30
июн
2016
Марина Александрова / Газета «Суть времени» /

Время отрезвления

Читая в очередной раз о сгущающихся тучах новой «холодной войны», об агрессивных заявлениях лидеров стран НАТО, прежде всего США, об изменениях в военных доктринах, представляющих Россию как вероятного противника и гласящих о необходимости «сдерживания» нашей страны, я вспоминаю безумие, которое охватило большинство нашего народа во время «перестройки».

Тогда советским еще людям внушали, что «у России времен гласности и «нового мышления» врагов нет», подразумевая, что СССР был сам виноват во враждебном и настороженном отношении Запада, что стоит только идеологически разоружиться, стать «открытым обществом» и начать соблюдать «права человека», как нас сразу полюбят. И даже внушали, что нас уже любят всем сердцем и готовы с распростертыми объятиями принять в большую и дружную семью: Россия только должна, подобно блудному сыну, сделать первый шаг навстречу. Этому предшествовала артподготовка — в общественное сознание внедрили лозунг «только бы не было войны!» И это происходило в то время, когда на Западе были вполне готовы воевать, а тогдашний президент США Рональд Рейган предпочел бы видеть свою семью мертвой, а не живущей в мире победившего коммунизма.

«Любить» — снисходительно и покровительственно, с ножом за пазухой — нас согласились только когда мы стали доказывать делом свое тотальное миролюбие — разоружаясь не только идейно и морально, но и физически. Распиливались боевые ракеты, пускались «на иголки» корабли, сворачивались военные части (на месте городка, в котором я провела раннее детство, разместилась женская исправительная колония, а в здании Высшего командного училища в Ленинграде, где учился, а потом и работал мой отец, образовался кадетский корпус — по сути, всего лишь средняя школа). Но, пожалуй, самой большой бедой стала потеря кадров — не только подготовленного и опытного офицерского состава (военные специалисты массово уходили на гражданку из-за сокращения частей и банальной нищеты), но и пресловутая «конверсия». Знаменитые заводы ВПК начали производить сковородки и чайники, точь-в-точь по Маяковскому: «И десятикорпусный судостроитель пыхтел и визжал из-за зажигалок». Предприятия покидали элитные специалисты, закрывались перспективные разработки, а потом исчезали и сами физические мощности — оборудование распродавали за бесценок, производственные площадки сдавали в аренду пестрым коммерческим конторам типа «Рогов и копыт».

Причем, это было вовсе не то разоружение, за которое боролся СССР до «перестройки» — всеобщее, основанное на отказе человечества от решения проблем военным путем. Нет, это было одностороннее разоружение, по сути — полная капитуляция и уничтожение собственной возможности полноценно защищать свой суверенитет. Это было примерно такое же стремление к миру (одного корня со словом «умирать»), как у героя еще одного стихотворения поэта Арсения Тарковского:

Я безупречно был вооружен, И понял я, что мне клинок не нужен, Что дудкой Марса я заворожен И в боевых доспехах безоружен, Что с плеч моих плывет на землю гнет, Куда меня судьба ни повернет,

Что тяжек я всей тяжестью земною, Как якорь, волочащийся по дну, И цепь разматывается за мною, А я себя матросам не верну... И пожелал я легкости небесной, Сестры чудесной поросли древесной,

Затосковал — и приоткрыл лицо, И ласточки снуют, как пальцы пряхи, Трава просовывает копьецо Сквозь каждое кольцо моей рубахи, Лежу, — а жилы крепко сращены С хрящами придорожной бузины.

К счастью, в начале нового века к народу и руководству нашей страны стало приходить отрезвление. Проснулся инстинкт самосохранения, и процесс превращения нашего государства в геополитический труп остановился. И было из-за чего остановиться — НАТО под заверения о том, что альянс не имеет агрессивных намерений в отношении России, начал активно расширяться на восток, а некоторые государства, бывшие когда-то советскими республиками, заняли откровенно враждебную позицию к России и русским. Прозападнического дурмана в головах стало уже недостаточно для того, чтобы не замечать эту тенденцию — для этого нужно было полностью ослепнуть.

Стоило России начать делать первые попытки вновь занять какое-то место не только на географической, но и на геополитической карте мира, как от показной «любви» Запада не осталось и следа. Хотя ни о каком подлинном «вставании с колен» не было еще и речи (о нем сложно говорить даже сейчас), любые слабые попытки двигаться в сторону восстановления самостоятельности вызывали у Запада озабоченность. И всё большему количеству россиян стало постепенно понятно, что «дружили» с нами только потому, что никто не пинает дохлую собаку и не испытывает враждебных чувств к лежащей на тарелке еде. А после украинских событий всё прояснилось окончательно.

СССР не существует уже 25 лет. В Конституции РФ зафиксировано отсутствие государственной идеологии, а высшие лица государства во главе с Путиным многократно клянутся в отсутствии имперских амбиций и критикуют коммунизм. И всё равно самостоятельные действия России, даже направленные на борьбу с вроде бы врагом Запада — международным терроризмом — подвергаются яростной критике и вызывают агрессивные телодвижения. То есть понятно, что вовсе не в коммунистической идеологии и советскости дело. Дело в нежелании США терпеть сильных конкурентов. А Россия, даже с полуразрушенной и криминализованной экономикой и без внятной идеологии, но при этом полная решимости отстаивать свою самостоятельность — конкурент сильный, хотя бы из-за размеров своей территории и наличия ядерного оружия, которое так и не успели в свое время допилить. Как говорится, со стороны Запада тут ничего личного, просто бизнес. А потому пытаться задобрить и умиротворить Запад путем сдачи позиций совершенно бесполезно, как и в любой конкурентной борьбе. Ослабевшего и растерявшего зубы конкурента попросту разрывают на части и поглощают. Расчленение слабой и излишне миролюбивой России — это был бы только вопрос времени.

Что, разумеется, вовсе не значит, что нужно кидаться в другую крайность, занимать агрессивную позицию, ввязываться в безудержную гонку вооружений и игнорировать мирные способы решения конфликтов и проблем. Это было бы точно таким же самоубийством, а возможно, и привело бы к гибели всего человечества. Но необходимо четко помнить, что пока в мире существует сила, следующая идее собственной исключительности и убежденная в своем праве единолично вершить судьбы мира, у России просто не может не быть врагов, и врагов опасных. Вменяемый человек не станет радоваться этому факту, но и закрывать на него глаза — чистейшее безумие.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 184