logo
Новость
/ Урбана

Не гормонами едиными. Моногамия у позвоночных прописана генетически

ГолубиГолуби
Наталья Поконечная © Красная Весна

Склонность к длительным парным отношениям прописана у моногамных позвоночных на генетическом уровне, полагают американские ученые из Иллинойсского университета в Урбане-Шампейне, 7 января сообщает научный журнал PNAS.

Исследователи задались вопросом: есть ли у моногамии устойчивая молекулярно-генетическая подоплека? Они оттолкнулись от опыта недавних исследований, которые указывали на скоординированный вклад генов, участвующих в развитии и функционировании мозга, в становление длительных парных отношений.

Ученые взяли для молекулярно-генетического исследования по два разных вида мышей, лягушек, птиц и рыб. Один из выбранных видов был моногамным, тогда как особи другого не образовывали устойчивых пар. Объектами изучения служили только самцы репродуктивного возраста.

Экспериментаторы извлекли из мозговых тканей животных набор всех рибонуклеиновых кислот (РНК) и провели транскриптомный анализ, то есть выяснили, с каких генов и как часто считываются эти РНК-копии (транскрипты). Добавим, что по транскриптам далее синтезируются белки, кодируемые исходными генами.

Анализ показал, что у моногамных позвоночных, как бы эволюционно далеко они ни отстояли друг от друга, активируются и подавляются родственные гены. Среди тех видов, которые не склонны к парному сосуществованию, подобная закономерность не проявлялась.

Из общего правила нашлось одно относительное исключение — ядовитая лягушка-древолаз Ranitomeya imitator. Стоит, однако, сделать поправку на то, что на раннем этапе эволюции этих амфибий о потомстве заботились только их самцы, тогда как у других исследованных видов этим с самого начала занимались оба родителя.

Напомним, моногамия неоднократно возникала в ходе эволюции у самых разных видов, в какую бы древность ни уводил поиск их общего предка. До недавнего времени считалось, что все они приходили к устойчивых парным отношениям независимыми путями.

С эволюционной точки зрения моногамия обеспечивает относительную стабильность вида на обширных территориях. Также она стимулирует продолжительную заботу о потомстве, а стало быть, и повышает процент выживаемости детенышей.

Виды, образующие устойчивые пары, придерживаются, говоря языком экологии, K-стратегии. Такие организмы полагаются на долговременные «равновесные» отношения с окружающей средой. Противоположный подход «исповедуют» виды с экологической r-стратегией («биологические оппортунисты»), которые восполняют отсутствие половой привязанности высокой плодовитостью и быстрой сменой поколений.

Комментарий редакции

Исследование американских ученых доказывает, что за половую привязанность отвечают некоторые устоявшиеся генетические «ансамбли», которые время от времени «всплывают» по ходу эволюции у амфибий, рептилий, птиц и млекопитающих.

Именно эти «ансамбли», а не что-то другое, определяют общность поведения у дальнородственных моногамных видов позвоночных. В самом деле, слишком уж давно эти виды «разъехались» по разным эволюционным «квартирам» и слишком уж сложен сам по себе генетический аппарат, чтобы объяснять такие совпадения случайными мутациями при попадании в однотипные экологические ниши.

Что же касается лягушки-древолаза Ranitomeya imitator, которая одна выпадает из общей закономерности, то эти амфибии могли прийти к парным отношениям как раз-таки вполне независимо. На это косвенно указывает то, что предки R. imitator заботились о потомстве не так, как большинство моногамных видов.