США возрождают геополитику сдерживания континентальных держав — WSJ

Изображение: © Роберт Саакянц Продакшн
Геополитика
Геополитика
Геополитика

Запад сделал ставку на возврат к стратегии «Римленда», то есть окружения континентальных держав со стороны моря, в своем противостоянии с Россией и Китаем, заявила французская журналистка Мишель Гарфункель 29 июля в своей статье для Wall Street Journal.

Свидетельством новой стратегии обозреватель считает союзы и потенциальные альянсы, которые США формирует в дуге Средиземного моря до Индо-Тихоокеанского региона. Особенно показательно ближневосточное турне президента Байдена.

14 июля президент провел четырехстороннюю встречу I2U2, в которой участвовали Индия и Израиль, США и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ). Формальные цели союза экономические — обмен технологиями, совместные инвестиции — однако советник Байдена по безопасности Джейк Салливан сравнил встречу с намечающимся Индо-Тихоокеанским альянсом.

СМИ стран-участников рассматривают I2U2 как развитие политики Авраамовых соглашений, которая позволила администрации Дональда Трампа построить диалог между Израилем и Объединенными Арабскими эмиратами. Военную компоненту сотрудничества обозреватель усматривает в формулировках целей «продовольственная безопасность», «энергетическая безопасность», к которым стремится новый союз.

Помимо дипломатических маневров на Ближнем Востоке, обозреватель обращает внимание на «реэнергетизацию» НАТО, к которому присоединяются новые члены; неформальный союз по обеспечению безопасности в восточном Средиземноморье, в который входят Франция, Италия, Греция, Кипр, Израиль и Египет; саммит в Негеве, формирующий структуру безопасности от Марокко до Бахрейна; сообщество AUCUS, в которое входят Британия, Австралия и США; переход на новый уровень отношений США с Тайванем, поддержка военного строительства и взаимодействия между Южной Кореей и Японией.

«Дуга стратегической кооперации теперь протягивается от западной до восточной Евразии, как оборонительный океанский „Римленд“ против враждебных континентальных держав Евразии — Китая и России», — приходит к выводу Мишель Гарфункель.

Геополитическая конструкция восходит к наработкам Гальфорда Макиндера (1861-1947) и Николаса Джона Спикмэна (1893-1943), которые заложили основы англо-американской стратегии в Первую и Вторую мировые войны. Спикмен оформлял доктрину сдерживания, которую активно применяли в Холодной войне.

Стратегия Макиндера опиралась на принцип «кто контролирует мировой остров (т. е. Евразию, — прим. ИА Красная Весна), тот контролирует мир», и состояла в том, чтобы предотвратить появление силы, объединяющей континентальные державы Евразии.

Спикман напротив, исходил из принципа «кто контролирует Римленд, тот управляет Евразией». Для его стратегии не страшен Советский Союз или альянс между Москвой и Пекином, до тех пор пока США контролирует полумесяц от запада Европы и Средиземноморья до Юго-Восточной Азии. Его стратегия считается более эффективной.

Обозреватель ставит серию вопросов в своей статье. Первый — а представляют ли для Запада реальную опасность континентальные державы? Уверенный положительный ответ подтверждается, по мнению Гарфункель авторитарной политикой России и Китая и «планированием и учениями по конфронтации с соседними странами, а в конечном итоге — с Западом».

Второй вопрос об актуальности историко-географических построений Макиндера и Спикмэна в век интернета и спутниковой разведки. Обозреватель дает положительный ответ, указывая на стратегию Китая «Один пояс — один путь». Если Китай пытается открыть Евразию для циркуляции товаров и военной техники и связать побережья Евразии со сферой континентальных империй, значит модель работает.

Третий вопрос о готовности партнеров по «Римленду» всерьез заниматься сдерживанием Китая и России. Здесь определенности нет, констатирует обозреватель. Западные стратеги опасаются попасть впросак как с Вьетнамом, если не отделить «слабого партнера» — Россию — от Китая. К тому же, многие страны, причисленные к «Римленду», предпочли бы остаться нейтральными в новой Холодной войне, яркий пример — Турция.

Четвертый вопрос относится к осознанности новой стратегии. Западные лидеры собрались возродить идеи Макиндера и Спикмэна, или текущая конфигурация возникла сама собой из частных решений конкретных проблем?

Анализ литературы говорит о том, что в академической среде шло переоткрытие анло-американской геополитики с начала 2000-х, в контексте усиления агрессивности России и Китая, но без существенных прорывов до недавнего времени.

На уровне государства, администрация Дональда Трампа заложила основы политики сдерживания после того, как преодолела свое раннее искушение «неоизоляционизма». Администрации Байдена хватило мудрости поддержать импульс.

Чего не хватает, по мнению обозревателя Мишель Гарфункель, так это аналога «Длинной телеграммы» Джорджа Кеннана 1946 года и доктрины Трумана 1947, которые превратили озарения Спикмэна в политику страны.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER