Во Франции жизнь на свободе потребовала противостояния гнусному закону

Жан-Виктор Шнетц. Сражение перед парижской ратушей 28 июля 1830 года. Свобода на баррикадах (фрагмент). 1833
Жан-Виктор Шнетц. Сражение перед парижской ратушей 28 июля 1830 года. Свобода на баррикадах (фрагмент). 1833
Жан-Виктор Шнетц. Сражение перед парижской ратушей 28 июля 1830 года. Свобода на баррикадах (фрагмент). 1833

Хроника последних событий во Франции показала, что желание оставаться свободным потребовало сопротивления новым анти-ковидным мерам французских властей, заявил политический и парламентский обозреватель Ален Траншан (Alain Tranchant), 28 июля пишет французская газета France Soir.

Мечта президента Франции Эммануэля Макрона провести свой «зеленый», экологический, референдум оказалась ныне похороненной. В то же время, Сенат Франции осуществил ущемление основных прав и свобод граждан страны: на труд, жизнь, свободу перемещений, право распоряжаться собственным телом, как отметил Траншан.

Правая оппозиция (за редким исключением), большинство в Сенате, только что присоединились к власти, желающей закабалить французский народ. И это произошло в тот самый момент, когда президент Республики, более расколотой, чем когда-либо, клеймил «безответственность и эгоизм не вакцинированных».

В Париже, столице страны первой в истории принявшей декларацию о правах человека, оппозиция, по мнению обозревателя, оказалась не способна противостоять желаниям властей. Она позволила правительству Франции ввести обязательную вакцинацию для лиц, осуществляющих уход за престарелыми и больными, и использовать санитарный паспорт для доступа к определенным местам жизни, культуры и спорта.

Видя совершаемое преступление, оппозиция должна была выполнить свой священный долг — бороться против этого и сопротивляться. Не понимая, что доверие не вводится декретами, свобода не продается, размениваясь на куски, она фактически была занята только своим предвыборным календарем. Из-за этого само противостояние желаниям Макрона победить на выборах 2022 года, использовав для этого новые анти-ковидные меры, затерялось в предвыборных расчетах, о которых она вполне может когда-нибудь пожалеть, как прокомментировал политический обозреватель.

И это в то время, когда эти так называемые «вакцины» не дают никаких гарантий безопасности (но никто, и тем более не Макрон, не говорит о бесполезности вакцины, ни очень серьезных побочных эффектах, которые намного больше, чем мелкие побочные эффекты), ни гарантии эффективности (они не препятствуют заражению и передаче вируса). Но знание об этом, по мнению Траншана, не помешало большинству в Сенате поддержать необъяснимую санитарную меру: дифференциацию между гражданами в зависимости от того, принимают ли они или отказываются от опасной инъекции и, в данном случае, отнюдь не спасительную.

«Мы не республика, когда народ не с нами», — заявлял в свое время генерал Шарль де Голль.

И сегодня, как отметил обозреватель, отказываясь от одного из её фундаментальных столпов — свободы, республика перестает ею быть.

В условиях, когда постоянно мутирующий вирус теряет свою вирулентность и вакцина, все еще находящаяся в экспериментальной фазе, применяется в необоснованных масштабах, правители Франции и часть оппозиции, с точки зрения парламентского обозревателя, сделали общее дело, разделив французов. Они ограничили в правах тех, кто отказывается подчиняться манипуляциям власти, которая постоянно лгала и отказывалась от своего слова с самого начала пандемии.

По мнению Траншана, чтобы жить на свободе в свободной Франции, теперь надо противостоять преступному закону,

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER