17
июн
2020
  1. Война идей
  2. Полемика вокруг либерализма
Москва, / ИА Красная Весна

Патрушев рассказал, в чем опасность неолиберальных ценностей

Николай Патуршев
ПатуршевНиколай
Николай Патуршев
Изображение: (cc) Sgt Aaron Hostutler

Неолиберальные ценности, активно продвигаемые современным Западом, не только идут вразрез со светскими и религиозными традициями большинства народов, но и подрывают систему глобальной безопасности, заявил секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев 17 июня в статье «Нужны ли России „универсальные“ ценности?», опубликованной в «Российской газете».

Николай Патуршев
ПатуршевНиколай
Николай Патуршев
Изображение: (cc) Sgt Aaron Hostutler

Патрушев порассуждал о том, насколько универсальные ценности «прав человека, свободы, демократии, равенства и верховенства права» соотносятся с реальной политикой современного Запада. По его мнению, все эти «эффектно звучащие официальные положения» лишь декларируются, в то время как под прикрытием этих «расхожих штампов» реализуются такие антиценности, как «индивидуализм, эгоизм, культ наслаждения, безудержного потребления».

Секретарь Совбеза считает, что неолиберальная идеологическая система «направлена, в конечном счете, на уничтожение любых традиционных религиозных и духовно-нравственных ценностей, как базовой основы культурного и политического суверенитета стран и народов». По его мнению, проводники «универсальных ценностей» в современном понимании стараются в первую очередь над «сломом» традиционной «системы ценностей в России».

Секретарь Совбеза уверен, что новые западные псевдоценности не только идут вразрез с многовековыми устоями жизни разных народов и государств, но и «противоречат самой фундаментальной сути» всех мировых религий. По сути дела, «речь идет уже» даже «не о подмене одних ценностей другими», а о подрыве самой «основы культурного и политического суверенитета» отдельных стран, уверен Патрушев.

При этом международная безопасность, по словам политика, страдает от принудительной экспансии неолиберальных ценностей ничуть не меньше, чем «историческая память поколений» и политико-культурная идентичность сложившихся наций. Патрушев уверен, что именно в связи с такой экспансией воцарилось «право сильного», который «огнем и мечом насаждает „свободу и демократию“» по всему миру — в том числе и там, «где их не может существовать в таком вот западном понимании по определению».

Напоследок Патрушев подчеркнул, что деструктивные псевдонормы современного Запада не имеют «ничего общего с прежней, более привычной для нас системой ценностей европейской цивилизации». По его мнению, наследницей классических западных традиций является как раз Россия, предлагающая миру «новый цивилизационный выбор, содержание которого включает равенство, справедливость, невмешательство во внутренние дела».

Комментарий редакции

Патрушев, обличая современные неолиберальные нормы, делает важное уточнение, без которого его статья превратилась бы в абстрактную и заурядную болтовню о духовности и особом русском пути. В самом деле, называя Россию наследницей традиционных западных ценностей, он развенчивает классическое славянофильское заблуждение о принципиальной несовместимости западного и российского цивилизационного опыта.

Эта ремарка Патрушева также помогает прочувствовать разницу между Европой эпохи Просвещения или Великих географических открытий и теперешним западным экспансионизмом, который уже не сеет по миру ничего, кроме сплошного зла. Наследуя всему лучшему в европейской практике прошлых столетий, Россия вполне способна оказаться не просто уединенным оплотом трудноопределимой духовности, но и светочем реальной надежды для остального мира.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER