logo
ИА Красная Весна /

Щупальца монстра

Недавно в газете «Суть времени» № 178, я прочитал статью Евгения Лазарева из Астрахани «Аутсорсинг скорой помощи не панацея!». Очень интересная статья, надо признаться. В ней рассказывается о том, что наш президент В. В. Путин дал распоряжение Министерству здравоохранения РФ проанализировать имеющийся опыт регионов по передаче автопарка скорой медицинской помощи частным компаниям.

Для начала узнаем, что же это такое. Аутсорсинг — от английского слова outsourcing и обозначает передачу производственных или бизнес-функций внешним, независимым подрядчикам в данной области.

Впервые с этим словом я столкнулся примерно в 2010 году, когда работал в одном из крупных банков в отделе инкассации. Помимо обычных функций инкассаторов в наши обязанности еще входила функция по обслуживанию банкоматов. Происходило всё так: бригада инкассаторов приезжает на загрузку банкомата. Сначала осматривает его, входит в программное обеспечение, «закрывает расчетный день», если нужно — меняет чековую ленту в принтере, затем меняет кассеты с наличностью, проверяя при этом, не замяло ли где купюры в механизме, «открывает расчетный день», забирает, если есть, «задержанные» банкоматом карты и увозит всё это обратно в банк.

Для чего я всё это рассказываю? Для того чтобы было понятно, что функционал у инкассатора довольно обширный. И чтобы выполнять его на должном уровне, инкассатор, еще будучи стажером, проходит проверки по линии МВД (ранее судимые не принимаются), сдает экзамен на право ношения оружия, проходит обу­чение по работе с банкоматами, получает сертификат и допуск и т. д. И это всё для того, чтобы обеспечить высокую степень безопасности при работе с наличными деньгами и свести риски банка по потере денежных средств к минимуму. Причем обеспечение безопасности поставлено во главу угла и повышается еще постоянным видеоконтролем за деятельностью инкассаторов и негласными проверками со стороны руководства.

Конечно, серьезные сбои в программном обеспечении банкомата инкассатору не устранить. В таких случаях на помощь выезжают специалисты в области IT-технологий, а по-простому — ребята из отдела автоматизации банка, которые тоже имеют допуск к «мозгам» и внутренностям банкомата. Они же могут сами поменять чековую ленту, они же обязаны проводить профилактическую уборку внутренности банкомата, потому что пыли там скапливается очень много, ну и они же осуществляют посильный ремонт и замену блоков банкомата.

Так вот, в 2010 году «великий управляющий» и реформатор своей банковской системы, назвавший людей России дауншифтерами, стал активно внедрять аутсорсинг и начал как раз с отделов автоматизации. Теперь инкассатор в случае серьезных проблем с ПО или внутренностями банкомата должен был звонить в эту не относящуюся к системе банка стороннюю организацию и ждать, пока «мальчик или девочка» приедут и начнут устранять неисправность. При этом явно увеличивается время обслуживания одного банкомата, снижается уровень безопасности, о которой так печется банк, соответственно, повышаются риски.

Сотрудников этой «гражданской» организации никто по линии МВД не проверяет, контроля за их деятельность нет никакого. Инкассаторы, общаясь с ними, узнали, что зарплаты у них такие же, как у них. Выходит, функционал у аутсорсеров в разы меньше, а получают, как инкассаторы, а то и больше. Работает их всего на наш город и район 3 человека. Причем начальник их, «самый башковитый», из другого города ездит к ним в командировки, а они тут корпят вдвоем.

При такой численности работников системно делать профилактику банкоматам они физически не успевают: банкоматы как до аутсорсинга, так и во время его стоят в грязи и пыли. Я поинтересовался у наших банковских айтишников, «разгрузились» ли они после такого модного нововведения, на что они ответили, что не особо. В чем тогда экономия, спрашивается?

Хочу привести еще один пример. В 2014 году я, просматривая ролик о проводимых общевойсковых учениях в армии, увидел сюжет об аутсорсинге в нашей армии. Там это заморское чудо касалось быта солдат и питания. Да, в сюжете всё было очень красиво и современно. Солдатики подходили с подносами к ярко освещенным, блестящим нержавейкой прилавкам и лоткам и набирали себе разных блюд и напитков. И вид повара, стоящего на раздаче, коренным образом отличался от уже привычной картинки — здорового парня в белом колпаке, в белой робе с закатанными до локтей рукавами. Нет, тут наших защитников встречали улыбающиеся, накрашенные женщины-повара в ярких спецовочках и чепчиках, как в ресторане. Одним словом, поел в солдатской столовой — как дома побывал! Офицер, дававший интервью, с удовольствием констатировал, что теперь наряды по кухне и наряды на работы уйдут в прошлое. Кашеварить на кухне и прибираться в солдатской казарме теперь будут гражданские лица, нанятые по аутсорсинговой системе.

Я сначала порадовался за нашу армию, но тут же вспомнил свою бывшую работу и пример аутсорсинга в банке. Размышляя, стал просматривать интернет в поисках информации об этом. Как бывший сотрудник силовых структур, я знал, что раньше, например, в милиции даже технички — и те проверялись на наличие/отсутствие судимостей у себя и у близких родственников. А тут — армия с ее военной тайной и, как ни крути, воинская часть — это закрытый объект. Будут ли так тщательно проверяться эти гражданские лица, которых наймут на кухню, в прачечную и в уборщики? И кто за ними будет осуществлять элементарный медицинский контроль, если они не будут подчиняться командованию части? И ладно — большие города, где народу много и есть из кого выбрать, а части, дислоцирующиеся в малонаселенных районах? И еще меня заинтересовал вопрос с гражданскими поварами. Ладно, на учения в поля, допустим, их вывезут, а не дай бог, военное положение — как в Донбассе, например. Разбегутся наши гражданские невоеннообязанные повара по щелям, по полям или запросят тройную цену? Вопрос!

Сторонники аутсорсинга утверждают, что чуть ли не избавили армию нашу от дедовщины! Мол, теперь «старики» не смогут заставлять «молодых» картошку чистить, траву красить и зубными щетками туалеты драить. Смешно! Это сродни ювенальным воплям, что беби-боксы снизят детскую смертность в стране. А что же интернет? А там всё четко расписано — при некоторых плюсах, минусов от этой системы гораздо больше.

Среди них:

не отработан механизм контроля за деятельностью сторонних организаций, кроме как подписанием акта о приемке работ;

назначенные правительством ОАО «Оборонсервис», ОАО «Оборонэнергосбыт», ОАО «Военторг», ОАО «Агропром» являются единственными поставщиками услуг для Минобороны. При такой монополии цены на эти услуги и продукцию поднимаются неконтролируемо и произвольно. Принцип экономии не соблюдается;

ответственность за деятельность этих ОАО и входящих в них фирм, зарегистрированных от Калининграда до Камчатки, размыта практически до нуля;

руководителям этих ОАО и «своим людям» устанавливается непомерно высокая зарплата;

при выполнении заказов предпочтение отдается дорогостоящим работам, а мелкие работы их вообще не интересуют;

из-за ухода из воинских частей и учреждений ЖЭУ органов осуществлять надлежащий инженерно-технический контроль за выполненной аутсорсерами работой некому.

Командиры воинских частей подписывают (вынужденно) акты приемки работ без соответствующего анализа их полноты и качества, так как нет специалистов, что порождает возможность неограниченных приписок. В этом напрямую заинтересованы коммерческие организации, что, соответственно, приводит к росту расходов Минобороны и к коррумпированности армии. А именно:

резкий, в разы, рост расходов бюджета на обеспечение и обслуживание войск, в том числе на транспортные, коммунальные расходы, оплату электричества, продовольствия, на вещевое обеспечение, ремонт вооружения, военной техники и др;

ухудшение качества выполняемых работ, услуг при росте расходов. Увеличение количества отравлений личного состава продуктами питания;

в запущенном состоянии во многих случаях пребывают текущий ремонт, содержание зданий и территорий, коммунальное обеспечение;

из-за невыполнения аутсорсерами работ по различным видам обслуживания и обеспечения для их выполнения привлекаются военнослужащие;

наносится ощутимый вред социальной защите личного состава. Цена почти на все услуги военнослужащим, членам их семей и лицам гражданского персонала повышается. Например, значительно увеличились цены на парикмахерские услуги, питание в столовых, проживание в гостиницах, лечение и отдых в санаториях и домах отдыха, возросли тарифы на жилищно-коммунальные услуги и др.

И еще один момент, который бы мне хотелось упомянуть, — воспитательный. Служба в армии всегда была школой жизни. Помимо всех отрицательных моментов, связанных в основном с дедовщиной, самодурством или халатностью командиров, молодой гражданин страны еще и многому обучался, и воспитывался в плане становления личности, мужественности, закалки характера и т. д.

Наши солдаты, отрываясь от маминой юбки, почти всегда приобретали опыт самообслуживания, навыки выполнения различных бытовых работ, начиная от пришивания подворотничка и наматывания портянок — до ремонта обуви, электрооборудования, проведения слесарных, сантехнических работ, приготовления пищи. То есть они приобретали бытовую универсальность, так высоко ценимую «на гражданке», особенно в женской среде, не только во времена СССР, но и раньше.

Поэтому-то и был так высок рейтинг ребят, которые отслужили, в сравнении с теми, кто не служил. Поэтому и уровень боеготовности нашей армии был высок, а сама служба — почетна.

Значит, что получается? В школе трудовое воспитание практически убито нашими реформаторами под видом соблюдения Конвенции о защите прав ребенка. Что вы, что вы, как можно?! Детский труд запрещен во всем мире! Результат — отсутствие у парней (я уже молчу про девчонок) элементарных бытовых навыков и знаний. А теперь и в армии нашей?!

Этак у нас скоро будет, как у вояк из НАТО, которые в марте 2014 года на учениях в Норвегии отказались выполнять учебно-боевые задания. Британские морпехи саботировали учения, сославшись на низкую температуру окружающего воздуха. Подданные Ее Величества заявили, что не в силах тренироваться в условиях, когда температура опускается до минус 20 градусов.

Если в первом моем примере банк имеет прибыль — он для этого и работает, то во втором примере — прибыли нет: Минобороны извлечением прибыли не занимается (за исключением отдельных чиновников), функция у него не та! Поэтому растущие расходы в случае применения аутсорсинга ударяют не по прибыли, а по обороноспособности, а значит, и безопасности нашего государства.

И вот теперь, из статьи Евгения Лазарева, я узнаю, что эту «буржуйскую» диковину внедряют в не менее стратегическом, чем армия, секторе, отвечающем за бе­зопасность граждан государства, а именно в скорой медицинской помощи. Пилотные проекты по скорой помощи в различных субъектах России в большинстве случаев дали отрицательный результат.

Братцы! Да что же это такое делается- то?! Может, им там, наверху, тоже устроить круглый стол между собой? Пусть пригласят ребят из РВС и «Сути времени» из Астрахани, Волгограда, Перми, министра обороны и министра здравоохранения, да и Президента пусть позовут, пообщаются, изучат имеющийся, уже явно отрицательный опыт. Тогда, может, дойдет до них, что не там они экономят! Не там и не на том!

Мне вдруг пришло осознание того, что это буржуазно-криминальный капитализм медленно, но скрытно, завуалированно, запускает свои щупальца во все стратегически важные сферы жизнедеятельности государства. Растворяя постепенно наш иммунитет в виде семейных ценностей, идеалов, завоеваний социализма — таких, как качественное бесплатное образование, медицина. Все завоевания социализма мы постепенно теряем, сами того не замечая. А товарищу Президенту нужно обратить внимание на это. А может, до него информация не доходит? Так давайте подпишем Владимира Владимировича на газету «Суть времени». Глядишь, ближе к народу станет.