Нельзя замалчивать риски и недостатки вакцинации, об этом надо писать, в этом надо разбираться

Ученые преувеличили риски вакцинации от коронавируса — врач

Альберт Эдельфельт. Луи Пастер в своей лаборатории (фрагмент) 1885.
Альберт Эдельфельт. Луи Пастер в своей лаборатории (фрагмент) 1885.
Альберт Эдельфельт. Луи Пастер в своей лаборатории (фрагмент) 1885.

Эксперты в разных странах обеспокоены ситуацией с массовой вакцинацией, эта тема активно обсуждается в профессиональном сообществе. Группа ученых, врачей и медицинских работников из разных стран подписали отчет с описанием рисков вакцин от SARS-CoV-2, которые поднимают вопрос о целесообразности продолжения международной кампании по вакцинированию. Статья была 18 мая размещена в виде препринта на ресурсе authorea.com.

Кандидат медицинских наук, эксперт по общественному здоровью и лекарственным препаратам, иммунолог, генеральный директор ООО «Клиникал Экселанс Груп» Николай Крючков прокомментировал ИА Красная Весна этот документ.

«Статья не содержит каких-то новых данных… Все эти опасения имеют место быть в профессиональном сообществе. Нельзя сказать, что что-то придумано, что не существует этого», — отметил эксперт.

Николай Крючков рассмотрел риски, перечисленные в документе, и объяснил, какие исследования ведутся по каждому из направлений.

Он отметил, что ситуация с разработкой вакцины была очень необычной с точки зрения самого хода разработки вакцины. «Это связано с быстротой и необычностью в этапности. Быстро и не совсем так, как обычно делается», — подчеркнул ученый.

По словам Крючкова, авторы отчета анализировали не только результаты последней кампании по вакцинации, но также использовали данные, полученные по промежуточным исследованиям ковидных вакцин. Они проанализировали данные по другим антикоронавирусным вакцинам, например от MERS и SARS. Эксперт напомнил, что вакцина от MERS не была зарегистрирована, но была, по мнению ученых, завершена.

Антителозависимое усиление инфекционности

Первый момент, который вызывает сомнение — это безопасность. Ученый отметил, что подобные опасения связаны с краткосрочностью периода исследования.

«Начали с 28-40 дней после второй инъекции. Наблюдались в течение этого времени — всего месяц. Потом вышли исследования, не на все вакцины, на парочку, которые два-три месяца после окончательной вакцинации. Все равно очень небольшой промежуток времени — ни год, ни полгода, ни два года», — пояснил Николай Крючков. Он объяснил, что необходимо признать, что для получения надежных результатов требуется длительное время.

Второе — феномен антителозависимого усиления инфекционности (ADE — явление, при котором связывание вируса с антителами вызывает его проникновение в иммунные клетки организма, что приобретается после вакцинации). Эксперт отметил, что подобный эффект был зафиксирован исследователями у макак в случае с SARS-CoV-1, который похож на SARS-CoV-2.

По его словам, в профессиональном сообществе также отмечали, что есть инфекции типа лихорадки Денге (исследователи в конце 1960-х — начале 1970-х годов установили, что наличие антител к вирусу лихорадки Денге приводит к тяжелому течению болезни при повторном заражении вирусом лихорадки Денге другой группы — прим. ИА Красная Весна), и исследователи в своем отчете указали, что необходимо проверить, не возникает ли в этом случае аналогичная ситуация.

Опасность S-белка

S-белок, который действует при использовании некоторых вакцин от коронавируса, вызывает нарушения свертываемости крови, пояснил эксперт. «Сам по себе, не в составе вируса, S-белок вызывает не частые, не повсеместные, редкие, но довольно серьезные нарушения свертываемости крови», — рассказал Крючков. Он отметил, что при массовой вакцинации были выявлены связанные с этим нежелательные побочные эффекты — «повышение свертываемости крови и тромбозы».

Специалист пояснил, что такие побочные эффекты чаще встречаются у более молодых людей. «Риски повышены особенно у женщин до 50 лет, особенно у женщин до 30 лет, сильная разница. Скорее всего, это связано с приемом ими контрацептивов», — уточнил он.

Ученый объяснил, что вакцины на основе аденовирусных векторов «приводят к тому, что сам организм синтезирует полный S-белок».

Исследователи, написавшие статью против массовой вакцинации, справедливо отмечают, что срок, в течение которого происходит синтез такого белка в организме, неизвестен, пояснил он. «Я, конечно, думаю, что синтез у обычных людей (иммунонекомпрометированных) небольшой, недлительный, поскольку вектор сам не размножается, поэтому и в ДНК встраивания не происходит никакого», — отметил ученый.

Он рассказал, что в этой связи исследователи отмечают, что во время вакцинации происходит массовое повреждение клеток из-за того, что у них меняется функция: они начинают синтезировать нужный протеин. Отмечалось, что потом организм должен от них избавиться, а эта гипотеза требует проверки.

«Именно так, скорее всего, и происходит. Большая часть клеток, в подавляющее большинство которых РНК-вакцина или аденовирусная вакцина проникла, они повреждаются, и организм несколькими механизмами от них избавляется. Из этого и следует, что никакого длительного синтеза S-белка в организме не происходит», — пояснил Крючков.

Он отметил, что «Спутник V» и несколько других вакцин устроены так, что «вводятся не сами белки, а вводится генетический материал, либо с вектором, либо в виде просто мРНК стабилизированной». После этого организм начинает в собственных клетках синтезировать нужные белки, пояснил Крючков.

«Эффекты патологические вызывает полный S-белок. Поэтому есть вакцины, они находятся в разработке, одна из них в России, которые в качестве антигена использует не цельный S-белок, а только RBD домен, то есть очень узкий участок», — пояснил он.

«RBD домен — это то самое, на котором образуются почти все нейтрализующие антитела», — пояснил эксперт. По его мнению, работа не с S-белком, а только с RBD доменом сводит к минимуму вероятность возникновения аутоиммунной реакции (ADE).

Он отметил, что решать проблему можно изменением дизайна вакцин и ученые этим занимаются.

«Мы понимаем, что S-белок — не очень хорошо, мы понимаем, что лучше какой-то более точечный антиген вводить и лучше вводить сам антиген, скорее всего, классическим способом, а не генетический материал для него», — пояснил ученый. Эту схему он считает более безопасной.

«Рекомбинантные белковые вакцины уже есть», — уточнил он. Ученый рассказал, что в России их пока нет, но они появятся в ближайшее время. «В этом году, я надеюсь», — уточнил Крючков.

Вакцинирование разных возрастных групп и людей с заболеваниями

Авторы отчета раскритиковали недостаточность исследований воздействия вакцин на разные возрастные группы людей и группы людей с различными заболеваниями. Они отметили, что недостаточно информации по результатам вакцинации пожилых людей, детей, беременных женщин, людей с онкологией и иммунными заболеваниями.

Крючков уточнил, что в инструкции по применению вакцин говорится, что расширение на другие возрастные группы происходит только тогда, когда получены клинические данные именно на эти группы.

Он напомнил, что на первом этапе вакцинации пожилых людей не вакцинировали массово. Поголовная вакцинация пожилых людей началась только после получения отдельных данных. Что же касается детей до 12 лет, то Николай Крючков считает, что по вакцинации детей ситуация особенная.

«Рисков у детей и подростков очень мало с точки зрения ковида, а ценность их с точки зрения популяционного иммунитета — не маленькая. С другой стороны, если массово взрослые провакцинируются, то большой необходимости вакцинировать детей, особенно до 12 лет, никакой нет. То есть можно обойтись, при том что взрослые возьмут на себя ответственность и вакцинируются», — пояснил ученый.

«По беременным, скорее всего, подвижек никаких не будет в вакцинации», — также отметил он. Их не так много, беременность проходит, и поэтому проводить для этой группы отдельные исследования сейчас не так актуально, пояснил эксперт.

Что не рассказали исследователи

В своей работе исследователи совсем не отметили, что COVID-19 — это опасная инфекция, считает Крючков. «От всех зараженных летальность от 0,5% до почти 2%, а от выявленных [случаев] сильно больше. Это очень немало — это означает, что каждый 100-й зараженный умрет», — подчеркнул ученый. Он также добавил, что у людей могут быть тяжелые постковидные явления — это огромная нагрузка и последствия могут быть в течение длительного времени.

При этом Крючков указал на то, что в некоторых странах очень тщательно мониторят состояние людей после вакцинации, и такой мониторинг дает много информации. «Подробные наблюдения проводят Израиль, Великобритания, США, некоторые страны Евросоюза, например Германия, скандинавские страны, кроме Швеции. Там мы имеем подробную статистику, потому и выявили тромбозы. Это очень редкие явления», — пояснил он.

Эксперт подчеркнул, что в данных исследованиях «других проявлений, таких как аутоиммунные и прочие, пока не выявили».

Ученый отметил, что опасения авторов статьи о рисках массовой вакцинации преувеличены: «Все, что они пишут, имеет место быть, но их значение с точки зрения публикации преувеличено». При этом он подчеркнул, что нельзя замалчивать риски и дефекты, что об этом надо писать.

«Уже существующие инновационные [вакцины] не показывают себя как-то особенно плохо. Не без рисков, всегда надо понимать. Но какие-то массовые явления отрицательные они не вызывают. Уже это понятно. Уже слишком много вакцин сделано, и все-таки период наблюдения — явно не две недели и не месяц в среднем. Уже можно делать выводы», — пояснил эксперт.

Ученый подытожил свой ответ на статью об опасениях ученых таким образом:

«Опасения правильные — они обсуждаются и уже больше года обсуждаются. Но, если все взвешивать, я склоняюсь к тому, что массовую вакцинацию в определенных группах, понимая, как это делается, с надзором, останавливать нельзя. Потому, что если мы сейчас еще и это сделаем, массово ее прекратим, то у нас единственное, что останется, — это фактически нигде не соблюдаемые централизованно противоэпидемические меры. То есть ничего. Ну мало. Потому, что у нас уже все устали, экономика не выдерживает, никто ничего платить не хочет, люди привыкли, восприятие опасности ситуации в России поменялось. И мы не будем защищены никак», — подчеркнул он.

Ученый считает, что массовая вакцинация нужна, но необходимо снижать риски, учитывая особенности полов и возрастных групп, разрабатывать улучшенные вакцины. Люди с проблемами свертывания крови и другими заболеваниями, а также женщины должны дополнительно консультироваться с врачами перед прививкой. Им могут предложить вакцину другого типа, отметил эксперт.

Читайте также: Безопасна ли вакцинация? Насущные вопросы от ученых и медиков

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER