Американский профессор объяснила, что имеется в виду под роспуском полиции

Прекращение финансирования и даже упразднение полиции не так уж страшны, и даже необходимы, объяснила американцам профессор Джорджтаунской юридической школы Кристи Лопес 8 июня со страниц The Washington Post.

Профессор посвятила всю свою научную жизнь проработке реформы полиции и читает в Джоржтаунском университете курс лекций «Реформа полиции и уголовного права». Она пишет, что движение за упразднение полиции стало частью общенациональной повестки в ходе протестов после смерти Джорджа Флойда. Кое-где этот лозунг соседствует с призывом «прекратить финансировать полицию». И разговор об этом давно назрел, считает Лопес.

При этом она не комментирует, откуда этот лозунг взялся у протестующих, и что позволило им считать, что кто-то будет упразднять полицию. Но очевидно что Лопес, давно разрабатывающая реформу полиции, будет стремиться реализовать ее на практике, воспользовавшись случаем.

«„Прекращение финансирования полиции» не так страшно (или даже радикально), как кажется, и оно необходимо, если мы хотим достичь того уровня общественной безопасности, который нам нужен. За мои 25 лет, посвященных реформе полиции, в том числе в таких местах, как Фергюсон (штат Миссури), Новый Орлеан и Чикаго (во всех трех городах были случаи необоснованного убийства чернокожих белыми полицейскими и последующие протесты — прим. ИА Красная Весна), мне стало ясно, что «реформы» недостаточно. Убедиться, что полиция соблюдает верховенство закона, недостаточно. Даже изменение законов недостаточно», — пишет Лопес.

Оказывается, под упразднением полиции Лопес и ее единомышленники имели в виду всего лишь некоторое изменение списка выполняемых полицией задач. Сначала Лопес приводит список того, чем полиция вынуждена заниматься на данный момент. «Мы обращаемся к полиции в ситуациях, когда многолетний опыт и здравый смысл говорят нам, что их участие не является необходимым и может ухудшить ситуацию», — пишет Лопес. — Мы просим полицию принимать отчеты об авариях, реагировать на людей, которые приняли слишком много наркотиков, и арестовывать, а не вызывать в суд людей, которые могли преднамеренно или нет использовать поддельную 20-долларовую банкноту. Мы вызываем полицию для выдворения бездомных из мест, где мы их не хотим видеть, для разрешения словесных ссор между членами семьи и незнакомцами, а также для ареста детей за поведение, которое когда-то рассматривалось как проблема со школьной дисциплиной».

Лопес говорит, что сами полицейские часто жалуются на то, что им приходится «делать слишком много», включая решение социальных проблем, для которых они плохо приспособлены, а некоторые из них высказывались о необходимости декриминализации социальных проблем и их решения без полиции.

Далее Лопес поясняет, что «для большинства продвигающих эти лозунги „лишение полиции финансирования“ не означает обнуление бюджетов на общественную безопасность, а упразднение полиции не означает, что полиция исчезнет в одночасье или вообще когда-либо». Вероятно, тут Лопес имеет в виду себя и своих единомышленников, потому что протестующие в Миннеаполисе освистали мэра города за отказ немедленно закрыть полицейские участки.

Но для белых интеллектуалов, поддерживающих протест, вроде Кристи Лопес, лишение полиции финансирования означает сокращение сферы ответственности полиции и передачу большей части того, что делает правительство для безопасности американцев, организациям, которые лучше приспособлены для удовлетворения каждой конкретной потребности. В частности, речь идет об организациях на уровне квартала или района города.

Упразднение полиции для таких интеллектуалов «означает снижение, а в конечном итоге и ликвидацию, нашей зависимости от деятельности полиции при обеспечении нашей общественной безопасности. Это означает признание того факта, что криминализация наркомании и бедности, проведение 10 миллионов арестов в год и массовое лишение свободы не обеспечили общественную безопасность, которую мы хотим, и никогда не обеспечат».

Как должна преобразиться полиция, профессору тоже понятно: «Мы должны запретить удушающие приемы и сократить масштабы вторжения полиции по приказу, но без ордера; мы должны обучать полицейских правильно общаться с психически нездоровыми людьми, и мы должны научить полицейских быть хранителями, а не воинами, научить вмешиваться для предотвращения неправомерных действий и понимат и ценить сообщества, которым они служат».

Далее профессор справедливо говорит, что в ближайшее время вся полиция не будет ни лишена финансирования, ни упразднена, и поэтому надо стараться преобразовать полицейских в соответствии с описанными выше предложениями. И заявляет, что освобожения только от полиции недостаточно.

Не полицейские изобрели институционализированный расизм, социальное неравенство или стереотипную маскулинность Америки, поясняет она. «Весь урон от полицейской деятельности является продуктом этих более глубоких патологий. Эти патологии останутся, даже если завтра полностью разогнать полицию», — провозглашает Лопес.

«В этот момент у нас есть шанс сделать не только работу полиции, но и всю нашу страну более справедливой и безопасной. Мы должны мыслить творчески и воспитывать себя. Мы должны задавать сложные вопросы и требовать ответов о бюджете общественной безопасности», — заключает профессор.

Комментарий редакции

Обращаем внимание читателей на два момента. Во-первых, реформирование полиции в описанном духе разрабатывается профессором Лопес уже не первое десятилетие, и врядли она единственная, кто этим занимается. Исследования за свой счет профессора университетов не проводят, значит, на это дают деньги. Или бюджет, или какие-нибудь фонды.

Во-вторых, очень удачно для этих разработок возник лозунг об упразднении полиции и отказе в ее финансировании. Остается наблюдать, будет ли проводиться реформа полиции в духе профессора Лопес или же в некоторых городах действительно упразднят полицию и установят анархию, чтобы народ потом сам потребовал порядка.

Полицейский кордон
Полицейский кордон
Изображение: (сс) Lorie Shaull
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER