24
июн
2019
  1. Мироустроительная война
  2. Взаимоотношения США и Ирана
Москва, / ИА Красная Весна

У Грузии проблемы не только с Россией. Отнюдь

Изображение: Комбакова Юлия © ИА Красная Весна
Сирия. Турция. США. Иран. Израиль.
Сирия. Турция. США. Иран. Израиль.
Сирия. Турция. США. Иран. Израиль.

Ухудшение отношений официального Тегерана с южнокавказскими государствами — Грузией и Арменией — вполне закономерный политический процесс, заявил доцент кафедры политологии и социологии РЭУ имени Г. В. Плеханова Александр Перенджиев в комментарии для ИА Красная Весна.

Конфликтность в отношениях с Ираном в основном обусловлена тремя факторами, которые маркируются словами «Израиль», «США» и «шариат», полагает политолог. Сближение стран Ближнего Востока с Израилем вызывает в Иране сильнейшее беспокойство.

«Во-первых, развернувшаяся война между Ираном и официальным Иерусалимом. Пока на территории Сирии. Но это видимая „часть айсберга“. Есть подозрения, что стычки между персами и израильтянами происходят и в других районах Ближнего Востока. Поэтому официальный Тегеран весьма болезненно относится к сближению с Израилем соседних с Ираном государств. Ведь они, прежде всего, имеют общую границу. Кроме того, иранцы осуществляют частые поездки в Грузию и Армению, развивают там свой бизнес, образуют на постоянной основе мощные и влиятельные диаспоры и анклавы проживания», — отметил эксперт.

Читайте также: Израиль: Иран никогда не закрепится в Сирии

Значительное влияние США на политику Грузии и Армении также становится осложняющим фактором.

«Во-вторых, всё больше обостряются отношения между ИРИ и США, которые начались с выхода официального Вашингтона из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе и одновременным введением санкций официального Вашингтона в отношении Ирана, а также его угроз в отношении тех стран, которые хотят и будут продолжать сотрудничать с ИРИ. То есть происходит постоянный процесс всё большего обострения отношений официального Тегерана с Израилем и с официальным Вашингтоном, которые, в свою очередь, выступают единым фронтом в отношении Ирана»,  — предупреждает политолог.

Читайте также: Израиль приветствует новые санкции против Ирана

Немалое значение имеет и культурно-религиозный аспект. Грузия и Армения в последние годы мигрируют в сторону принятия новых «европейских ценностей», таких как гендерная идеология, Иран же держится за классические исламские культурные установки.

«В-третьих, конфликтность с соседями у Ирана происходит из-за того, что официальный Тегеран недоволен пренебрежением (иностранных —прим. ИА Красная Весна) властных структур соблюдением правил шариата в отношении граждан ИРИ, в особенности, это касается иранских женщин», — считает Александр Перенджиев.

Читайте также: Кому сложнее въехать в Грузию, чем русским?

Но всё-таки важнее всего — пронатовская ориентация грузинских и армянских властей, которая автоматически предполагает охлаждение в отношениях с Ираном.

«Однако эти принципы в обострении ирано-грузинских отношений имеют второстепенный характер. На первом месте — усиление сотрудничества официального Тбилиси с США и другими странами НАТО, усиление количества учений Альянса в Грузии, в том числе и с участием армянских военных»,  — считает эксперт.

Аналогичную природу имеет беспокойство Ирана в отношении Армении, премьер-министр которой Никол Пашинян посетил саммит НАТО 11 июля 2018 года.

Напомним, отношения Ирана с США и их союзниками на Ближнем Востоке достигли предвоенного уровня. Это повышает интерес к военному и конфликтологическому статусу Ирана.

Читайте также: Развитие конфликта США и Ирана в 2018–2019

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER