«Сила каждого — это его слабость. Его сила в подлинности»

Что у Пентагона на уме, у Байдена на языке?

Жан Леконт дю Нуи. Демосфен, упражняющийся в ораторском искусстве (фрагмент). 1870
Жан Леконт дю Нуи. Демосфен, упражняющийся в ораторском искусстве (фрагмент). 1870
Жан Леконт дю Нуи. Демосфен, упражняющийся в ораторском искусстве (фрагмент). 1870

Как только президент США Джо Байден заявил в Токио, что США готовы защищать Тайвань военным путем, Пентагон и Белый дом тут же скорректировали его высказывание. Министр обороны Ллойд Остин твердо произнес, что политика США в отношении Тайваня не изменилась, а Белый дом сообщил, что Байден имел в виду лишь поставку на Тайвань оборонительных вооружений.

Однако буквально неделю назад по телеканалу NBC показали передачу, в которой влиятельный американский аналитический центр Center for a New American Security (CNAS) провел игру-симулятор войны США с Китаем за Тайвань. Военная игра имитирует конфликт из-за Тайваня, который, как сообщили телезрителям, происходит в 2027 году. Китай наносит удары по вооруженным силам США, чтобы открыть путь для вторжения на остров.

Аналитический центр финансируется Пентагоном и ведущими компаниями американского ВПК, а также Тайбэйским экономическим и культурным представительством, которое де-факто является тайваньским посольством в США.

В этой связи правомерно задать вопрос, а что, если американский лидер не просто говорит «отсебятину» или оговаривается?

ИА Красная Весна предлагает перевод статьи Питера Бейкера «Байден отклоняется от Тайваньского сценария. Это не в первый раз» в New York Times.


Небрежные замечания, отличающиеся от официальных тезисов, стали особенностью, а не ошибкой президентства Байдена. Он снова это продемонстрировал 23 мая, когда отказался от десятилетий «стратегической двусмысленности» и дал понять, что США будут защищать Тайвань военными средствами от нападения со стороны Китая. Об этом говорится 23 мая в статье The Times.

Каждый раз, когда он говорит то, что думает на самом деле, Белый дом отправляет бригаду ритуальной очистки, чтобы сделать вид, что он на самом деле не говорил того, что четко сформулировал, а даже если и говорил, то на самом деле это не означало изменения политики. Но затем г-н Байден, невозмутимый и не извиняющийся, выходит и повторяет все сначала.

Высказываясь о Тайване в понедельник, президент опять проговорил вслух то, что было у него на уме. Причем в этот раз сотрудникам администрации пришлось сильно напрячься, чтобы опровергнуть это заявление. В марте он назвал президента России Владимира Путина военным преступником (это всего лишь его мнение, а не юридическое заключение, как быстро объяснили помощники). Затем несколько дней спустя он импровизировал в конце выступления, что Путин «не может оставаться у власти» (они сказали, что это просто наблюдение, а не призыв к смене режима).

С тех пор, как он стал президентом, это был даже не первый случай, когда г-н Байден заявил, что встанет на защиту Тайваня в военном отношении — обязательство, которое другие президенты традиционно сохраняли расплывчатым, чтобы Китай мучился в догадках, а не начинал спарринг с Соединенными Штатами. На самом деле, это было уже третье высказывание г-на Байдена такого рода, из-за чего Белому дому стало гораздо труднее убеждать всех в том, что на самом деле президент ничего особенного не сказал.

«Байден всегда более откровенно выражал свои взгляды, чем большинство политиков», — сказал Дэвид Аксельрод, который лично наблюдал это в качестве старшего советника президента Барака Обамы, когда г-н Байден был вице-президентом. «Сила каждого — это его слабость. Его сила в подлинности. Его слабость в том, что иногда он более откровенен, чем хотели бы его сотрудники», — заявил он.

Ничего из этого не должно вызывать большого удивления у тех, кто следил за почти полувековой карьерой Байдена в качестве сенатора и вице-президента. На протяжении многих лет под определением «оплошность» в вашингтонском политическом словаре находилась фотография мистера Байдена. По аналогии с кофемашиной, Байдена обычно называют «ляп-машиной», иногда с любовью, иногда с насмешкой.

Но президентские вольности влекут за собой больше последствий, чем когда их допускает сенатор или даже вице-президент. Слова президента тщательно изучаются политиками, дипломатами и спецслужбами по всему миру в поисках смысла и попыток предсказать будущие действия. Любое отклонение от прошлых комментариев или официальных политических заявлений имеет большое значение независимо от того, должно оно быть или нет.

С момента своего прихода в Белый дом г-н Байден в значительной степени избегал некоторых вызывающих отвращение комментариев, которые доставляли ему неприятности в прошлом, например, когда он описал г-на Обаму как первого чернокожего кандидата в президенты, «который четко формулирует свои мысли, умный и чистый и симпатичный парень».

Вместо этого специальные замечания, вызвавшие споры, похоже, больше относятся к категории легендарного определения оплошности, данного обозревателем Майклом Кинсли. «Оплошность, — писал он, — это когда политик говорит правду — какую-то очевидную правду, которую он не должен говорить».

Последний комментарий г-на Байдена о Тайване прозвучал во время пресс-конференции с премьер-министром Японии Фумио Кисида во время визита в Токио. На вопрос о Тайване г-н Байден сначала придерживался традиционной формулы, говоря, что американская политика в отношении Тайваня «совсем не изменилась» и что Соединенные Штаты поддерживают остров против китайской агрессии. «Мы твердо стоим на стороне Японии и других стран, чтобы не допустить этого», — сказал он, намеренно сохраняя расплывчатость.

Его помощники были довольны этим. Никаких проблем. Но затем микрофон попал к Нэнси Кордес из CBS News. Она отметила, что г-н Байден исключил прямое военное участие США в конфликте на Украине, и спросила, напротив, «готов ли он принять военное участие в защите Тайваня, если до этого дойдет?»

«Да, — ответил мистер Байден. — Это обязательство, которое мы взяли на себя».

Именно тогда на это обратили внимание чиновники администрации.

«Идея, что его можно взять силой, просто взять силой, просто неуместна, — добавил г-н Байден, имея в виду Тайвань. — Это расшатывало бы весь регион и была бы очередная акция, аналогичная тому, что произошло на Украине. И поэтому это бремя еще сильнее».

К этому моменту сотрудники г-на Байдена знали, что он зашел дальше, чем им хотелось бы, и приступили к возмещению ущерба, с проверенной эффективностью проворачивая обязательное разъясняющее заявление о том, что «наша политика не изменилась» и что г-н Байден просто «подтвердил „обязательство Америки“ предоставить Тайваню военные средства для самообороны».

Но комментарий г-на Байдена вышел за рамки предоставления Тайваню военных средств для самозащиты и был широко воспринят как намек на прямое военное вмешательство США.

Г-н Байден и раньше не придерживался стратегической двусмысленности своих предшественников в отношении Китая и Тайваня. В августе прошлого года, заверяя союзников, что «мы ответим», если произойдет нападение на другого члена НАТО, он добавил: «То же самое с Японией, то же самое с Южной Кореей, то же самое с Тайванем».

Однако Тайваню никогда не предоставлялись такие же гарантии безопасности США, как Японии, Южной Корее или партнерам Америки по НАТО, поэтому этот комментарий был воспринят как важный. Два месяца спустя г-на Байдена спросили на прямой линии CNN, защитят ли Соединенные Штаты Тайвань от нападения. «Да, у нас есть обязательство сделать это», — сказал он.

Импровизация г-на Байдена в Токио вызвала неоднозначную реакцию в Вашингтоне, где некоторые политические лидеры хвалили его искреннюю поддержку союзника, а другие высмеивали его за недисциплинированность.

«Заявление президента Байдена о том, что если дело дойдет до драки, то США защитят Тайвань от коммунистического Китая, — это правильные слова и правильный поступок», — написал в Twitter сенатор Линдси Грэм, республиканец из Южной Каролины.

С другой стороны, Томми Хикс-младший, сопредседатель Национального комитета Республиканской партии и близкий соратник бывшего президента США Дональда Трампа, увидел некомпетентность, а не мужество. «За Байденом снова убрали, — написал он. — Он не может уехать за границу, не сказав что-то, что его команда должна опровергнуть через несколько минут. Это безрассудно и стыдно», — добавил политик.

Трамп, конечно, был гораздо более склонен, чем Байден, делать провокационные, импровизированные и непроверенные заявления, противоречащие традиционной американской политике. В разные моменты он угрожал войной Северной Корее, Венесуэле и Ирану; бичевал американских союзников, таких как Германия, Япония, Канада и Южная Корея; и защищал таких противников, как Путин.

Но в Вашингтоне даже те, кто считает, что г-н Байден прошел долгий путь к восстановлению более традиционной и ответственной внешней политики, тем не менее были обеспокоены кажущимся разрывом между президентом и его аппаратом, а некоторые обвиняли его помощников в том, что они скорее подрывают авторитет своего босса, а не подтверждают его комментарии.

«Кто-нибудь в Белом доме действительно уважает слова президента Байдена?» Об этом в Twitter написал конгрессмен Адам Кинзингер, республиканец из Иллинойса, выступающий против Трампа. «Байден сказал, что мы будем защищать Тайвань, и сотрудники СНОВА опровергают собственные слова президента! Он должен уволить всех, кто это делает», — добавил он.

Это не появляется с ни с того, ни с сего. Если его помощники дают разъяснения после его комментариев, они, по-видимому, делают это с его разрешения или, по крайней мере, с молчаливого согласия. Но эта практика также не послужила сдерживающим фактором и, хорошо это или плохо, вряд ли станет сдерживающим фактором в ближайшее время.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER