Поток докладов и аналитических материалов фонда "Наследие" был направлен на противодействие усилиям по контролю над вооружениями, которые могли бы ограничить рынок для нескольких видов оружия, производимого Hanwha

Американский фонд «Наследие» обвинили в лоббировании корейских оружейников

«Ограбление в поезде» 1912
1912поезде»в«Ограбление
«Ограбление в поезде» 1912
Изображение: Ньюэлл Конверс Уайет (1882–1945)

Наличие финансового стимула у фонда «Наследие» (Heritage foundation) в его борьбе против запрета на оружие, поражающее мирное население, констатировал 14 июля журнал The American Conservative.

Автор расследования — Эрик Клифтон — руководит исследованиями в рамках Программы демократизации внешней политики Института ответственного государственного управления города Куинси и является журналистом-расследователем, занимающимся вопросами политики и внешней политики США.

Отметим также, что автор расследования достаточно мягко, но настойчиво простраивает связь между фондом «Наследие» и президентом США Дональдом Трампом, так что эта статья является частью предвыборной игры. Тем не менее, связи между фондом «Наследие» и производителями оружия из Южной Кореи, влияющие на международную политику США, также представляются небезынтересными.

В статье Эрика Клифтона, размещенной также и в издании Responsible Statecraft, констатируется, что Фонд «Наследие» последовательно боролся с международными договорами, запрещающими оружие, которое представляет огромную угрозу для гражданского населения в зонах боевых действий. Таким оружием являются противопехотные мины, кассетные боеприпасы и «роботы-убийцы», а также правила, которые будут обеспечивать соблюдение эмбарго на поставки оружия правонарушителям.

Клифтон сообщает, что у «Наследия», возможно, существует финансовый стимул для отстаивания этой позиции, потому что «Наследие» получило от Hanwha Group — южнокорейского производителя противопехотных мин и «роботов-убийц" — не менее 5,8 млн долларов в период с 2007 по 2015 год.

Согласно ежегодным отчетам «Наследия», в период с 2010 по 2014 год Hanwha вносила как минимум $1 млн в год, что делает Hanwha одним из крупнейших доноров фонда «Наследие». Hanwha не была указана в финансовых отчетах «Наследия» качестве донора после 2015 года, но у «Наследия» есть опция анонимного внесения денег донорами. Клифтон сообщает, что «Наследие» и Hanwha Group не ответили на журналистские запросы о том, было ли продлено соглашение о финансировании после 2015 года.

О том, что связи между «Наследием» и южнокорейским производителем оружия не прервались, регулярно пишут корейские СМИ. Так, Клифтон ссылается на статью в The Korea Herald, в которой сообщается о встрече в октябре 2018 года в Сеуле основателя фонда «Наследие» Эдвина Дж. Фулнера и председателя Hanwha Group Ким Сын Юна. По сообщению газеты, на встрече обсуждались «трудности, с которыми сталкиваются корейские компании в США, несмотря на успешный пересмотр Соглашения о свободной торговле между Кореей и США».

«Фулнер и председатель Hanwha поддерживают рабочие отношения в течение последних 30 лет, регулярно проводя встречи для обсуждения нерешенных политических и экономических вопросов между двумя странами», — так заканчивается статья в The Korea Herald.

В январе 2018 года на сайте фонда «Наследие» была опубликована научная статья старшего научного сотрудника фонда, специалиста по англо-американским отношениям и мировому лидерству США Теодора Р. Бромунда. В этой статье автор резко критикует редакционную статью The New York Times, в которой говорилось о необходимости присоединения США к Договору о запрещении противопехотных мин, подписанному 164 странами. Бромунд четко изложил позиции Фонда «Наследие» в отношении соглашений о контроле над вооружениями, которые могут повлиять на Hanwha.

Бромунд обосновал необходимость противопехотных мин на вооружении США тем, что «Южная Корея использует мины, чтобы защитить себя от Северной Кореи, а Южная Корея является нашим союзником». При этом Бромунд настаивает, что противопехотные мины нужны для защиты от ядерного оружия Северной Кореи.

И это лишь одна из многих статей и сообщений «Наследия» за эти годы, противодействующих попыткам запретить противопехотные мины, утверждает Клифтон.

Еще одним примером непрямого содействия Hanwha со стороны «Наследия» стала защита фондом автономных систем вооружений («роботов-убийц»), одна из которых, SGR-A1, производилась южнокорейской компанией. Старший научный сотрудник «Наследия» Стивен Гроувс в двух отчетах, опубликованных в марте 2015 и апреле 2016 года, отстаивал необходимость разрешения применения «роботов-убийц».

