Times: младенца забрали из семьи на 3 месяца из-за несуществующих переломов

Леон Конье. Сцена резни невинных. 1824 г. Музей изящных искусств, Ренн
Леон Конье. Сцена резни невинных. 1824 г. Музей изящных искусств, Ренн
Леон Конье. Сцена резни невинных. 1824 г. Музей изящных искусств, Ренн

Несколько синяков от пальцев и ложно диагностированные переломы костей послужили причиной того, что у супружеской пары из английского Кардиффа отобрали младенца на три месяца, сообщает 16 мая Times в рамках журналистского расследования ложных обвинений родителей социальными службами.

Синяки появились у ребенка в декабре 2020 года, когда родители меняли ему очень грязный подгузник, а младенец извивался, так что мать держала его за ноги, чтобы не дать выпачкаться. Она заметила небольшие синяки на его голенях вечером, но это ее не беспокоило. «У меня легко появляются синяки, и у мамы тоже, так что я подумала: „Нашего полку прибыло“», — вспоминает 30-летняя мать.

Она объяснила это педиатру во время осмотра. После этого ребенка отправили на полное медицинское обследование по программе защиты детей, которое включало 501 рентгеновский снимок и МРТ головы.

После двух дней совместного пребывания матери и ребенка в больнице ее отвели в соседнюю палату и сказали, что врачи в Университетской больнице Уэльса в Кардиффе обнаружили трещину на левой стороне его черепа и возможный перелом бедренной кости. Социальные работники и полиция были проинформированы о том, что они, скорее всего, были вызваны преднамеренно.

Только два месяца спустя, когда еще один рентгенолог посмотрел рентгеновские снимки для суда по семейным делам, обвинения развеялись. По его мнению, «не было никаких повреждений скелета», а что линия на черепе младенца, скорее всего, была «нормальной анатомической вариацией».

Детские службы Кардиффа подали заявление об отзыве заявления об оказании ухода, но семье пришлось ждать еще неделю, прежде чем судья распорядился вернуть их сына. Это был уже март, семья не смогла быть вместе на Рождество, а в течение практически всего января родителям вообще не давали увидеть младшего сына.

Журналисты подчеркивают психологические травмы, нанесенные разным членам семьи. Старший ребенок, 11 лет, был допрошен психологом и остался с дедушкой на пять дней и теперь боится к нему ездить. Мать испытывала послеродовую депрессию после рождения старшего сына, поэтому принимала медикаменты перед рождением младшего. Когда его отобрали, ее посещали мысли о самоубийстве. От повышенной тревожности страдал отец.

Газета Times расследует рост числа родителей, ложно обвиняемых в причинении вреда своим детям. Число семей, в отношении которых велось расследование, в результате которого не было принято никаких дальнейших мер из-за отсутствия состава преступления, увеличилось более чем в три раза — с 43 400 в 2010 году до 134 620 в 2020 году.

Как в данном случае был поставлен неправильный диагноз, неясно, но судья указал, что в Уэльсе 38-процентная нехватка рентгенологов. Британские журналисты в связи с этим задаются вопросом, не следует ли давать независимым экспертам оценить медицинские доказательства, прежде чем забирать детей у родителей.

Этой же точки зрения придерживает эксперт в данной области, почетный профессор социальной работы в Университете Центрального Ланкашира Энди Билсо, написавший исследование по теме того, как единичные синяки приводят к началу расследования жестокого обращения с детьми. «Чтобы удостовериться, что не было допущено ошибок и семьям не причинен вред, диагноз до начала длительных судебных разбирательств должен проверить независимый специалист».

Рэйчел Картер, адвокат юридической фирмы Wollens, которая представляла интересы матери, рассказала, что это далеко не первый такой случай. В 2020 году она завершила 22 дела с участием родителей, обвиняемых в нанесении физического вреда ребенку. Из них десять закончились тем, что суд пришел к выводу, что никакого насилия не было — либо потому, что травм не было, либо потому, что они, скорее всего, были вызваны несчастным случаем. «У меня было много дел, отклоненных на том основании, что перелома не оказалось», — добавила Картер.

В данном случае суд постановил, что местные власти действовали должным образом и оперативно. В Times отмечают, что возможность сообщать о деталях таких дел требует от журналистов больших усилий и расходов, и что с теми же проблемами сталкиваются родители, стремящиеся доказать свою невиновность. По мнению журналистов, ситуацию «давно пора менять».

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER