В сегодняшнем академическом климате в США иметь «еретические» взгляды можно, но их нельзя делать достоянием публики

В США профессора сказали всё, что думают о квотах по полу, расе и ЛГБТ

Джеймс Барри. Ученые и философы. Ок. 1804–1805 гг.
Джеймс Барри. Ученые и философы. Ок. 1804–1805 гг.
Джеймс Барри. Ученые и философы. Ок. 1804–1805 гг.

Отстаивание «правильной» позиции по множеству тем, связанных с расой, полом и философией «разнообразия», справедливости и инклюзивности (РСИ), стало необходимым условием для совершения значимой карьеры в факультетах, связанных с наукой, технологиями, инженерией и математикой, известных под общим названием STEM, сообщила 5 января студенческая газета The College Fix.

Студенты решились на то, о чем профессора и карьерные ученые говорят только в личных разговорах. Они не побоялись выступить с критикой левацкого подхода к формированию научных команд на основании квот на расу, пол, сексуальную ориентацию, а не по принципу талантливости. Что, очевидно, науке может только повредить.

Отметим также, что для написания статьи с критикой «разнообразия», справедливости и инклюзивности даже в студенческой газете надо обладать недюжинным мужеством, потому что выступивший против символа веры леваков немедленно будет «отменен», или его попытаются «отменить», лишив работы, стипендий.

Студенты поговорили с теми немногими профессорами, которые решаются открыто говорить о безумии подхода, при котором научные группы набирают персонал не по принципу талантливости и навыков, а по каким-то другим, политическим и идеологическим принципам.

Профессор химии Университета Макгилла Патанджали Камбхампати рассказал студентам, что недавно получил отказ в гранте от Совета по естественным наукам и инженерным исследованиям Канады за то, что он не «описал адекватно конкретные методы, которые будут внедрены для намеренного и активного поддержания РСИ» в его лаборатории. А его исследования касаются сверхбыстрых лазеров, которые потенциально могут сыграть роль в многочисленных технологических прорывах.

Отвечая на ряд вопросов, отправленных The College Fix, профессор кафедры геофизических наук Чикагского университета Дориан Эббот написал, что «20 лет назад акцент делался на уменьшении предвзятости и выявлении наиболее многообещающих с научной точки зрения кандидатов, независимо от их происхождения, что я полностью поддерживаю».

В 2020 году Эбботу фактически запретили читать лекцию в Массачусетском технологическом институте и в Беркли о его геологических исследованиях именно из-за его критики РСИ. Он пояснил The College Fix, что из-за РСИ в научные группы приходится принимать членов «меньшинств», чтобы достичь неких квот, тем самым дискриминируя членов нежелательных групп (мужчин с белым цветом кожи и азиатов) и подавляя выступления тех, кто не согласен с каким-либо аспектом этой политики.

«В результате, — добавил он, — мы препятствуем нашей способности создавать лучшую науку, (1) отбирая молодых ученых, частично используя критерии, отличные от научных заслуг и потенциала, и (2) создавая атмосферу страха и репрессий, что наносит ущерб творчеству и вытесняет прекрасных молодых ученых из науки».

Иллюстрацией точки зрения Эббота является растущий список известных жертв этого системного заражения факультетов точных наук так называемым «равенством, справедливостью и инклюзивностью». Ученые теряют финансирование и профессиональные возможности из-за того, что не дают того, что Эббот назвал «клятвой идеологической верности».

В качестве примера Эббот привел недавние объявления о вакансиях преподавателей как в Университете штата Иллинойс, так и в Университете Хартфорда. Так, университет Иллинойса требует от начинающих нейроэтологов представить «одностраничное заявление, описывающее интерес или усилия по содействию разнообразию, справедливости и инклюзивности». «Рассмотрение информации о разнообразии кандидатов будет предшествовать рассмотрению любых других материалов заявки», — прямо предупреждают в Хартфорде соискателей на должность преподавателей анатомии и физиологии.

Ничто из этого, однако, не имеет никакой очевидной пользы для науки или ученых, заявил Эббот. Ничто из этого не способствует пониманию человеческих болезней, жизни на Земле или вселенной за ее пределами. Конечным результатом, по словам Эббота, является то, что академические институты «отсеивают ученых с альтернативными политическими и моральными взглядами».

«Некоторые темы, которые преподавались в биологии, со временем стали спорными. … Хорошим примером может служить то, что полы бинарны», — сказала The College Fix Луана Мароха, профессор биологии в Уильямс-колледже и автор статьи о самоцензуре ученых от 2019 года.

Дебра Сох, которая ранее занималась нейрокогнитивными исследованиями человеческой сексуальности в аспирантуре, чувствовала, что ей необходимо покинуть академические круги, если она хочет комментировать политизированные научные вопросы, связанные с ее областью знаний, такие как гендерная дисфория у детей.

Исследователь пауков Колин Райт отказался от академической карьеры после того, как, по его словам, он был включен в список ученых, с которыми запрещено заключение долгосрочных контрактов из-за того, что он написал несколько популярных статей, содержащих «еретические» истины, касающиеся биологического пола у людей.

Комментируя примеры Соха и Райта, Мароха заявила: «Я не думаю, что просто придерживаться [этих] взглядов вредно… Я не думаю, что их точка зрения является редкой… Я думаю, что большинство людей согласны с ними — особенно биологи». Мароха пояснила, что в сегодняшнем академическом климате в США иметь «еретические» взгляды можно, но их нельзя делать достоянием публики.

Мароха, которая родом из Бразилии, пояснила, что, возможно, самая большая ирония в этих требованиях заключается в том, что они иногда самым негативным образом сказываются на иммигрантах. «Люди, которые не являются американцами, — сказала она, — не понимают, чего от них ожидают».

Однако многие американские ученые, работающие в области точных наук, пришли к пониманию того, что от них ожидают, и, искренне или нет, приносят присягу РСИ так громко, как только могут, пишут студенты.

Отметим, что такая же проблема с РСИ есть и в Европе, где женщине могут дать грант или взять в научную команду просто для того, чтобы соответствовать требованию представительства полов.

В США проблема осложнена еще и расовым вопросом и трансгендерами. В результате «женщина» с мужской фигурой, мужскими мышцами выигрывает женские соревнования по плаванию, и все, кроме одного судьи, считают, что это нормально, и не возражают.

Отметим, однако, что это не означает, что наука в США умирает. На факультеты точных наук давно уже набирают больше иностранцев, чем граждан США, особенно в аспирантуру. Настоящий кризис науки в США начнется тогда, когда самые талантливые выпускники вузов из Китая, Индии, России, Европы перестанут переезжать в США для работы в научных лабораториях.

А пока они переезжают, этот кризис сбрасывается из США туда, откуда утекают кадры. Для решения утечки и надо-то немного: надо, чтобы приехавший в Москву или Омск аспирант из другого города мог на стипендию снять хотя бы комнату и у него остались деньги на питание и проезд. Причем не у некоторых избранных, которым повезло, а массово, как система. А лаборатория, где он работает, могла бы себе позволить купить необходимые расходные материалы.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER