Кургинян вскрыл в Шукшине неожиданные черты — актер «Театра на досках»

Актриса московского
Актриса московского «Театра на досках» Марина Волчкова
Актриса московского «Театра на досках» Марина Волчкова

Василий Шукшин показан в спектакле «Театра на досках» Сергея Кургиняна как большой философ с острым ощущением связи между любовью и смертью, заявила актриса московского «Театра на досках» Марина Волчкова в фильме «35 лет таинства», вышедшем на YouTube.

Она рассказала про некоторые постановки Кургиняна: в частности, про спектакли «Жду любви» по рассказам Шукшина и про «Я» по повести Ф. М. Достоевского «Записки из подполья».

Волчкова пояснила, что Шукшина любили изображать в некоем простонародном ключе, давая образ веселого русского человека, в кирзовых сапогах. Под иным углом Шукшин предстает в «Театре на досках».

«Шукшин поставлен очень необычно. Кургинян вскрыл в Шукшине самые непривычные, неожиданные черты. (…) Здесь он представлен как философ, большой философ. Экзистенциальное чувство, острое ощущение связи между любовью и смертью — такой был вскрыт очень необычный пласт. Из-за этого поставленный как философ Шукшин приобретает такую щемящую пронзительность. Как так можно: с одной стороны смешно, а с другой стороны так пронзительно. Вот так смог Сергей Ервандович. И всё это по-новому — нигде так больше и никто не ставил», — рассказала актриса.

По поводу спектакля «Я» она подчеркнула, что это был еще один слом общего представления о том, как вести себя на сцене, и что такое театр. Кургинян поставил первую часть «Записок из подполья», которая представляет собой фактически длинный монолог одного человека. В итоге одного героя в спектакле играют семь человек.

«Это вообще было очень странно: как это возможно? Сначала мы прочитали, конечно, Бахтина: про полифонию романов Достоевского, про диалогизм текста. Да, это было интересно, но как это играть на сцене? И тогда было проведено несколько этюдов. Сергей Ервандович говорил: «Я буду задавать вопросы. Не отвечайте ни да, ни нет — нужно придумать какой-то другой вариант ответа».

Это очень толкало к работе мысли, возникали азарт, напряжение. Мы тогда занимались поиском природы этих интеллектуальных эмоций. Потом, когда у каждого из семи человек появился свой текст, мы составляли когнитивные карты. Есть текст — и его можно нарисовать схемами и иными знаками. У кого-то был как из кирпичей сложенный текст, а где-то были треугольники или круги, или завинчивались такие пружины — и это всё продвигалось от одного к другому. Мы называли это приключением мысли», — рассказала Марина Волчкова.

По ее словам, это было необычным и новым и для «Театра на досках», и вообще: в 1983-м году такого ни у кого не было.

«Мы считали, что это движение мысли — это будет наш метод. Когда мы уже были на сцене, то некоторые зрители говорили, что воспроизводилось как бы движение мысли этого подпольного человека. То есть, фигуры — они как мысли: они разбегались, ссорились, противоречили друг другу… Потом на какое-то мгновение под напором обстоятельств они объединялись, и тут же через секунду они снова распадались, рассыпались. Такое вот распадение личности», — пояснила актриса.

Она также рассказала, что перед спектаклем проводились специальные настройки, позволявшие выйти из обыденного бытового настроя и погрузиться в атмосферу человека из подполья с его ощущением потерянности, небытия, настроем выяснить отношения с Богом и со смертью.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»