тип человека, человека-одиночки. Особенно эта черта буржуазной культуры проявилась в Соединенных Штатах Америки, в которых основное распространение получила кальвинистская трактовка христианской религии, суть которой в общем сводилась к верованию, что Бог заранее определил людей, достойных спасения.

Не сумев по-настоящему разрешить вопрос о человеке ни в политическом, ни в культурном плане, буржуазия столкнулась с вызовом нового масштаба — Первой мировой войной. При этом в отсутствие всечеловеческой возвышающей культуры мир на несколько лет погрузился в невиданный хаос. Цивилизационная пленка над человеком была мгновенно смыта во всех передовых странах Европы, что привело к миллионам убитых и искалеченных.

После окончания этой ужасной бойни вновь остро встал вопрос о человеке и гуманизме. Однако для того, чтобы ответить на этот вызов, буржуазии пришлось бы поступиться своим господством, на что она была не готова. Только лишь в Советской России, в которой большевики, подняв на знамя идею нового человека, нового гуманизма и полностью опершись на революционные массы, смогли победить буржуазию. Придя к власти, большевики с самого начала занялись созданием новой культуры, которая смогла бы воспитать человека-творца, человека коллективного труда, нравственно, духовно и культурно развитого, человека восхождения.

В других же странах в это же время одна часть элиты сделала ставку на анти-гуманизм и антикультуру, а другая предпочла никак не реагировать, стремясь в первую очередь одержать политическую, информационную и экономическую победу, не меняя при этом человека. И хотя во время существования СССР буржуазии и буржуазной культуре приходилось развивать свои «классические культурные наработки», кардинальных изменений и прорывов в культурном плане и в вопросе о человеке сделано не было.

Когда Советский Союз был разрушен, у западной буржуазной элиты в целом не стало стимулов для поддержания своих классических основ, которые были с легкостью сброшены. При этом крупная финансовая бюрократия получила в свое распоряжение такую власть и такие состояния, которых не было у предыдущих элит. Для поддержания этого состояния в политическом и культурном плане была сделана ставка на постмодернизм, то есть на отказ от возвышающей культуры вообще.

Однако сегодня этой финансовой буржуазии брошен вызов со стороны консервативной части элиты в лице Дональда Трампа, нового президента США. В своих речах Трамп обещает преодолеть те проблемы, которые создала финансовая олигархия для Америки. При этом надо понимать, что Трамп сам является миллиардером и в своей риторике апеллирует не к низам, а к американскому среднему классу. Он опирается на Республиканскую партию и на их консервативные ценности. Также у Трампа есть поддержка консервативных элит, в частности в еврейском истеблишменте. Стоит только упомянуть, что дочь Трампа вышла замуж за сына мультимиллиардера и лидера еврейской общины Нью-Йорка Чарльза Кушнера, приняв ради этого иудаизм.

Однако для того чтобы преодолеть те проблемы с развитием человека и культуры, с которыми столкнулась буржуазия, недостаточно всего лишь мобилизовать средний класс и бизнес. Это в лучшем случае позволит ненадолго вернуться в «классический буржуазный период», да и то со многими оговорками. А в худшем случае приведет к скорому политическому краху. А значит, никакого принципиально нового ответа на экзистенциальные вызовы Трамп во время своего президентства дать не сможет.

Разрешить этот конфликт можно только лишь подробно разобрав те проблемы, которые изначально закладывались буржуазией в капиталистический проект в момент, когда она получала власть. Но даже сделав такой серьезный анализ, реализовать соответствующие изменения США будет абсолютно невозможно, так как в Америке отсутствуют как докапиталистические, так и альтернативные капиталистическим ценности, опыт и история. Американская культура от начала и до конца является капиталистической. Выход за рамки этой культуры (а именно выход необходим для ответа на экзистенциальные вызовы) означает ее фактическую смерть. А значит — и гибель США в той форме, в которой они существуют. Поэтому США на это не смогут и не захотят пойти.

Однако США начнут заниматься решением внутренних проблем и перегруппировкой своих сил. В это время у мира и России есть короткая передышка. Использовать ее России надо не только для того, чтобы решить свои внутренние и внешние задачи, но и для того, чтобы подготовить продуманный интеллектуальный ответ на главный вызов современности: на вопрос о человеке, о культуре, о гуманизме. Ведь если этого не сделать, то России просто не будет места в текущем миропорядке. Классического буржуазного уклада в стране нет так же, как нет и классической буржуазной культуры, основанной на человеке-одиночке. Постмодернистская культура просто означает смерть России. А значит, если Россия хочет сохраниться как государство, необходимо предложить миру нечто новое, что может решить не только проблемы нашей страны, но и мировые проблемы. В этом заключается уникальный исторический шанс России. Его нужно использовать, чтобы как в теоретическом и интеллектуальном плане, так и в практическом, конкретном, предъявить миру альтернативную модель развития, основанную в первую очередь на развитии нового человека. В этом историческом шансе России, как мне кажется, и есть суть нашего времени.