Школы еще больше начнут превращать в тюрьмы, но преступников это не удержит

В трагедии в Казани власть снова обращает внимание не на те вещи. Мнение

Теодор Хильдебрандт. Разбойник. 1829. Старая национальная галерея. Берлин
Теодор Хильдебрандт. Разбойник. 1829. Старая национальная галерея. Берлин
Теодор Хильдебрандт. Разбойник. 1829. Старая национальная галерея. Берлин

11 мая в Казани произошла трагедия: 19-летний юноша ворвался с оружием в школу и расстрелял учеников, учительницу и нескольких сотрудников учреждения. Семеро детей и двое взрослых погибли.

О причинах ситуации и реакции на нее власти рассказал ИА Красная Весна родитель, председатель пермского отделения общественной организации «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) Алексей Мазуров.

Он отметил, что реакции власти на трагедию в гимназии № 175 в Казани, как и на каждую схожую трагедию, вызывает стойкое и неприятное дежавю.

«Произошла очередная ужасная трагедия, погибли дети, страшное горе для родителей. Постепенно будут всплывать подробности о тех, кто организовал этот очередной теракт, будут гадать, выяснять, что двигало теми, кто его совершил, особенно молодыми. Пока этих подробностей нет, не хотелось бы обсуждать эту тему. Но другую тему я не могу не затронуть — тему реакции власти, которая лично у меня после каждой такой трагедии вызывает стойкое дежавю», — отметил эксперт.

Он отметил, что одной из первых новостей о реакции власти, которую он прочитал, была новость, что власти Казани хотят проверить, как у кого хранится оружие. «Пусть проверяют, конечно, но скажите, а вот это реально нужно, да, в такой ситуации? Почему я говорю о дежавю: мы сейчас вновь будем наблюдать всю эту бестолковую беготню чиновничьей бюрократии, в ходе которой она будет имитировать бурную деятельность, опасаясь понятно чего и пытаясь избежать кары», — пояснил общественник.

«В бешенство всё это каждый раз уже приводит», — подчеркнул Алексей Мазуров.

Он подчеркнул, что, во-первых, сейчас, как и после теракта в Керчи, наверняка начнутся разговоры об усилении систем охраны в школах. Он рассказал, что сейчас в школе, где учатся его дети, чтобы пройти в школу, им нужно пройти два поста охраны: дверь в школьный двор с электронным замком, который открывается пропуском, и турникет, через который без этого пропуска не пройдешь. И всё это под десятком камер.

Но наверняка найдется кто-то, кто скажет, что этого недостаточно, добавляет эксперт. «То есть школы еще больше начнут превращать в тюрьмы. Каждый раз хочется у виска покрутить по этому поводу. Потому что единственные, кто выиграл от этого превращения — это недобросовестное руководство школ, использовавшее его как возможность оградить себя от родителей», — рассказал Мазуров.

Он с сожалением отметил, что злоумышленникам эти формальные меры не мешают, и не помешают. Если они захотят, то смогут с легкостью в школу попасть при желании.

Зато мы порой имеем огромные заторы у школ по утрам, что, понятно, с безопасностью никак не вяжется.

Во-вторых, вполне вероятно, как и после инцидента в пермской школе № 127, активизируются очередные ювенальные подходы, и некоторые чиновники заявят, что вся проблема в семьях и что службам опеки нужно дать еще больше полномочий, «чтобы эти семьи контролировать, ну, т. е. влезать в нашу с вами личную и семейную жизнь», пояснил общественник.

«Вторить им начнут чиновники от социального блока, боящиеся за свои места. Всё это мы уже проходили не раз, у меня дежа-вю есть, а у них нет, на грабли можно хоть сто раз наступать, выводы никто не делает», — добавил Алексей Мазуров.

Он подчеркнул, что зачастую просто говорят, что во всем виновата семья, а государство ни при чем. При этом в Пермском крае последние три «пятилетки» семимильными шагами шло уничтожение инфраструктуры детства.

У массы детей и семей отобрали доступный развивающий во всех смыслах досуг, а теперь сидят у разбитого корыта и думают: а как же так происходит, что 19-летние заражаются темными идеями, а потом идут убивать детей?

«В третьих, мне каждый раз хочется спросить: а при чем тут вообще все эти „крайние“ низовые трясущиеся чиновники? Они у нас разве отвечают за курс культурной, образовательной и социальной политики, которые находятся в таком плачевном состоянии. Они разве отвечают за политику формирования информационного поля, в котором творится сущий ад и в котором зачастую живут дети всех возрастов? Вопрос отсутствия идеологии даже затрагивать не буду, сегодня уже, по-моему, все проговорили, что патриотизм идеологией быть не может», — подчеркнул эксперт.

«Если подытожить, то, к сожалению, наверняка услышим всё то же, что и раньше, и будем наблюдать знакомое „битье по хвостам“. А проблема как была, так и останется», — отметил Алексей.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER