Кургинян рассказал о силе идеологии

Изображение: Цитата из передачи "Предназначение"
Сергей Кургинян
Сергей Кургинян
Сергей Кургинян

Сила идеологии — это когда безоружный человек так заражает толпу своей идеей, что люди идут за эту идею проливать кровь, заявил политолог, философ, лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян в очередном выпуске авторской программы «Предназначение», опубликованной 11 июля в Youtube-канале движения.

«Я помню, что такое сила идеологии, и помню, что такое ее слабость и жалкость»,  — отметил политолог.

Он рассказал, что во время гражданской войны в России, когда белогвардейцы подходили к какому-либо городу, в котором работали ячейки большевиков, то даже тогда в этих ячейках в первую очередь решали не прагматические вопросы, а заслушивали доклад о международном положении.

«И там говорилось, что пролетариат восстает там-то — так-то», — пояснил Кургинян. А уже затем представители красных шли: кто на фабрику, кто в казармы агитировать людей на защиту города. Красные реально верили в свое предназначение, в свою идею — и это позволяло им вести за собой людей и побеждать.

«Они были абсолютно разоружены, даже если у них были маузеры: они шли одни к тысячным толпам и говорили, что надо проливать кровь. И толпы шли проливать кровь!» — подчеркнул Кургинян.

Кургинян рассказал, как его отец — известный историк, однажды не поверил, когда он рассказал, что где-то под Кромами в штыковую атаку друг на друга ходили убежденные красные и убежденные белые более десятка раз подряд. Почитав же исторические материалы, отец Кургиняна, воевавший и в Финскую, и в Великую Отечественную войну, заметил: «Да, это так. Только я не верю, потому что нас отводили на переформирование после такой-то штыковой атаки».

Чтобы столько раз ходить в штыковую атаку, нужно было иметь очень накаленную веру в свою идею, уверен политолог.

«И это было. Что теперь?», — задался вопросом создания идеологии Кургинян.

Он пояснил, что в вопросе создания идеологии нельзя вернуться во времена Суслова, то есть назначить какого-нибудь бюрократа, например, министром по идеологии. Нынешняя русская бюрократия может только создавать формы, лишенные содержания, и потому от такой затеи будет больше вреда, чем пользы, убежден политолог.

России не выжить без идеологии, убежден Кургинян. Но ее выработка должна происходить не во главе с нынешней бюрократией, а как-то иначе, считает он.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER