Пришедшему год назад правительству казалось, что небольшая прибалтийская республика может безнаказанно вести себя крайне радикально. Однако результат вышел иным

Поддержка Запада и нападки на Россию не помогли главе комитета сейма Литвы

Джеймс Энсор. Интрига. 1890
Джеймс Энсор. Интрига. 1890
Джеймс Энсор. Интрига. 1890

Скандалы вокруг литовского депутата Жигимантаса Павилениса, занимавшего пост главы комитета сейма по иностранным делам, не утихали никогда. И вот, против парламентария выступила не только оппозиция, но и правящая партия «Союз Отечества — Христианские демократы Литвы», членом которой он является.

3 января Павиленис написал прощальный пост на своей странице в Facebook.

«После года работы я ухожу с должности председателя комитета сейма по иностранным делам. Я ухожу в отставку по требованию моей партии. Я ухожу с поста, потому что политика — это командная работа, и иногда приходится уйти в отставку ради общей цели. Я выдвинут этим политическим сообществом, поддержан как политик и назначен на эту должность. Было бы неуважительно ослушаться ее решения»,  — с такими словам политик оставил место руководителя комитета сейма.

Нужно отметить, что Павиленис является представителем определенной политической линии. Эта линия является крайне радикальной. И пришедшему год назад правительству казалось, что небольшая прибалтийская республика может безнаказанно вести себя подобным образом. Однако результат вышел несколько иным. Отставка Павилениса выглядит как отказ от крайне конфронтационного курса.

Чтобы напомнить о содержании предлагаемой Павиленисом линии, следует вспомнить несколько эпизодов из его деятельности на посту председателя комитета.

В июне Павилениса разыграли российские пранкеры Владимир Кузнецов (Вован) и Алексей Столяров (Лексус), которые представились помощниками Навального. Именно тогда литовский депутат сообщил о своих дружеских связях с кубинско-латинской мафией и предложил российским псевдо-оппозиционерам свести их со «своей шайкой».

Также Павиленис заверил, что Литва может «поставить Кремль на колени» и нелицеприятно высказался по поводу президента страны.

«Ты на него не обращай внимания. Мы сейчас — правительство — мой премьер Ингрида думает, как я, министр иностранных дел думает, как я, мы самая большая партия, у нас парламентская республика, президент символический. Он не будет говорить против этого. Будет говорить что-то не то, но ты не обращай внимания», — смело заявил депутат.

После этого оппозиционная партия «Союз крестьян и зеленых» потребовала отставки Павилениса, но тогда добиться этого не смогла.

В сентябре, когда конфликт между Вильнюсом и Пекином из-за открытия представительства Тайваня в Литве набирал свои обороты, Павиленис также призвал к жесткому противостоянию с Китаем и заверил, что европейские страны готовы последовать за Литвой.

«Необходимо готовиться к противостоянию этому явлению. Уже сейчас мы ощущаем действительно беспрецедентную поддержку западных партнеров в этом вопросе», — убеждал он жителей республики.

Позиция Павилениса по отношению к Белоруссии, конечно, не отличалась мягкостью и гибкостью. В мае во время кризиса, связанного с посадкой самолета в Минске, политик требовал самых жестких санкций против соседнего государства, а в декабре потребовал разом остановить транзит белорусских удобрений, хотя санкции США этого не требовали.

«Накануне введения крупнейших санкций США в отношении преступного режима Лукашенко члены комитета сейма по иностранным делам большинством голосов сделали однозначное заявление: мы c Америкой. Мы должны немедленно остановить транзит удобрений в знак солидарности с США, которые защищают нашу свободу и свободу наших соседей и белорусов», — сказал парламентарий.

Подобной политической линии придерживались также министр иностранных дел Литвы Габриэлюс Ландсбергис и премьер-министр Ингрида Шимоните. Конфликты с Россией, Китаем и Белоруссией серьезно осложнили экономическое положение прибалтийской республики. Из-за провальной внешней политики в отставку едва не ушло все правительство Литвы.

А Павиленис лишь наиболее громко и открыто заявлял о своей политической позиции. В итоге решили пожертвовать лишь главой комитета. Договорились ли элиты Литвы принципиально о более мягкой внешней политике, остается пока что неясным.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER