Близкие, но иные — Кургинян объяснил ненависть Запада к России

Чернский бронепоезд
бронепоездЧернский
Чернский бронепоезд
Изображение: Никонико962, wikimedia.org

Запад отторгает Россию из-за ее «близости и инаковости», заявил политолог, лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян 28 января в программе «Тема» на телеканале «Юнион».

«Это отторжение по причине близости и инаковости. Соединение близости и инаковости, подчеркиваю — близости и инаковости — именно оно создает особую историософскую и культурную сшибку в отношениях», — ответил Кургинян на вопрос ведущего об источнике неприятия России Западом.

Политолог объяснил, как проявляется «близость и инаковость» России и Запада в вере, мироустройстве, идеологии, культуре.

Россия является частью христианского мира. Но не западного, не Рима, а Константинополя. Россия считала себя историософской преемницей Византийской империи. Кургинян напомнил поговорку, в которой выражалась неприязнь Византии к Риму: «Лучше турецкий тюрбан, чем латинская митра».

«Это ощущение разницы между Византией и Римом, между Константинополем и папством — оно создавало инаковость в христианском мире», — сказал эксперт, подчеркивая, что и Россия, и Запад — части одной христианской цивилизации, и в этом они близки.

Западу всегда было трудно строить отношения с Россией, считает политолог. «С Китаем легче было строить Западу отношения, с индусами, с кем угодно еще, чем с русскими, которые были соблазнительно близки и все время говорили, что они другие», — подчеркнул он.

Кургинян сравнил Россию с бронепоездом, который, как в песне, «стоит на запасном пути». И Россия-бронепоезд своим нахождением на запасном пути очень пугает Запад, особенно в периоды исчерпания западной цивилизации, сказал он.

Советский Союз еще острее заставил Запад чувствовать, что русские — близкие, но иные. «Что такое коммунизм? Это западная идеология, но другая, не капиталистическая. Опять та же инаковость. Близость и инаковость», — продолжил политолог.

Россия, подчеркнул Кургинян, это европейская страна — по ценностям, по типу жизни, по влюбленности русской культуры в европейскую культуру. Но остается совершенно другой страной.

По мнению Кургиняна, русская культура, несмотря на свою «глубокую сращенность» с культурой Запада, абсолютно другая. Эксперт сравнил русскую и западную литературу: «Возьмите в России Толстого, Достоевского, кого угодно еще. Что ни писатель, то учитель жизни, проповедник, лицо, говорящее от лица последних предельных ценностей человеческих. Где это на Западе?»

Рассуждая о Льве Толстом, как гениальном и абсолютно русском писателе, Кургинян подчеркнул, что Толстой «был чужд всего этого западного изящества, стилевой умеренности». В излишествах и длиннотах упрекал писателя Иван Бунин. «Бунин не понял, что, если он будет его (Толстого — прим. ИА Красная Весна) подгонять под стандарты европейских Гонкуров, их премий, изящества, изящной словесности, то он убьет Толстого и всю русскую культуру», — заявил политолог, иллюстрируя «близость и инаковость» русской и западной культуры.

«Все время, на всех уровнях вот эта близость и инаковость», — заключил Кургинян.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER