В людях еще теплится жизнь, поэтому Суперлига временно отступила. Мнение

Ярослав Викторович Титов. Футбол. Динамо-Спартак. 1966
Ярослав Викторович Титов. Футбол. Динамо-Спартак. 1966
Ярослав Викторович Титов. Футбол. Динамо-Спартак. 1966

Когда я услышал, что двенадцать самых богатых клубов Европы организуют футбольную Суперлигу, которая по факту будет чем-то вроде закрытого клуба, а пропуском туда будут большие деньги, у меня в памяти всплыли строки, написанные великим философом Карлом Марксом почти 175 лет назад и которые сегодня актуальны как никогда:

«В ледяной воде эгоистического расчета буржуазия потопила священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности. Она превратила личное достоинство человека в меновую стоимость и поставила на место бесчисленных пожалованных и благоприобретенных свобод одну бессовестную свободу торговли».

Глядя на физиономии топ-менеджеров клубов-организаторов Суперлиги, этих богатеньких, поиздержавшихся на 200 млн трансферах дельцов (собственно они же и взвинтили цены на футбольном рынке до небес, и теперь им же и не хватает денег), понимаешь, как воочию выглядит эта бессовестная свобода торговли, которая стремится всё превратить в товар. Всё. А значит, убить. Ведь товаром может быть только неживое.

Ведь что они на самом деле хотели сделать не только с европейским футболом, а вообще с футболом во всем мире? Его хотели по примеру американских лиг — НБА, НХЛ, весь поставить на службу совсем ограниченному кругу дельцов. Сделать его средством для заработка им денег.

Но футбол, а по моему мнению, и весь спорт — он же не только про деньги. Он еще и про детскую радость и мечту. Все великие игроки. Слышите? Все! Все начинали играть в футбол не ради денег, а ради самой Игры. Игра в футбол им нравилась больше всего на свете. И я уверен, что, несмотря на то, что затем к ним придут и большие деньги, и успех, и слава, всё равно, большинству игроков в футбол больше всего нравится сама игра. Те, которые перестают любить футбол в себе, а начинают любить себя в футболе, быстро сходят на нет.

Эта любовь к игре — она же родом из детства. Когда ты не думал про деньги, а когда тебе нравилось просто играть в эту игру, нравились друзья, с кем ты гонял мяч во дворе, а затем в спортивной школе или академии. Деньги появятся потом.

Томас Уэбстер. Игра в футбол. 1839
Томас Уэбстер. Игра в футбол. 1839
1839футбол.вИграУэбстер.Томас

Но тогда... В самом начале большого спортивного пути твоя детская душа наполнялась чистой и светлой радостью не от мысли, что ты заработаешь деньги, а от звука удара по мячу и от предвкушения встречи с друзьями. От предвкушения свиста ветра в ушах, дыхания в спину догоняющих тебя соперников и криков друзей по команде: «Рон (Джон, Ваня, Тони, Марк), жми! Давай! Бей!!!» От того, как вы бежите навстречу друг другу в радости после победы и как после поражения медленно, опустив головы, сходитесь, чтобы, подняв глаза вверх, поддержать друг друга, похлопать товарища по плечу и найти силы для того, чтобы пережить это поражение, и пойти дальше.

И то, как почти все люди, имеющие отношение к футболу — игроки, тренеры, и действующие, и бывшие — встали стеной против Суперлиги, явственно показало, что в них жива сама Игра, живо то, что нельзя купить ни за какие деньги. Жива детская радость и мечта. Они ее вспомнили.

Вспомнили и ужаснулись, что будет с их любимой игрой, если эти жирные коты победят. На следующий же день после того, как они вспомнили, что футбол не только про деньги, было объявлено о прекращении проекта Суперлиги.

Понятно, что змея никуда не делась, она, шипя, уползла недалеко, и всё равно, получила денег больше, чем у нее было, в новом формате Лиги чемпионов. Но так, как ее отхлестал живой дух игры в футбол, показало, что не всё в этом мире можно измерить деньгами, и пока это есть, у всего человечества есть еще шанс на возрождение.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER