logo
Статья
  1. Классическая война
  2. Взаимоотношения США и Ирана
Санкции очень болезненно бьют по экономике Ирана, но для него абсолютно неприемлемы выдвигаемые США к нему требования. Высшее руководство обеих стран не желает большой войны, но в условиях открытой враждебности и напряженности в отношениях между странами нельзя исключать постепенной или даже резкой эскалации ситуации.

Иран не хочет войны. Но и комплексов у него много… ракетных комплексов

США vs ИранСША vs Иран
Анашкин Сергей © ИА Красная Весна

Отсутствие предрасположенности к «большой войне» у лидеров Ирана и США не исключает возможного резкого обострения напряженности в регионе, вплоть до боевых действий между основными субъектами. Такое мнение о напряженных событиях вокруг Исламской Республики Иран высказал военный эксперт Юрий Лямин, 14 июня отвечая на вопросы корреспондента ИА Красная Весна.

Корр.: В последние месяцы напряжение вокруг Ирана стремительно возрастает, и это явно угрожает крупным конфликтом. За последние полтора года США неоднократно вводили новые и новые санкции против иранской экономики. Удастся ли сломить Иран санкциями? Какова вероятность полноценной войны США с Ираном, подобной операции «Буря в пустыне»?

Юрий Лямин: Санкции очень болезненно бьют по экономике Ирана, но для него абсолютно неприемлемы выдвигаемые США к нему требования. На мой взгляд, высшее руководство обеих стран не желает большой войны, но в условиях открытой враждебности и напряженности в отношениях между странами нельзя исключать постепенной или даже резкой эскалации ситуации.

Корр.: Есть ли у Ирана оружие, которым возможно нанести серьезный урон США в случае конфликта — повредить авианосец, разбомбить региональную базу?

Юрий Лямин: Основным оружием сдерживания со стороны Ирана являются его многочисленные баллистические и крылатые ракеты. Речь даже не о конкретных типах ракет, а обо всем их широком арсенале, который, в случае нанесения массированных ударов, потенциально может позволить преодолеть развернутые на театре военных действий США и их союзниками системы ПВО\ПРО.

Надо учитывать, что ширина Персидского залива составляет порядка 200–300 км. Потому любые корабли в заливе, военные базы, объекты нефтегазовой инфраструктуры арабских союзников США и другие стратегические объекты на побережье залива находятся в радиусе действия различных иранских ракетных комплексов. Также в радиусе действия различных иранских ракет находятся американские базы на территории Ирака и Афганистана.

Например, для ударов по самым ближним целям могут использоваться иранские оперативно-тактические ракеты Fateh-110 с дальностью порядка 250–300 км. Для ударов по более дальним целям есть баллистические ракеты средней и меньшей дальности, такие как Zolfaghar дальностью 700 км, Qiam — 800 км, Dezful — 1000 км, Shahab-3 дальностью до 1300 км, Emad дальностью до 1650 км, Ghadr-F дальностью 1950 км, крылатые ракеты наземного базирования Soumar и Hoveizeh дальностью 700 и 1300 км соответственно. И это не полный список.

По кораблям и морским платформам могут работать как специальные противокорабельные варианты вышеупомянутых оперативно-тактических ракет Fateh-110, так и противокорабельные крылатые ракеты Noor дальностью 120 км, Ghader дальностью 250 км, Nasr-1 дальностью 35 км, представленные пару лет назад новые ПКР Nasir.

Корр.: Иранские официальные лица, включая главу МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа, говорили, что в виде ответа на американскую атаку Иран может перекрыть Ормузский пролив. Есть ли у Ирана возможности осуществить такую угрозу на практике?

Юрий Лямин: Временное блокирование Ормузского пролива возможно, если Иран сможет быстро выставить минные заграждения, заблаговременно вывести в море подводные лодки, рассредоточить береговые противокорабельные ракетные комплексы. Тогда, даже при всей мощи американского флота и авиации, США может потребоваться значительное время на траление морских мин, уничтожение подводных лодок, береговых комплексов и отрядов диверсантов.

Корр.: Предлогом для выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий относительно ядерной программы Ирана (СВПД) и прологом к нынешнему кризису стало выступление премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, заявившего о наличии доказательств разработки Ираном ядерного оружия. Иран действительно разрабатывает ядерное оружие в нарушение СВПД или Тегеран честно прекратил это делать?

Юрий Лямин: Вся иранская ядерная программа находится под пристальным контролем МАГАТЭ. Действующие по СВПД ограничения на масштабы и уровень обогащения урана в принципе не позволяют создавать ядерное оружие. Собственно, даже до заключения СВПД Иран не вел наработку высокообогащенного урана или плутония, пригодного для изготовления ядерного оружия.

Корр.: Как Вы оцениваете возможности иранской противовоздушной обороны (ПВО) — есть у них шансы противостоять США?

Юрий Лямин: Несмотря на значительные усилия по модернизации ПВО Ирана, в ней остается еще много устаревших комплексов и систем. Провести серьезное обновление военно-воздушных сил Иран был не в состоянии из-за действующих санкций. В случае полномасштабной большой войны США с союзниками могут обеспечить подавляющее количественное и качественное превосходство в воздухе.

Корр.: Как вы оцениваете новый комплекс ПВО, продемонстрированный Тегераном 9 июня? Демонстрация этого комплекса сейчас означает, что войска ПВО Ирана им уже насыщены?

Юрий Лямин: Новый иранский ЗРК 15th Khordad является дальнейшим развитием ЗРК Talash, который был принят на вооружение ПВО армии ИРИ несколько лет назад. Сейчас он получил новую радиолокационную станцию (РЛС) с фазированной антенной решеткой (ФАР), которая позволила увеличить количество одновременно обстреливаемых целей, улучшить помехозащищенность и другие параметры.

Надо при этом отметить, что на вооружении КСИР есть несколько отличающийся вариант подобного ЗРК тоже с новой РЛС с ФАР, который без особого шума поступил на вооружение где-то 2–3 года назад, и его позиции даже видны на спутниковых снимках около Тегерана и Исфахана.

Корр.: В прессе в последнее время неоднократно появлялись мнения о том, что КСИР сейчас раздражают центральную власть своей излишней самостоятельностью. Эти оценки имеют реальные основания или являются элементом информационной войны?

Юрий Лямин: КСИР действует в рамках своих полномочий и согласно решениям высшего руководства. Но надо учитывать, что по Конституции Ирана Верховным главнокомандующим является не президент Хосейн Рухани, а Верховный лидер Али Хаменеи.

Корр.: И немного затронем события в стороне от Ирана, но попадающие в его зону интересов. Сейчас в боях с сирийскими боевиками на границе «зоны деэскалации Идлиб» не участвуют иранские подразделения и проиранские формирования. Это признак разногласий Ирана с Россией на сирийском направлении?

Юрий Лямин: В последнее время серьезные бои шли не по всему периметру Идлибской зоны деэскалации, а только на относительно небольшом его участке в районе северо-запада провинции Хама\юго-запада провинции Идлиб. В том районе нет каких-то заметных подконтрольных Ирану сил, поэтому их и не было видно в ведущихся там боях.

Основная группировка сил под иранским командованием на севере Сирии находится в районе Алеппо с восточного периметра Идлибской зоны деэскалации. Но пока Россия и Иран стараются сохранить договоренности с Турцией и широкомасштабной операции против боевиков в Идлибе не начинают.

Отметим, в последние месяцы отношения США и Ирана обострились. Стороны обменялись обвинениями и угрозами в адрес друг друга. Дошло до того, что Трамп пригрозил Ирану гибелью.

Иранские военные считают, что противостояние стран достигло своей высшей точки. Также Иран объявил об увеличении производства обогащенного урана.

При этом и в США и в Иране выражают надежду, что до горячей фазы конфликт не дойдет.

Также напомним, нападения на два нефтяных танкера Front Altair норвежской компании Frontline и Kokuka Courageous панамской компании Coral Island Maritime были осуществлены утром 13 июня в Оманском заливе у побережья Объединенных Арабских Эмиратов.

Читайте также: Великобритания возьмет за основу версию США при оценке нападений на танкеры

Помимо Великобритании, Иран в них обвиняют США и Саудовская Аравия. В свою очередь, генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш призвал провести независимое расследование произошедшего.

Читайте также: Генсек ООН призвал провести независимое расследование инцидента с танкерами