logo
Статья
  1. Информационно-психологическая война
  2. События культурной жизни
В Калининграде анонсирован международный кинофестиваль «Край света. Запад». На Сахалине, где фестиваль уже несколько лет проводится под названием «Край света. Восток», он отметился пропагандой в пользу претендующей на так называемые северные территории Японии

Кинофестиваль как один из инструментов Перестройки—2

Дом Советов и Дом Советов и "Остров Джованни"
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Международный кинофестиваль «Край света» теперь будет проводиться и в Калининграде. Это продолжение и развитие аналогичного проекта «Край света. Восток», который уже в течение ряда лет проходит на Сахалине.

Патронаж осуществляют региональные администрации во главе с губернаторами.

«Край света» — место, где происходит встреча с другими культурами, в случае Сахалина с восточной, в случае Калининграда с европейской — «мир без границ». Генеральный продюсер Алексей Агранович подчеркивает, что фестиваль ориентирован на детей и подростков: молодежи с активной жизненной позицией должна быть предоставлена возможность для самореализации. Судить фильмы, вошедшие в «детскую» часть программы фестиваля, будут два жюри. Одно из них детское, второе «взрослое» — учительское. Казалось бы, все происходит культурно, мирно, респектабельно.

Кинофестиваль изначально имеет социальную направленность и должен, по замыслу организаторов, менять социальную и культурную среду, то есть, формировать будущее. Поэтому такое внимание учителям и детям.

«Детская» часть программы в этот раз будет посвящена общей как для России, так и для Европы проблеме взросления. Есть планы обсудить и европейские проблемы, в частности, миграцию.

Обязательным условием участия фильмов в фестивальной программе является приезд авторов и их встречи со зрителями. Кроме демонстрации кинолент, их обсуждения, встреч с авторами, других интерактивных мероприятий, предусмотрена и образовательная программа — занятия в творческих мастерских.

Организаторы отрицают влияние политической обстановки на выбор фильмов и, по их словам, не собираются предоставлять площадку тем из них, которые пропагандируют какую-либо идеологию. Хотя и оговариваются, что совсем абстрагироваться невозможно. Они считают своей задачей сохранение человеческих отношений между людьми разных наций и разных стран.

Но соответствуют ли такие заверения предыдущей истории фестиваля? И для чего на самом деле фестивалю такое название? Ответить на такой вопрос поможет обращение к тем фильмам, которые фестиваль «Край света. Восток» предлагал ранее, еще на другом конце света.

Так, в фестивальную программу 2014 года вошел японский мультфильм «Остров Джованни». Зритель вместе с двумя японскими братьями и их семьей переживает череду событий, начавшихся в августе 1945 года на острове Шикотан.

Глазами японского ребенка мы видим, как в светлый и прекрасный мир приходят грубые и страшные русские, грабят, выселяют из родного дома в конюшню… Если бы не милая русская девочка Таня, дочь относительно остальных русских чуть более приличного майора, было бы совсем беспросветно.

Далее — лагерь с его голодом и холодом, разлука с отцом, отправленным на лесоповал… смерть одного из братьев и депортация в Японию. Фильм действительно хорошо снят и зритель не может не сочувствовать героям. И не может не радоваться вместе с ними, когда в конце фильма данное в его начале обещание отца мальчиков исполняется: «Мы ещё сюда [на Шикотан] вернемся».

Знакомая калининградцам коллизия, не так ли? Маленький еврейский скрипач Михаэль Вик в оккупированном русскими Кёнигсберге, чудом выживший в страшном советском «концентрационном» лагере. И вернувшийся через 60 лет, чтобы рассказать нам «всю правду». (Изделие германской пропаганды книга Михаэля Вика «Закат Кёнигсберга» активно навязывается калининградскому читателю).

Построенная по одним и тем же лекалам «художественная» манипуляция, якобы не имеющая отношение к идеологии? Это в чистом виде информационно-психологическая война против российского зрителя. А война всегда имеет своей целью нанесение поражения противнику.

Можно ли что-то доказать человеку, тем более ребенку, подвергнувшемуся мощному эмоциональному воздействию? Доказать, что на самом деле всё было, мягко говоря, не совсем так. Что мирное население в лагеря не отправляли, голодом не морили, а японских военнопленных кормили лучше, чем в то же время питалось советское население. «Если бы это было неправда, то это бы не показали. А если это показали, значит это правда», — так воспринимается фильм неокрепшим детским сознанием. Ну, а то, что выселение японцев с островов происходило в конкретном историческом контексте, вообще остается за скобками.

Мы знаем, что японская тема на Дальнем Востоке в связи со спором вокруг Курильских островов имеет особую остроту, а настрой населения является одним из аргументов в споре.

Продюссеру Алексею Аграновичу и программному директору Алексею Медведеву в ходе встречи со зрителями в преддверии фестиваля 2015 года в эфире местного телеканала сахалинский краевед задает вопрос: кто-то из организаторов фестиваля вообще обращает внимание на такие нюансы? Может быть, надо при отборе фильмов привлекать историков и краеведов?.. Ведь есть люди, которые помнят и знают, как было на самом деле.

Но Агранович и Медведев «не думают», как они выразились, что фильм как-то катастрофически изменил отношение юных зрителей к Родине. Он «про любовь и про доброе», несоответствие реальному историческому контексту не имеет значения, когда речь идет о человеческих отношениях.

Один фильм, может быть, «катастрофически» и не изменит. Хотя… Какой фильм. Вспомним о фильме Абуладзе «Покаяние» и его роли в перестройке. Нам еще придется вернуться к нему при обсуждении этого фестиваля.

Между тем, показанный в 2014 году мультфильм «Остров Джованни» активно и бесплатно распространяется японской стороной на диске, на котором обозначена «Ассоциация по северным территориям». Та самая Ассоциация, которая в российско-японском споре вокруг Курильских островов поддерживает сторону Японии и применяет, как мы видим, при обозначении Курильских островов принятую в Японии формулировку. «Никакой политики», только человеческие отношения, любовь и доброе?..

Организаторы фестиваля прагматичны: критерием отбора конкурсных фильмов является соответствие «реальности сегодняшнего дня». А реальность такова, что «граница между документальным и игровым кино исчезает»,— это нам поясняет программный директор кинофестиваля Алексей Медведев, его цитирует одно из калининградских изданий. Под видом документального кино нам преподносят вымысел, снятый в «документальной» стилистике, реальных исторических персонажей вводят в выдуманный контекст…

В частности, Алексей Медведев сказал:

«Граница между документальным и игровым кино исчезает и об этом очень много говорят в кинокритической литературе. Документальное кино все активнее вводит в ткань вымысел, реконструкции и иногда мультипликацию. Игровое кино все больше обращается к документальной фактуре и вводит реальных персонажей, чтобы добиться наибольшей достоверности. Но мы идем не по пути формы, а по пути прагматики. Критерий нашего конкурса один — насколько фильм отражает реальность сегодняшнего дня. А наша реальность уже не делится на документальную и игровую».

Мы в своей недавней истории уже познакомились с подобными «опытами художественного исследования». Сокрушительные последствия их напрочь отключающего разум эмоционального воздействия на неискушенное сознание обывателя продолжают усугубляться.

Перестройка-1 закончилась развалом СССР. Теперь настало время обработки сознания следующих поколений, и нам навязывают вторую серию перестройки — с последующим развалом уже и России.

Отметим, что фамилия «Агранович» нам знакома со времен ещё той перестройки.

Отец Алексея Аграновича, Михаил Агранович, был оператором знакового фильма выпуска 1984 года «Покаяние» Тенгиза Абуладзе, давшего начало перестройке — 1. То, что этот фильм был включен в программу кинофестиваля «Край света. Восток» 2017 года, ещё раз показывает преемственность поколений «подрядчиков перестройки». Новое поколение «подрядчиков» предлагает уже новому поколению обывателей «выкинуть на помойку труп отца», чтобы прорваться к «храму», напоминающему аппетитный кремовый торт?

В любом случае, фестиваль «Край света» явно нацелен на превращение перестроечной традиции самоосквернения в традицию отечественного кино.

Организаторы фестиваля «Край света» в разговоре со зрителями, объясняя включение в программу японского мультфильма, затронули ещё одну важную тему. По их словам, нет ни одного российского мультфильма, который рассказывал бы о том периоде истории. Их просто нет, как нет и достойного «взрослого» российского кино.

Нельзя с этим не согласиться. И спросить: а в чем дело? Разве не у вас, творцы, в руках все возможности? Или таланта хватает только на пошлость в духе «Бумажного солдата» — мелкой гадости о великой эпохе и великих людях? По словам Алексея Аграновича, это один из его любимых фильмов.

Предавших собственную историю, теперь их «удручают размеры страны проживанья»?

Проведение кинофестиваля «Край света» в Калининграде ранее предполагалось ещё осенью 2018 года — в пустующем уже три десятилетия Доме Советов. Сейчас же основной площадкой определен областной драматический театр.

Дом Советов, тем не менее, выбран эмблемой — для того, чтобы, по словам Аграновича, дать «положительную историю» архитектурному памятнику — «снять проклятие», что, в конечном счете, должно изменить его судьбу.

Заметим, что «проклятием» Дома Советов в самом прагматическом смысле является его статус — частная собственность. Избыть его никаких денег не хватит — аппетиты владельцев, получивших его в свое время за бесценок (в результате непрозрачных, мягко говоря, операций), зашкаливают. Просто выкупить здание за ранее оговоренную цену для каких-то общественных или государственных нужд не получается: цена его всё время растет. Тут необходима политическая воля. Пока её никто проявлять не собирается.