logo
Новость
/ Москва

«На кол этих тварей»: Соловьёв о краснодарских малолетних головорезах

Владимир СоловьевВладимир Соловьев
wikipedia.org

Максимально жестко расправиться с убийцами 40-летней матери пятерых детей на Кубани призвал теле- и радиоведущий, председатель Союза журналистов России Владимир Соловьёв 22 мая в эфире «Вести.fm».

Соловьёв не скупился на эпитеты и не скрывал своей ненависти к малолетним убийцам. Он подчеркнул, что ему без разницы, как и кто с ними расправится — главное, что им «не место среди живых». Ведущий даже предложил посадить преступников на кол, как это делали в старину.

Соловьёв при этом высказался за смертную казнь за особо тяжкие преступления, чего, по его мнению, давно ждет российский народ. Это косвенно подтвердил опрос в прямом эфире: 96% проголосовавших потребовали для преступников высшей меры, 3% выступили за пожизненное заключение и только 1% — за принудительное лечение.

Напомним, 21 мая 2018 года в кубанском посёлке Псебай случилось жестокое убийство. Двое предполагаемых преступников в возрасте 16 и 20 лет, будучи мертвецки пьяны, пристали к своей жертве в местном кафе «Ивушка». После того, как женщина отвергла их «ухаживания», они проследовали за ней, выбрали подходящий момент и оглушили ее, ударив тупым предметом по голове. Убийцы изнасиловали беспомощную жертву, а затем задушили ее и надругались над трупом.

Следствие считает, что подростки уже давно орудовали в окрестностях Псебая. Их подозревают не только в обсуждаемом убийстве, но и в изнасиловании 15-летней девочки, а также избиении ветерана Великой Отечественной войны 9 мая 2018 года. Также есть свидетельства, что малолетние бандиты неоднократно врывались в местные бары и кафе, где избивали посетителей, после чего убегали.

Отметим также, что в современной России действие смертной казни за особо тяжкие преступления заморожено мораторием 1996 года. Высшую меру наказания приостановили в связи с тогдашним вступлением нашей страны в Совет Европы.

Комментарий редакции

Можно долго спорить на тему того, нужна ли в современной России смертная казнь. Ясно и то, что краснодарским отморозкам не место в обществе нормальных людей, откуда они сами себя навеки исключили. Однако руководствоваться словами Соловьёва нельзя даже в том случае, если бы в нашей стране практиковали высшую меру наказания.

В самом деле, столь радикальная риторика отбрасывает нас ко временам талионного права, когда оком платили за око, а зубом — за зуб. Более того — это будит в народе жажду мести, которая имеет свойство выплескиваться наружу в весьма неожиданных формах. Там, где ей дают разрастись, рано или поздно начинает литься кровь всех подряд — «виновных, как и невиновных, и нечиновных, как чиновных», говоря словами А. Блока. В этом вся разница между смертной казнью как цивилизованной правовой процедурой и «истинной местью».

Впрочем, вполне возможно, что Соловьёв просто был движим благородным гневом, в чем его можно понять. Однако ему как публичной фигуре вряд ли следовало давать волю чувствам и пропагандировать жестокость, пусть даже и невольно. Ведь как ни тяжело оставаться гуманистами перед лицом подобных злодейств, но именно в этом залог того, что мы не превратимся в зверей вслед за краснодарскими головорезами.