Во Франции введение комендантского часа сравнили с действием электрошокера

Введение комендантского часа в Париже и в восьми мегаполисах Франции стало вмешательством в свободу передвижения, заявил «философ» Бернар-Анри Леви, 16 октября сообщает французский телеканал LCI.

В интервью французской журналистке Элизабет Мартишу (Elizabeth Martichoux) на телеканале La Chaîne Info (LCI) 16 октября Леви дал резкую критику вводимому с 17 октября режиму особого передвижения в департаменте Иль-де-Франс и в восьми мегаполисах страны. По его словам, это стало не только «вмешательством» в свободу передвижения, но и новым применением «электрошокера» к французам.

Призванное остановить распространение эпидемии COVID-19 в Париже и других крупных городах Франции, решение о введении комендантского часа должно вступить в действие в ночь с 16 на 17 октября, в полночь. В течение не менее четырех недель он будет действовать с 21 час вечера до 6 часов утра. Для философа «комендантский час» стал указом, нарушающим «основную свободу человека» — право на передвижение.

«Это временное ограничение свободы. Тем не менее, это ограничение свободы. Я не думаю, что это полезно», — прокомментировал автор книги «Этот вирус, который сводит с ума» («Ce virus qui rend fou» (Grasset)).

По мнению Леви, впервые к французам был применен «электрошокер» полгода назад, в марте. Говоря о том, что его хотят применить вновь, он задается вопросом, что «неужели французы — душевнобольные, которым вновь придется делать электрошок?», предлагая взамен поискать другие способы борьбы с распространением коронавирусной инфекции.

«Мы должны быть немного более цивилизованными. Это граждане, которым можно объяснить все, кому можно рассказать об опасности той или иной ситуации и предостеречь их. (…) Почему все время электрошокеры? Комендантский час — страшное слово, являющееся словом войны «, — отметил писатель.

Заражение всегда опасно. Бывают разные случаи, даже тяжелые, с попаданием в реанимацию, как отметил гость телеканала. Понимая всю серьезность эпидемии, важно при этом не создавать паники.

«Сейчас ничего не делается, чтобы дать людям надежду», — заключил Леви.

Комментарий редакции

Во Франции Бернар-Анри Леви (Bernard-Henri Lévy или BHL), позиционирующий себя в качестве «философа» и «писателя», имеет репутацию агента влияния неоконсерваторов. Этот миллионер, выступающий под либеральной маской, тесно связан с военно-промышленными кругами. Амплуа BHL — оправдание агрессий, войн и переворотов.

Недаром прозванный «стервятником» войны, он появляется в странах, которые скоро будут бомбить. Достаточно вспомнить роль BHL при уничтожении Югославии, Ливии, Украины и многих других.

При столь отрицательной репутации, формально правильная речь BHL относительно спорных действий правительства, служит для дезориентации граждан, которые уже начали задумываться о цели коронавирусной истерии.

Общество бурлит и пытается консолидироваться. В отсутствие моральных авторитетов, которые могли бы создать идеологические рамки, это бурление может вылиться в бунт.

И тут выходит человек, который совершенно сбивает процесс осознания. Расчет на то, что средний гражданин тогда должен подумать: «Если столь одиозная личность выступает против политики Макрона, то, может быть, Макрон в чем-то прав? И правительство все же лучше, чем осточертевшие лево-либералы

По-видимому, это игра в две руки, когда обсуждение серьезной проблемы загоняется в определенные рамки «один другого хуже».

Франция и коронавирус
коронавирусиФранция
Франция и коронавирус
Изображение: Скопина Ольга © ИА Красная Весна
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER