Во Франции стало невозможно жить из-за мигрантов и меньшинств — Figaro

Изображение: (сс) Paul Sableman
Добро пожаловать, мигранты!
Добро пожаловать, мигранты!
Добро пожаловать, мигранты!

Массовая миграция и потакание меньшинствам сделали Францию за последние 40 лет непригодной для жизни, написал обозреватель Le Figaro Иван Риуфоль в материале, 13 декабря пересказанном изданием «ИноТВ».

Обозреватель Le Figaro Риуфоль констатирует, что Франция Жискара д’Эстена исчезла в течение двух поколений, которых оказалось достаточно, чтобы ликвидировать века сплоченности между французами. Он отметил, что до 1980-х годов мигранты из других стран быстро ассимилировались и жили в согласии с остальными французами.

В настоящее же время президент Франции Эммануэль Макрон высказывается о произошедших изменениях с удовлетворением: «Когда ваша семья говорит по-арабски, это шанс для Франции». Однако нынешняя Франция стала для многих непригодной для жизни, отметил Риуфоль.

Журналист сетует по поводу возросшего уровня насилия, в том числе в результате альянса крайне левых и погромщиков — «антикапиталистов», крушащих по субботам улицы французских городов. При этом он отмечает интеллектуальный вакуум в стране, когда никто не знает, как восстановить авторитет власти.

Риуфоль поражен также тем, что глава государства, желая польстить новым арабским и африканским французам, дистанцируется от собственных стражей порядка, выбрав жертвенную риторику меньшинств.

Журналист при этом считает, что остановить катастрофу всё еще можно, однако это будет не при нынешнем президенте Макроне, который занимает двусмысленную позицию, играя на руку разрушителям единой и неделимой нации.

С одной стороны, Макрон заявляет, что хочет бороться с «исламским сепаратизмом» и сносом памятников великим французам. С другой стороны, президент предлагает составить «своеобразный каталог» из 300–500 имен героев африканской и магрибской молодежи, чьими именами будут называться улицы и воздвигать им памятники.

«Эта мультикультурная страна не Франция: расизм в ней видится повсюду под малейшим предлогом», — констатирует Риуфоль. На его взгляд, «макронизм — это и есть сепаратизм».

По мнению Риуфоля, в 1976 году во Франции приняли ошибочное решение, позволяющее мигрантам воссоединяться с семьями и «вести нормальную семейную жизнь», причем позднее мигранты получили право даже на многоженство. Отсюда началась «колонизация» французской нации, считает обозреватель.

Журналист призывает граждан Франции взять свою судьбу и свое здоровье в собственные руки. Он считает, что восстановление демократии должно вылиться в контроль за иммиграцией, для чего предлагает отказаться от «эксцессов» в виде политики воссоединения семей и предоставления убежища, которые слишком легко позволяют получать французское гражданство, в том числе автоматически, по праву рождения.

Риуфоль убежден также, что необходимо принять решение об уменьшении помощи нелегалам, более 330 тыс. которых получают бесплатное медицинское обслуживание более чем на €1 млрд.

По мнению журналиста, «пробуждение» нации велит отделиться от легкомысленных и опасных «элит», допустивших подобное положение вещей. При этом нельзя обойтись и без возрождения христианства перед лицом завоевательного ислама.

«Этот сонный и пугливый мир нужно встряхнуть», — призывает Риуфоль. Как отмечает автор, 20% французов готовы проголосовать на ближайших выборах президента за военного, при этом более радикального, чем готовый баллотироваться в 2022 году генерал Пьер де Вилье, который отличается осторожностью и склонностью к компромиссам.

«Противостоять дряблому мышлению, которое растекается, как лужа, может только твердая доктрина. Ее целью должно быть — не дать Франции затонуть еще глубже», — замечает автор в заключение.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER