logo
  1. Социальная война
  2. Наступление ювенальной юстиции и борьба с ней
Новость, / Краснокамск

Защита завуча указала на странности в приговоре суда Краснокамска

Оноре Викторен Домье. Состязательный процесс. 1845 годОноре Викторен Домье. Состязательный процесс. 1845 год

Комментарий адвоката завуча краснокамской школы № 3 Елены Погоржальской, признанной судом Краснокамска виновной в халатности, 26 сентября получил корреспондент ИА Красная Весна.

Елену Погоржальскую обвинили в том, что она допустила халатность (ст. 293 УК РФ), из-за которой в июле 2018 года умерла от истощения 14-летняя девочка. Согласно приговору, завуч получила наказание в виде двух лет лишения свободы условно с испытательным сроком два года. При этом суд позволил ей продолжить заниматься педагогической деятельностью.

Читайте также: Завуча будут судить за халатность, повлекшую смерть школьницы от голода

Екатерина Тимофеева, защищавшая Елену Погоржальскую, заявила, что сторона защиты не согласна с приговором и будет его обжаловать. Апелляция будет подана в суд до 7 октября 2019 года, согласно установленным законом срокам.

Адвокат назвала несколько основных причин своего несогласия с приговором.

В частности, она обратила внимание, что суд проигнорировал показания свидетелей, которые во время судебных заседаний указали на то, что на этапе предварительного следствия в протоколы были внесены слова, которых они не говорили.

«Они не являются юристами, первый раз участвовали в допросах и не знали, что можно внести замечания в протокол и не подписывать его в том виде, в котором им его давали», — сказала Тимофеева, добавив: в приговоре это повернули таким образом, что суд критически отнесся к показаниям свидетелей, которые были даны в судебном заседании, поскольку посчитал, что они пытаются помочь своей коллеге. При этом суд принял во внимание показания, которые давались в ходе предварительного следствия, поскольку посчитал их «последовательными».

Адвокат указала на то, что, таким образом, вообще не были приняты во внимание показания свидетелей, которые были даны непосредственно в суде.

Также Екатерина Тимофеева обратила внимание на одну из главных странностей этого судебного процесса: завуча школы № 3 осудили за то, что она не выявила факт жестокого обращения, при том, что этот факт до сих пор не установлен и не доказан.

«До сих пор не только не вынесено решение суда по матери, но даже следствие по ее делу еще не закончено», — напомнила Тимофеева.

Защитник отметила, что это два крайне странных момента суда, но кроме них есть также и другие странности. Например, ей совершенно непонятно, почему суд оставил в приговоре утверждение, что Погоржальская не установила факты наличия судимостей у отца ребенка и трудной жизненной ситуации в семье.

«Суд исходил из того, что ей якобы было об этом известно, что она об этом знала и не приняла меры к постановке семьи на учет в группу риска и не направила сигнальную карточку в комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав», — сказала адвокат.

Она добавила: таким образом, довод стороны защиты, что завучу это никак не могло быть известно, в приговоре не был отражен.

«Суд прямо пишет: Погоржальская, зная о том, что отец неоднократно судим, что мать не работает, не приняла меры. Хотя на суде это доказано не было, этот факт не был установлен», — подчеркнула защитник завуча.

Напомним, 16 июля 2018 года врачи, прибывшие по вызову в одну из квартир города Краснокамск, зафиксировали смерть 14-летней девочки, умершей от истощения. Против матери ребенка изначально возбудили дело по ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»), затем оно было переквалифицировано на ч.2 ст. 105 УК РФ («Убийство малолетнего лица, заведомо для виновного, находящегося в беспомощном состоянии, с особой жестокостью»).

По делу женщины до сих пор ведется следствие. Как сообщали СМИ, в какой-то момент ее отправили на обследование в психиатрическую клинику. Во время судебных заседаний свидетели показали, что никто из них не распознал ситуацию как близкую к критической. Сотрудники школы отмечали: они не смогли это установить по внешним признакам. Многие заметили, что ребенок похудел, однако не настолько, чтобы они решили, что ситуация требует реакции с их стороны.

При этом учитель физкультуры сообщила на суде, что девочка посещала ее занятия и не испытывала проблем с предметом. Более того, в мае 2018 года ребенок сдал так называемый «тест Купера» (тест на выносливость). Она также указала на то, что следователь изменил ее слова в протоколе, записав, что девочка «сильно похудела», хотя педагог сказала «похудела». Однако по неопытности она не стала требовать внесения изменений в документ. Подобные претензии к протоколам высказали во время судебных заседаний другие свидетели.

Многие жители Пермского края и представители общественности не согласились с предъявленным завучу школы № 3 Елене Погоржальской обвинением, предположив, что в этой ситуации имеет место перекладывание вины.

Сама педагог во время допроса указала суду на то, что у нее не было формальных оснований ставить семью погибшего ребенка в группу риска, сообщила, что такая обязанность не входит в ее должностную инструкцию. Кроме того, она отметила, что не могла принять такое решение единолично, а также не должна была давать классному руководителю поручение контролировать семью в обстоятельствах, когда семья была в группе «норма».

Некоторые врачи и специалисты высказали предположение, что девочка страдала нервной анорексией — психическим заболеванием, при котором больной, руководствуясь сверхценной идеей о необходимости похудения, скрывает от окружающих то, что он не употребляет пищу.

На суде, во время онлайн-конференции, эксперт из Нижнего Новгорода, выслушав зачитанную завучем характеристику ребенка, отметила: если бы ей предоставили такие данные, она бы действительно предположила, что ребенок страдает нервной анорексией. Специалист добавила, что обычным людям трудно распознать наличие такого заболевания.

13 сентября 2019 года суд повторно отказал стороне защиты Елены Погоржальской в истребовании доказательств (экспертизы, медкарты ребенка и т. п.). Также на этом заседании судья отклонил ходатайство о назначении комплексной экспертизы, которую, по мнению защиты, должен был провести «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского».