Возможно, в Турции и не грезят о Великом Туране, но заявления о желании его восстановить звучат с завидным постоянством

Грезит ли Турция о Великом Туране? Обзор

Жан Батист Ванмор. Ахмед III принимает нидерландских послов (фрагмент). 1727
Жан Батист Ванмор. Ахмед III принимает нидерландских послов (фрагмент). 1727
Жан Батист Ванмор. Ахмед III принимает нидерландских послов (фрагмент). 1727

Глава МИД РФ Сергей Лавров в интервью РБК 19 февраля заявил, что Турция не стремится воссоздавать Великий Туран. Глава российской дипломатии отметил, что бывшие республики СССР не станут поддерживать такую идею «в каком-то виде».

Однако за прошедшую неделю из уст нескольких турецких политиков, включая президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, прозвучало множество заявлений, опровергающих слова Лаврова. Разберем, что говорится о геополитической роли Анкары внутри страны.

14 февраля при проведении военной операции «Орлиный коготь-2» против Рабочей партии Курдистана (РПК), которую в Турции считают террористической группировкой, в районе Гара на севере Ирака турецкие военные обнаружили тела 13 заложников, похищенных РПК в 2015–2016 годах. Руководство Турции немедленно воспользовалось этим предлогом для заявлений о готовности вести новые операции за пределами страны.

На VII съезде правящей Партии справедливости и развития 16 февраля президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил: «В будущем мы расширим зоны наших операций на регионы, где угрозы все еще высоки». Он пообещал добиться в новых военных операциях «значительного прогресса», сходного с достигнутым ранее в других регионах.

17 февраля в выступлении Эрдогана прозвучали слова: «Сегодня Турция идет к региональному и глобальному лидерству. И не просто на словах. А в делах, шаг за шагом». Турецкий лидер добавил, что страна «завоевала сердца всех угнетенных в мире» и «никогда не была угнетателем». Он заявил, что Турция оказывалась на стороне права и справедливости в Сирии, Ливии, Карабахе, Сомали, Палестине, Ираке, Боснии и на Кипре.

В этот же день Эрдоган анонсировал кампанию по выведению турецкого языка в число мировых языков межнационального общения. В 2021 году власти Турции планируют при участии неправительственных структур, 18 министерств и ведомств провести 224 мероприятия в рамках программы «Турецкий язык — мировой язык».

Немногим ранее, 4 февраля, Эрдоган заявил, что Турция вошла в десятку стран-лидеров по числу иностранных студентов. Он оценил число обучающихся в Турции иностранцев в 200 тысяч человек.

Через два дня, 19 февраля, Эрдоган обратился с посланием к Метеорологическому форуму Тюркского мира, в котором принял участие вице-президент Турции Фуат Октай. Послание президента Турции содержало следующие слова: «Мы вновь увидели, что являемся одной огромной семьей в 300 миллионов человек, говорящих на одном языке, обладающих общими верой, культурой, историей, цивилизацией. Как члены этой семьи мы отвечаем за укрепление этих связей и продвижение нашего сотрудничества. Считаю идею основания Метеорологического союза Тюркского мира важным шагом в этом направлении».

20 февраля прозвучали сразу три заявления о турецких «мягкой силе» и амбициях. Глава Турецкого агентства сотрудничества и координации (TIKA) Серкан Каялар сообщил, что TIKA совместно с государственным информационным агентством Anadolu обучили более 600 журналистов, часть из которых иностранцы.

А глава Управления по связям президента Турции Фахреттин Алтун уведомил, что в стране испытывается платформа, позволяющая бороться с фейковыми новостями в соцсетях.

Глава турецкого МВД Сулейман Сойлу в интервью телеканалу Haber заявил, что Турция «стала образцовой страной, политика которой дает надежду миллионам людей в ее регионе». Министр добавил, что Турция «под руководством президента Реджепа Тайипа Эрдогана наметила свой собственный путь перед лицом вызовов и неопределенностей нового мирового порядка».

Добавим, что высказывания турецких политиков за прошедшую неделю не являются аномальными. Подобные заявления озвучиваются с различных уровней турецкой власти с завидным постоянством. В Турции, как минимум на уровне деклараций, готовятся к расширению влияния страны и считают зоной своих естественных интересов все государства и территории, населенные тюркоязычными народами.

Но ведь декларации подтверждаются и активной работой турецких дипломатов, и бойким стремлением турецкого бизнеса занимать новые ниши в новых регионах, и прямым участием турецких военных в различных конфликтах — в Сирии и Ливии, в операциях на территории Ирака. Да и недавнюю войну в Нагорном Карабахе турецкая армия вовсе не обошла стороной, а парад победы в Баку Эрдоган принимал вместе с президентом Азербайджана.

Было бы прекрасно, если бы Турция и Россия, невзирая на некоторые противоречия, смогли ужиться, и это соседство оставалось добрым. Но множество фактов говорит о явной проблематичности такого дружелюбного соседства. И потому трудно не вспомнить крылатую фразу, которую повторил Лавров немногим ранее по поводу отношений с Евросоюзом: «Хочешь мира — готовься к войне».

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER