logo
Новость
/ Курган

Начальник курганской опеки: гони деньги, или не вернем детей

Ганс Мемлинг. Портрет мужчины с монетой императора Нерона. До 1480Ганс Мемлинг. Портрет мужчины с монетой императора Нерона. До 1480

Детей использовали в качестве залога за долг по алиментам органы опеки города Кургана, об этом 31 мая сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

Органы опеки используют долг по алиментам в качестве повода, чтобы разлучить родителей с детьми, об этом нам сообщила Светлана Серёжкина, мать двух дочерей, отнятых у нее органами опеки.

Светлану Серёжкину, инвалида второй группы с ДЦП, суд ограничил в родительских правах из-за проблем со здоровьем и назначил ей алименты. Приставы полтора года делали вид, что не могут найти ее, выезжая на адрес в Лебяжьевском районе — там у женщины есть свой дом, хотя мать зарегистрирована в Кургане, где не составляло труда найти ее. Сейчас долг составляет 145 тысяч рублей. Органы опеки и попечительства заявляют, что пока мать не отдаст деньги, о возвращении детей не может быть и речи.

Глава местного отдела опеки Юрий Якущенко заявил, что при долге в 200–300 тысяч ни один алиментщик не в состоянии выплатить долг, даже если он работает и получает зарплату. По его мнению, часто бывает так, что реальный срок выплаты алиментов становится больше, чем срок до совершеннолетия детей. Сережкиной он объявил, что долг ей придется возвращать 36 лет, если она каждый месяц будет отдавать по 4 тысячи рублей плюс к регулярным ежемесячным выплатам. Это могло бы показаться случайной оговоркой, так как Юрий Якущенко, очевидно, перепутал годы с месяцами, но он начал на этой оговорке выстраивать идею, что дети 3 и 5 лет достигнут совершеннолетия раньше, чем мать расплатится с долгами.

Якущенко выразил уверенность, что добросовестный гражданин должен знать, что при присуждении алиментов он должен прийти к судебным приставам и написать заявление с просьбой взимать с него алименты, где он также укажет, где его нужно искать. Вряд ли начальник отдела опеки не знает, насколько низкий уровень правовой грамотности у населения, но всё же требует этого от матери-инвалида. Хотя, зная ситуацию, ему нужно было позвонить матери и в непродолжительной беседе разъяснить ситуацию. Особенно, если, как это обычно декларируют органы опеки, они заинтересованы в том, чтобы семьи решали проблемы и снова объединялись.

Но главным остается вопрос, почему долг по алиментам считается препятствием для возвращения детей? Если родителям можно вернуть детей, то их нужно вернуть, а потом разбираться с долгами. Тем более, что при возвращении детей алименты отменяются и не придется платить текущие, а останется только сумма долга. Но фактически, дети стали заложниками государственного органа, который действует как рэкетир из 90-х, ставя родителей «на счетчик».

Борьба матери-инвалида Светланы Серёжкиной с опекой началась в 2015 году. Сперва ее уговорили отдать на время двух маленьких дочерей Любу и Ольгу в социально-реабилитационный центр, чтобы она могла решить проблемы с жильем. После этого опека стала чинить препятствия для возвращения детей родной матери. Как сирота, Светлана Серёжкина должна была получить жилье от государства, но это процесс не быстрый. Опека вместо того, чтобы помочь с этим, отказалась отдавать детей до решения жилищного вопроса. А потом судебное разбирательство ограничило Светлану в родительских правах уже по причине инвалидности второй группы.

Напомним, что в России по закону инвалид 2-й группы не может стать опекуном. Законов, запрещающих воспитывать своих детей инвалидам 2-й группы, в стране нет. Означает ли решение суда об ограничении родительских прав Светланы Сережкиной, что всех инвалидов 2-й группы с детьми ожидает скорое отобрание по признаку здоровья?