logo
Новость
/ Лондон

Chatham House о Йемене: государство существует как территория на карте

Chatham HouseChatham House
usembassylondon, flickr, cc-by-nd-2.0

Анализ нынешнего положения в Йемене был представлен в статье Питера Солсбери старшего сотрудника программы Ближнего Востока и Северной Африки Chatham House «Общенациональный хаос, локальный порядок». Перевод основных тезисов статьи 5 апреля представляет ИА Красная Весна.

Автор Royal Institute of International Affairs (Королевского института международных отношений), более известного как Chatham House, Питер Солсбери в своих аналитических выкладках для британских политиков выдвигает несколько положений.

ИСПОРЧЕННЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Конфликт в Йемене уже три года идет между тремя группировками. Йемен сейчас существует только как территория, обозначенная на карте, и как некое обозначение в докладах и брифингах.

Конфликт перешел в разрушительный для экономики тупик. Сражения ограничиваются прифронтовыми боями, между стабилизировавшимися территориями.

В описаниях конфликта практически не отражаются установившиеся границы между отдельными территориями, потоки товаров и людей между ними и острая политическая конкуренция внутри каждой из них, сложность факторов, влияющих на конфликт, множественность политических акторов и их интересов.

ООН в настоящее время взаимодействует с акторами, которые не соответствуют основным противоборствующим силам, а именно Хуситам, сторонникам покойного короля Салеха и правительству изгнанного президента Абд Раббу Мансура Хади.

СОСТОЯНИЕ ХАОСА

Йемен превратился в «хаос-государство», где центральное правительство рухнуло и потеряло контроль над территориями, и где возникла политическая экономика, где различные акторы торгуют, сотрудничают и конфликтуют друг с другом, превратившись в странную экосистему.

Он больше похож на регион мини-государств, а не на государство, вовлеченное в «двусторонний» конфликт.

Участники конфликта давно не соответствуют двум группам, представленным в ООН, а именно союзу Хуситов и сторонников Хади (который уже распался) и сторонниками покойного короля Салеха. Эти три партии, хотя номинально являются основными воюющими сторонами, являются лишь частью среди множества групп.

Различия между государственными и негосударственными субъектами, между законной и теневой экономикой были размыты еще до начала войны.

ВОЕННАЯ ЭКОНОМИКА И РЕСУРСЫ

Несмотря на образовавшиеся границы между территориями, товары с относительной легкостью их пересекают, причем настолько широко, что цены на вооружение упали во всей стране за время войны.

Есть свидетельства, что ключевые игроки и вооруженные субъекты получают серьезные прибыли от военной экономики и им не выгоден мирный процесс, который угрожает их статус-кво.

Немногочисленные приносящие доход ресурсы страны (нефтяные и газовые месторождения и их инфраструктура, морская и сухопутная торговля) являются источниками политической и военной мощи группировок. И в будущем будут объектом борьбы, даже в случае политического урегулирования.

ПУТЬ К МИРУ?

Не существует простого способа вернуть Йемен к государственности Вестфальского типа.

Любая договоренность между сторонами, представленными в ООН, вызовет новый конфликт, если в политический процесс под руководством ООН не будут вовлечены все другие Йеменские группы.

Процесс посредничества должен включать учет интересов третьих сторон, вовлеченных в конфликт (автор имеет в виду Саудовскую Аравию, активно поддерживавшую президента Хади, а затем формирования Али Мохсена; Объединенные Арабские Эмираты поддерживающие южных сепаратистов; США заявивших о войне против террористов — прим. ИА Красная Весна).

Подход, игнорирующий интересы внешних субъектов, не будет успешен. Процесс посредничества должен содержать стимулы для добросовестных действий «в поддержку политического урегулирования путем переговоров, и должен предусматривать меры наказания, если они этого не делают». (Как автор мыслит исполнение этого пожелания не ясно — прим. ИА Красная Весна).

Текущая политика по установлению мира ошибочно строится на упрощенной модели конфликта двоичного типа (с двумя участниками — прим. ИА Красная Весна), которая мало похожа на реально происходящее. Нужно придавать столько же внимания различным неоднозначным инициативам, как и процессам, инициируемым сверху.

Автор заканчивает аналитику тем, что дает следующие рекомендации странам-членам ОНН в отношении Йемена.

Великобритания, США и другие государства-члены ООН должны поддержать пересмотр нынешнего процесса урегулирования под руководством ООН и расширить его до трех направлений:

«Решить вопрос о роли третьих государств в прямом или косвенном продлении войны и спонсировании военных субъектов, не ограничиваясь Саудовской Аравией, объединенными арабскими Эмиратами, Ираном, США, Великобританией и Францией;

Активизировать контакты и посредничество между сторонами (Хуситы, лоялисты Салеха и правительство Хади), побуждать их к расширению участия в мирном процессе.

Решения проблем и конфликтных ситуаций на этническом и местном уровнях, путем взаимодействия как местных лидеров, так и основных противоборствующих группировок. Интегрировать сложившиеся структуры племенных и политических советов и других региональные инициативы в процесс урегулирования».

Напомним, что в 2015 году в Йемене началась сложная гражданская война со множеством участников. В войну сразу же вмешалась Саудовская Аравия, проводившая массированные бомбардировки, в результате которых боевые действия перекинулись частично и на ее территорию.

Начиная с октября 2017 года, Южный Йемен стремится создать собственное государство. Ранее его поддерживала Саудовская Аравия (сейчас ее контроль распространяется в основном на Северный Йемен). В настоящее время это квазигосударственное образовение (Южный Йемен) находится в сфере контроля Объединенных Арабских Эмиратов. Обладание этим районом дает контроль над Баб-Эль-Мандебским проливом, и борьба разгорается. Ранее в период холодной войны уже существовала Народно-Демократическая республика Йемен.

Кроме того, в настоящее время четко выделилась как политический субъект территория шиитского племени Хуси на западе Йемена. Все боевые действия ведутся в основном по периметру ее установившихся границ и внутри территории Южного Йемена.