В отчете за март 2015 года под названием «США должны противостоять попытке ООН запретить автономное оружие» Гроувс упоминает SGR-A1 в первом абзаце как пример автономных систем оружия, находящихся в стадии разработки, и призвал делегацию США на Конвенции 2015 года о конкретных видах обычного оружия выявить страны, которые склонны поддерживать запрет «роботов-убийц», и убедить их изменить свою точку зрения.

В апреле 2016 года Гроувс, вновь ссылаясь на SGR-A1 в качестве примера автономной системы оружия, выступил за признание автономного оружия обычным и за то, чтобы США и «страны-единомышленники» собрали «группу экспертов из передовых военных, юристов, инженеров-робототехников, программистов и специалистов по этике», чтобы разработать руководство о применении принципов права вооруженных конфликтов к автономному оружию. Гровс признал, что такие усилия противоречат «инициативе на форумах ООН и среди правозащитников и активистов по контролю над вооружениями».

Гроувс не раскрывал информацию о финансировании «Наследия» со стороны Hanwha ни в одном из своих докладов, посвященных защите автономного оружия, в котором содержались явные ссылки на SGR-А1 Hanwha.

В 2017 году Гровс покинул «Наследие», чтобы стать начальником штаба тогдашнего посла ООН Никки Хейли, а затем переехал в Белый дом Трампа, где он работал помощником специального советника. В профиле Гроувса в LinkedIn говорится, что он «представлял Белый дом в расследовании, проведенном Робертом Мюллером по вмешательству России в президентские выборы 2016 года», а затем работал заместителем пресс-секретаря до возвращения в «Наследие» в июне 2020 года.

В «Наследии» отрицают какую-либо связь между позицией экспертов фонда и финансированием фонда со стороны той или иной компании. «Никто не знал о пожертвовании Hanwha или каких-либо отношениях между фондом и Hanwha», — сказал пресс-секретарь «Наследия». «В основе „Наследия“ лежит строгость, глубина и независимость нашего исследования и анализа. Широкая база Фонда наследия, насчитывающая более полумиллиона членов, гарантирует, что ни один донор или группа доноров не сможет руководить взглядами или деятельностью „Наследия“», — заявил пресс-секретарь.

В то время как «Наследие» никогда не упоминает Hanwha в связи с какой-либо своей работой, касающейся политики, которая может повлиять на бизнес их доноров, пресс-релизы Hanwha и южнокорейские СМИ регулярно подчеркивали тесную связь между «Наследием» и руководством Hanwha. Клифтон сообщает, что в период с 2012 по 2018 год Hanwha опубликовала не менее шести пресс-релизов, в которых сообщалось о встречах руководителей Hanwha и фонда «Наследие».

«В 2011 году, чтобы поблагодарить председателя Hanwha Кима Сын Юна за его вклад в двустороннюю неправительственную дипломатию, фонд назвал конференц-центр на 2-м этаже здания фонда „Наследие“ на Пенсильвания-авеню, в Вашингтоне, округ Колумбия, Конференц-центр Ким Сын Юна», — приводит Клифтон пример такого пресс-релиза. Он также отмечает, что The Korea Herald опубликовала три статьи о встречах основателя «Наследия» Эдвина Фулнера и Кима в 2016 и 2017 годах.

Корейское издание сообщало, что отношения между Кимом и Фулнером, который возглавлял команду переходного периода администрации Трампа, возможно, обеспечили Киму особое приглашение на инаугурацию Трампа. Ни Фонд «Наследие», ни Hanwha не ответили на вопросы Клифтона о том, был ли доклад корейского издания точным, и если да, то принял ли Ким приглашение Фулнера на инаугурацию.

В то время, как фонд «Наследие» и Hanwha не сообщают о деталях их финансовых отношений, в том числе о том, продолжаются ли они сейчас, ясно несколько вещей, подводит итог Клифтон: «Взносы Hanwha в размере 5,8 миллионов долларов в один из самых влиятельных консервативных аналитических центров в США совпали по времени со встречами между руководством Hanwha и фонда „Наследие“ в Сеуле, конференц-зал в офисе фонда „Наследие“ в Вашингтоне был назван в честь руководителя корейской компании, а поток докладов и аналитических материалов фонда „Наследие“ был направлен на противодействие усилиям по контролю над вооружениями, которые могли бы ограничить рынок для нескольких видов оружия, производимого Hanwha».

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER