8
июл
2016
Максим Ефимов / Газета «Суть времени» №185 /

Прокладка для воровства

Вызывает недоумение избирательность руководства Минздрава, с которой оно подходит к оптимизации затрат на отечественную медицину. Сторонники аутсорсинга скорой помощи в качестве основного аргумента выдвигают сокращение затрат, а также передачу на сторону несвойственных медицинским работникам функций по управлению автохозяйством.

Что касается экономии на автопарке скорой помощи, то, согласно данным, опубликованным в «Российской газете» в марте этого года, экономия измеряется суммой порядка 30 миллиардов рублей в год. Снижение затрат возникает за счет отказа от обновления устаревшего автопарка скорой помощи, вместо этого предполагается использовать наемные машины.

При этом Минздрав готов оплачивать расходы на страховые компании (страховые медицинские организации), которые работают в системе ОМС. По данным Счетной палаты, которая проводила проверку их деятельности в прошлом году, за два года эти компании «на ведение дел» получили более 50 миллиардов рублей, но выполняют функции страховщиков лишь формально. То есть, по сути, никакого страхования нет, потому что нет рисков, эти организации лишь передают деньги от территориальных фондов лечебным учреждениям. Стоит отметить, что страховые компании дополнительно зарабатывают миллиарды рублей на штрафах медучреждениям за ошибки в документации. Поэтому Счетная палата рекомендовала по итогам проверки страховые организации в системе ОМС упразднить, но правительство такой подход не поддержало.

В итоге получается, что страховые компании занимаются бизнесом на штрафах. Чем больше найдут нарушений, тем больше заработают. Естественно, что и при аутсорсинге скорой помощи будут находиться способы, как побольше денег вынести из медучреждений.

Стоит отметить, что через страховые компании по системе ОМС ежегодно проходит более одного триллиона рублей. Немалые деньги, но через чьи руки они проходят?

Недавно мне пришлось сменить страховую организацию ОМС, так как полис ОМС стал недействительным из-за отзыва лицензии у страховщика. В моей районной поликлинике (речь о городе Санкт-Петербурге) мне был выдан полис «Росно-МС». А какая разница? Ведь от этого ничего не изменится. Большинство пациентов со страховой компанией сталкиваются единожды (при получении полиса ОМС). Но все-таки хотелось бы обозначить, через какие компании проходят основные денежные потоки.

Упомянутая «Росно-МС» — это вторая по величине страховая компания в системе ОМС, при этом она принадлежит иностранному капиталу, страховой группе Allianz SE (международная группа с немецкими корнями). «Росно-МС» полностью перешла под контроль Allianz SE в 2007 году. Напомню, что Германия ввела против нас санкции и пока не собирается их снимать, но при этом имеет непосредственные рычаги воздействия на наше здравоохранение через доступ к его денежным потокам.

И с первой по величине страховой компанией «Макс-М» не всё просто: эта компания находится под контролем семьи Зурабовых. Почти половина акций страховой группы «Макс» принадлежит брату экс-министра здравоохранения и бывшему президенту банка «Менатеп» Александру Зурабову. Михаил Зурабов стоял у ее истоков, являясь генеральным директором с момента ее основания в 1992 году до 1998 года, откуда Михаил Юрьевич и перешел в Минздрав.

В обоих случаях мы имеем дело с прокладкой, через которую утекают деньги из нашего здравоохранения на Запад либо в околовластные бизнес-структуры. Нечто подобное, на мой взгляд, планируется сделать и со скорой помощью. Ведь совершенно не ясно, под чьим контролем в итоге окажутся компании, которым будет передано управление автопарками машин скорой помощи.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER