18
сен
2021
  1. Экономическая война
  2. Климатические соглашения
Кембридж, / ИА Красная Весна

Историк энергетики поделился опасениями перед саммитом ООН по климату

Изображение: cc0, pixabay.com
Солнечная энергетика
Солнечная энергетика
Солнечная энергетика

Дополнительные приложения к своей книге «Новая карта мира: энергия, климат, и столкновение цивилизаций» выпустил известный аналитик, эксперт по энергетике, вице-президент компании IHS-Markit Дэниел Ергин 14 сентября, в преддверии 26 сессии Конференции ООН по изменению климата в Глазго, сообщает сайт компании IHS.

Новый эпилог описывает решения администрации президента Байдена, а приложение посвящено ситуации в Южно-Китайском море.

Главной задачей конференции в Глазго в ноябре 2021 Ергин считает переход от слов к делу: лидеры западных стран должны сделать новый шаг по карте, которую нарисовал аналитик в своей последней книге: «амбиции должны перейти в практику».

«Геофизические карты меняются довольно медленно, а политические, технические и экономические карты могут изменяться очень быстро, при этом открываются такие ландшафты, которые нужно пересекать аккуратно и вдумчиво. Мы сейчас как раз на такой поверхности», — пишет Ергин в своем новом эпилоге.

В книге «Новая карта» Ергин отслеживает трансформацию мировой энергетики под воздействием множества разнородных факторов — от разворота в климатической политике США и трений с Китаем и Россией до нового появления электромобилей, роста значения возобновляемых источников и на фоне всего этого — глобального срыва из-за пандемии COVID-19.

«Сам факт того, что столько наций добровольно приняли на себя столь фундаментальные и вызывающе сложные обязательства как углеродная нейтральность примечателен сам по себе. Но еще более примечательно, что все это сделано в период COVID-19, c повсеместными карантинами и подавлением экономической активности», — пишет Ергин.

Мир сейчас на переходе от «после-Парижа» к «пост-Глазго», суровые вопросы встают перед мировой повесткой, считает Ергин. «Вопрос „Что?“ уже прояснился в контексте энергетического перехода — речь о нулевых суммарных выбросах углерода. Неопределенным остается вопрос „Как" — как добиться углеродной нейтральности в мировой экономике, которая полагается на ископаемое топливо в 80% своего энергопотребления», — размышляет эксперт по энергетике.

Аналитик отмечает серию факторов, которые «замылились» в разговорах об энергопереходе. Например, восстановление мирового спроса на нефть после ее беспрецедентного падения в первый год ковида (вплоть до отрицательных значений) — нынешние цены на нефть позволяют вести рентабельные проекты по добыче нефти и газа.

В конце 2020 года США достигли энергетической независимости — впервые за 72 года. В том числе за счет стабилизации сланцевой добычи, которой особенно досталось из-за COVID-19.

Переход к электромобилям взвинтил до небес цены на редкоземельные элементы и критические виды минералов. Литий подорожал на 4300%, кобальт и никель — на 2500%.

После «Большой нефти» придут за «Большим ковшом» — цепочки поставок начинаются с добычи минерального сырья, в котором отродясь не следили за «углеродным следом». Вдобавок минеральные ресурсы, интенсивно потребляемые новой мировой энергетикой, сконцентрированы в небольшом количестве стран.

Одновременно отмечается рост цен на транспортировку, разгоняющий инфляцию в мировом масштабе: доставить контейнер из Китая в США до ковида стоило $1500, а теперь $30 000, отмечает аналитик.

Ситуация дополнительно осложняется стратегическим соперничеством великих держав. Ергин считает, что новая администрация США идет в противостоянии Китаю дальше Трампа, потому что мобилизует Евросюз, страны Индийско-Тихоокеанского региона (Индия, Япония, Австралия) на свою сторону.

Вдобавок оформляется разрыв между глобальным Севером и Югом из-за трений между развитыми и развивающимся странами. «Энергопереход означает очень разные вещи для Индии, где миллионам бедняков вообще не доступна энергия по коммерческим расценкам, и для Германии с Нидерландами», — указывает эксперт.

«Движение за ликвидацию выбросов углерода в течение ближайших десятилетий означает пересоздание всей мировой экономики, причем в короткие сроки. Потребуются гигантские инвестиции, образуются разрывы в цепочках поставок, возрастет финансовая нагрузка на правительственные бюджеты и отдельные отрасли», — указывает Дэниел Ергин.

Некоторым утешением, по мнению эксперта, могут стать «новые экономические возможности», открытие «новых фронтиров в технологиях и инновациях», которые послужат стимулом для предпринимательства и креативности. Впрочем, помимо возможностей для кооперации, они чреваты «рисками конфликтов».

Напомним, Дэниел Ергин является автором классической истории геологоразведки и нефтедобычи, опубликованной в 1991 году под заглавием «Добыча: всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть». В 2011 он выпустил дополнение к ней, отражающее постсоветские реалии в мировой нефтегазовой промышленности, — книгу «В поисках энергии». В 2020 вышла еще одна его книга — «Новая карта», посвященная энергетическому переходу.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER