Час от часу не легче

Прочитала о новой концепции преподавания русского языка и литературы, которую наши «образователи» положили на стол правительства. Оторопь берет, когда понимаешь, что это было написано вполне осознанно людьми, которые отвечают за грамотность и развитие наших детей.

В статье очень четко определены все вредные стороны этого нового проекта, рассмотрены связанные с ним проблемы.

Проблема первая. «Прогрессоры» от образования жалуются, что дети не умеют рассуждать, излагать свои мысли. Но никакой попытки покуситься на Единый государственный экзамен (ЕГЭ), который, по сути, является причиной этого, в помине нет.

Задания с кратким ответом, заложенные в первой части экзамена, никак не способствуют тому, чтобы ученик научился связно выражать свои мысли. Они бегло проверяют знания основных тем (на каждую из тем дается по одному заданию) — не более того.

На эти задания вполне можно «натаскать» детей, чем сейчас учителя в основном и занимаются. Ведь у ЕГЭ есть еще одна отвратительная особенность: он влияет на формирование рейтинга учителя, а соответственно, и на зарплату. Может, учителя и не занимались бы муштрой, но кушать-то им тоже надо.

Почему-то мало кто говорит о том, чтобы исключить этот идиотский критерий из оценки учителей, чтобы дать им хоть немного свободы: сейчас они больше похожи на грустных, затравленных людей, боящихся самостоятельно шагу ступить.

Я сдавала ЕГЭ по русскому языку, когда он только запускался в Москве. Естественно, моя учительница русского языка и литературы слыхом не слыхивала про существующую сейчас балльную систему оценки учителей и спокойно готовила нас к итоговому сочинению, не беспокоясь о том, как наши оценки за ЕГЭ отразятся на ней. Она отлично преподавала. И наш класс сдал ЕГЭ очень хорошо. При этом «натаскиванием» никто не занимался.

Год назад по воле случая я общалась с некоторыми чиновниками от образования, которые внушили мне надежду на реформирование ЕГЭ по русскому языку: теперь, говорили они, всё идет к тому, что и творческая часть (сочинение, изложение) станет главной, и «говорение» добавится.

Но, судя по новой концепции преподавания русского языка и литературы, такие меры будут как мертвому припарка. Какие могут быть сочинения, если число часов русского языка и литературы сократилось за счет странных предметов вроде «Основы религии и светской этики», «Экономики», «Финансовой грамотности», а увеличивать их никто не собирается? Сочинения будут такими, какие они есть сейчас: умещающимися на один лист А4 размашистым почерком, а то и вовсе на половину листа. А выражаемые мысли зачастую не отличаются ни логикой, ни красотой.

Приведу пример из жизни. В одной из промежуточных проверочных работ детям была задана тема о героизме. Одна девочка на полном серьезе, с хорошим пафосом писала о героизме, необходимости жертвовать собой ради других, о том, как за идеалы нужно умирать, ничего не боясь, всё отдавая. А в конце написала фразу, которую, кажется, я запомнила навсегда: «Таким образом, я считаю, что надо жить, наслаждаясь каждым мгновением!» И за это сочинение эксперты поставили вполне нормальные баллы.

Вторая проблема — это желание убрать часть русской классики из школьной программы. Меня бесконечно «умиляет» это заявление: «Все более ощутимой становится дистанция между психологическим возрастом/уровнем школьника и уровнем сложности текста, который ему предлагается». И это якобы является причиной того, что детям рано давать классику.

Но позвольте. Это что за понятие — «психологический возраст»? И что за разрыв, который нарастает? Люди становятся инфантильнее с каждым годом? Так ведь тогда проблема в этом! Но ее решать никто не собирается. Наоборот, неявно предлагается убрать часть классики, способствуя дальнейшему усугублению ситуации.

Ведь чему учит русская классика? Отвечать на большие вопросы. Человек, который задает себе эти вопросы с подросткового возраста и пытается отвечать на них, научится мыслить масштабно, раздвинет свой горизонт.

А неумение правильно объяснить классическую литературу — это другой вопрос. Для моей учительницы, например, не составляло труда доступно донести смысл того или иного произведения. Пусть для подростков всё объясняется простым языком, но они поймут и запомнят. И если в более старшем возрасте захотят вернуться к прочитанному, то смогут самостоятельно достичь необходимой сложности, теперь уже идя вглубь.

Если же классику хотят частично заменить на современные книги о подростках, то, во-первых, есть ли такие хорошие книги? Если есть, интересно было бы посмотреть список. Во-вторых, не попытка ли это замкнуть детей на их проблемах, вырастив «маленького человека», чей мирок ограничивается его собственными делами и заботами?

К тому же, классические произведения — это пример правильного русского языка. Это произведения, на которых как раз и следует учиться излагать свои мысли грамотно, четко и красиво. Но ведь, вроде как, именно это и нужно! Однако чиновники говорят обратное и, следовательно, себе противоречат.

Я тоже, как и автор статьи, слышала о желании включить, например, Пелевина в школьную программу. Честно говоря, ничего не имею как читатель, против Пелевина. Такая литература может существовать: он тоже не прост, он высвечивает проблемы современного общества, рассуждает о смысле жизни и т. д. и т. п. Но в книгах Пелевина очень своеобразное и размытое понятие о нравственности и жизненных ценностях. Когда ты взрослый подготовленный читатель, ты можешь подискутировать с автором, поскольку у тебя уже есть какая-то позиция. А если ты формирующаяся личность? Ты будешь просто, как губка, впитывать порой весьма деструктивные мысли, которые принесут подростку больше вреда, чем пользы.

Но если образование больше не несет воспитательную функцию, то действительно, в школе не нужно осуществлять отбор книг, который дает различение добра и зла, учит на примерах и т. д. Можно всё, что угодно. «Степной волк» Гессе, «Deutsches requiem» Борхеса. Хоть «Майн кампф» (когда его разрешат, как в Германии) — ведь это отличный повод обсудить, хороша или плоха та или иная инициатива Гитлера.

Хорошо видно, что на самом деле грамотные и нравственные люди нынешним российским чиновникам от образования совсем не нужны. Но им очень удобно делать подлости, прикрываясь заботой о нас и наших детях.

Однако самое противное для меня: все видят, что происходит с образованием. Все говорят об этом на кухнях и в курилках. Но когда надо говорить, почему-то молчат! Никакого мало-мальски организованного протеста снизу вообще не видно. Как будто, так и надо. Если сейчас будет вводиться ЕГЭ для 4 класса, что, тоже никто слова не скажет?

У меня возникает ощущение тотального наплевательства или запуганности учительского сообщества: люди пожилые, учителя старой закалки, видимо, дорабатывают свое, как могут, и ждут ухода на пенсию, а молодежь — сама жертва ЕГЭ — с удовольствием «хавает» новые инициативы. Это так? Тогда можно считать, что всё потеряно.

Или есть те, кто не согласен? Почему же вы молчите? Сейчас проблемы образования очень важны. Нам нужны творцы, нам нужны люди, способные мыслить свободно и широко, а не «люди-функции». Мы ждем вас, выражения вашего мнения, коллективного протеста. Без профессионалов, душой болеющих за свое дело, никогда не остановить вредные тенденции и никогда не воспитать молодое поколение хороших и действительно свободных людей.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 179