logo
Новость
/ Москва

Соловьёв: англосаксы творят произвол, прикрываясь «бременем белых»

Казнь восставших сипаев англичанамиКазнь восставших сипаев англичанами
Цитата из х/ф «Капитан Немо». Реж. Василий Левин. 1975. СССР

Западная цивилизация по сей день вмешивается в дела других стран, объясняя это тем, что несет «бремя белого человека», заявил журналист Владимир Соловьёв 12 марта в эфире радиостанции «Вести.fm».

Соловьёв начал с того, что зачитал известное стихотворение Редьярда Киплинга «Бремя белых» в переводе Вячеслава Радионова. Ведущий назвал процитированное произведение «бесспорно гениальным», но вместе с тем «абсолютно расистским».

По мнению ведущего, Европа и США до сих пор руководствуются теми же «цивилизаторскими» идеологемами, которые когда-то позволяли британцам устраивать геноцид ирландцев, а американцам — держать в рабстве негров. По Соловьёву, англосаксонский Запад и русских числит такими же «полубесами-полудетьми» (англ. half-devil and half-child), какими Киплинг нарек африканских, австралийских и полинезийских дикарей.

В подтверждение своих слов Соловьёв зачитал в эфире короткий список стран, куда под теми или иными предлогами никогда не вторгалась Британская империя. Если отталкиваться от современной политической карты мира, то из 195 ныне существующих независимых государств таковых на земном шаре останется всего 22.

Напомним, этот список был составлен историком Стюартом Лайкоком в книге 2012 года «Все страны, в которые мы (британцы — прим. ИА Красная Весна) когда-либо вторгались: и всего несколько, до которых мы не добрались». Ученый отнес к проявлениям британской агрессии не только акты прямой интервенции, но и, к примеру, пиратские набеги Фрэнсиса Дрейка и прочих «флибустьеров в законе», официально поддержанные английской короной.

Лайкок рассказывал, что приступил к этому исследованию ради своего 11-летнего сына, который поинтересовался у отца, куда Британская империя вторгалась за всю историю своего существования. Историк подчеркивал, что поначалу даже не подозревал, сколько народов по всему земному шару испытали на себе убойную силу английских пушек. «Про другие страны можно было бы тоже написать такие книги, но они были бы намного короче», — признавался он в одном из интервью.

Что же касается самого Туманного Альбиона, то Британские острова почти целое тысячелетие не знали чужеземных интервенций. В последний раз на эту территорию успешно вторгались норманны под предводительством Вильгельма Завоевателя в 1066 году. Последняя попытка высадиться на острова относится к 1588 году, когда к их берегам направилась испанская Непобедимая армада (исп. Armada Invencible), однако попала в шторм, а затем была доразгромлена английскими адмиралами.

«Бремя белых» считается известнейшей одой британскому экспансионизму и империализму. В ней идея беззаветного служения отсталым народам парадоксально переплетается с неприкрытым цивилизационным высокомерием в отношении опекаемых «полубесов-полудетей». Киплинг призывает соотечественников «без устали работать» во благо «покоренных племен», однако опасается, что «неблагодарные» дикари «помножат на ноль» все эти старания своею «ленью и глупостью».

Комментарий редакции

Сложно отрицать, что «прогрессорский» пафос Киплинга не столько пропагандировал отеческую заботу об отсталых народностях, сколько был призван услаждать слух викторианских чиновников и самой августейшей особы. Однако считать «Бремя белых» манифестом расизма и антигуманизма вслед за Соловьевым было бы слишком опрометчиво.

В самом деле, в условиях викторианства мог жить и действовать не только безжалостный колонизатор Сесиль Родс, но и, к примеру, гуманист-миссионер Давид Ливингстон. Кроме того, было бы лукавством утверждать, что аборигены британских владений не нуждались в преодолении того объективного состояния отсталости, в котором их застали колонизаторы. Другое дело, что этот прогресс слишком часто насаждался огнем и мечом, чтобы петь оды английской короне и закрывать глаза на преступления, совершенные от ее имени.

Что же касается сегодняшних внешнеполитических поползновений Запада, то они имеют весьма мало общего даже с той двусмысленной миссией, проводником которой считал себя британский империализм. В концептуальном поле, которое задавалось идеологией викторианства, у «покоренных племен» оставался хоть какой-то шанс на приобщение к прогрессу, знаниям и культуре.

В XX же веке англосаксы — теперь уже под предводительством США — полностью сложили с себя пресловутое «бремя белых». Трудно себе представить, чтобы Киплинг, живи он на столетие позже, поддержал бы варварскую готовность американцев «вбомбить в каменный век» (фраза из «вьетнамских» мемуаров генерала ВВС США Кертиса Лимэя — прим. ИА Красная Весна) любую неугодную им страну.