14
апр
2016
Ольга Горянина / Газета «Суть времени» №161 /

О дуализме Маркса

В статье говорится о дуалистической природе марксизма, об одновременном рационализме и иррационализме Маркса, а также о важности признания наличия в Марксе иррационализма для опровержения обвинений Маркса в сатанизме.

Такое одновременное наличие и рационализма, и антирационализма у Маркса в статье названо «несочетаемым», однако мне оно не кажется таковым. На мой взгляд, эти два начала могут и должны органично дополнять друг друга. Романтические, эмоциональные переживания на уровне веры (уверенности) являются толчком к действиям, побуждающим началом, стимулом. А рациональные объяснения чего-либо, логические выводы из наблюдений оптимизируют эти действия, помогая достигнуть желаемой цели. При этом вряд ли существует подобное разделение функций у этих двух разных начал — рациональные выводы могут подвигнуть человека к достижению чего-либо, а иррациональная основа на уровне интуиции подскажет нужные аргументы для логических выводов и оптимизации действий. Я думаю, что такая двойная основа присуща всем людям — у кого-то больше рационализма, у кого-то — иррациональности. У кого-то эти начала или одно из них сильны и явственно проявляются в личности, у кого-то они смазаны и не проявляются как-либо внешне. Маркс был первым из материалистов (то есть сторонников материалистического рационального объяснения мира), который считал задачей философа менять мир. И это сочетание рационального объяснения существующего порядка вещей с проективностью, с выведением из объяснений мира проекта, должного к осуществлению, говорит о сильной эмоциональной составляющей его личности, мотивирующей на применение полученных объяснений для практической реализации желаемого. Кроме того, огромный объем наследия Маркса, сила его идей свидетельствует в пользу наличия чего-то иррационального, увеличивающего обычные способности человека. Вполне возможно, что то же самое можно сказать обо всех великих людях. Когда разум пытается объять все, что Маркс написал, то кажется невозможным создание всего этого без определенного экстаза, без внутренней силы, без веры в предназначение, дающей эту силу. Я даже думаю, что на основной вопрос философии можно дать не два ответа, а три, и этот третий ответ заключается в единстве идеального и материального, являющегося разными сторонами чего-то третьего (может быть первичное это третье).

Важным моментом считаю указание в статье на обвинения Маркса в сатанизме. Я об этом не знала. Известные мне идеи Маркса даже за уши невозможно притянуть к обоснованию этого тезиса. Думала, что в вину Марксу со стороны Церкви можно поставить только отрицание существования Бога. Поискала доводы, которые приводят сторонники таких обвинений, и нашла два направления обвинений.

Первое — это стихи Маркса, где он называет себя «добычей ада» и призывает читателя сойти вместе с ним в ад, в дополнение даже приводится высказывание Энгельса, в котором тот называет Маркса «чудовищем, одержимым бесом». Фальшивки или нет эти стихи — это надо проверять. Возможно, именно они названы в статье «богоборческими порывами». Однако выявление в учении Маркса прометеизма такие доводы обвинителей Маркса в сатанизме не устранит.

Второе направление обвинений Маркса в сатанизме — утверждения, что «плоды коммунизма» вели к уничтожению рода человеческого. Такие утверждения с теоретической точки зрения бесперспективны — теоретических положений о ненависти к роду человеческому в учении Маркса нет никаких, в то время как доказательств любви к человеку очень много — начиная от необходимости развития человеческих качеств и отрицания стяжательства вплоть до поднятия человека на уровень божества идеей изменять мир. Так что тут обвинители могут рассчитывать только на практические искажения марксизма, на примеры утрирования и упрощения вроде действий Пол Пота, и будут развивать попытки приравнивания коммунизма с фашизмом, опираясь на призывы к насильственному свержению строя. Однако советский опыт поможет опровергать эти доводы для тех, кому важна заповеданная Христом свобода выбора и служение, а не возможность слепого поклонения Богу. Ведь на практике в СССР под знаменем марксизма было построено общество, в котором намного проще жить по божьим заповедям, чем при капитализме.

Оказалось непонятным, почему раскрытие духовной составляющей учения Маркса может помочь в борьбе против обвинений Маркса в сатанизме. Одним из якобы доказательств сатанизма является как раз отрицание атеизма Маркса. Обвинители указывают, что для того, чтобы верить и служить Сатане, необходимо признавать наличие Бога, и именно поэтому они всячески отрицают атеизм Маркса. Они указывают, что Маркс был не атеистом, а иллюминатом, и что коммунизм преследовал цель построения сатанинской системы нового мирового порядка. Отрицание атеизма Маркса может сыграть на руку обвинителям, потому что они за это ухватятся — еретик Маркс, восхищающийся другим Богом, а не Христом, для их целей будет удобнее атеиста. Впрочем, в идеологической борьбе в любом случае надо выяснять корни действительности, а не придерживаться удобной/неудобной версии. Только в этом случае можно извлечь максимальную пользу из наследия Маркса.

Что же касается будущего проекта, который нам предстоит реализовывать и основы которого мы сейчас разрабатываем, то совершенно очевидно, что признание метафизических оснований марксизма более эффективно, чем отказ от них в силу трех причин.

Во-первых, потому что советский опыт четко показал: одного рационализма для построения нового общества мало, рациональные основы следования людей по благому пути развития человеческих качеств оказались слабыми и недолго живущими: приверженцы такого пути без горячей чувственной веры в него легко капитулировали перед вбросом идей потребительства.

Во-вторых, обычное примирение верующих с марксистским учением, параллельное сосуществование их, скорее всего, будет намного менее эффективным, чем включение традиционных религий в общий проект построения будущего наравне с марксизмом — на равных метафизических основаниях (необязательно одинаковых). Эффективности будет способствовать понимание друг друга (а значит и взаимное уважение чувств) различных участников проекта.

В-третьих, нельзя отказываться от малейших шансов увеличения успеха, которые могут дать метафизические основания людям-рационалистам для разработки проекта (объяснения сущего и конструирования должного). Ведь метафизические основания могут увеличить шансы на успех — и через увеличение сил отдельных людей, и через эффект собирания, через подключение к некому общему источнику сил, через использование коллективного разума. Полно случаев изменения мировоззрения с атеистического на религиозное благодаря переживаемому опыту, а это значит, что метафизические основания могут появиться у любого человека. И тут уже неважно, является переживаемый опыт таких людей объективным явлением или субъективным воображением. Важно, что он встречается и способен влиять на человека, а значит, не использовать его было бы недальновидно.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER