Главное изменение, которое должно насторожить Россию, — это рекордный военный бюджет в истории Японии в 2021 году — $51,5 млрд

Кто стал главным врагом Японии и как она готова воевать с ним — мнение NI

Головы Небесных Царей Дзотётэна и Дзикокутэна в буддийском монастыре Тодайдзи, Нара, Япония 02.11.2016
02.11.2016ЯпонияНара,Тодайдзи,монастыребуддийскомвДзикокутэнаиДзотётэнаЦарейНебесныхГоловы
Головы Небесных Царей Дзотётэна и Дзикокутэна в буддийском монастыре Тодайдзи, Нара, Япония 02.11.2016
Изображение: Андрей Грук © ИА Красная Весна

Роль Японии в современном мире и американо-японских отношениях должна быть пересмотрена, считает младший научный сотрудник по азиатским исследованиям в Центре национальных интересов США Эван Санки. 1 мая его статья была опубликована в журнале The National Interest.

Санки ставит ряд вопросов относительно альянса США и Японии: «Является ли альянс стабилизирующим фактором в Восточной Азии? Американские базы в Японии — это актив? Является ли Япония пассивным клиентом США?»

Эксперт пишет, что просуществовавший 60 лет Договор о безопасности между США и Японией, несомненно, является крупным успехом американской дипломатии. Конечно, утверждает он, Япония является важнейшим союзником США в Юго-Восточной Азии и служит опорой геополитического доминирования США в регионе. Однако «стоит помнить, что американо-японские отношения во многом обязаны своим успехом удаче. Более 60 лет они ни разу не подвергались испытаниям в условиях кризиса великих держав».

Он заявляет, что у США всего два основных интереса в Восточной Азии: удержание региона от чьей-либо гегемонии и сохранение мира и стабильности между крупными державами. Союз с Японией был основным инструментом для достижения этих целей. Санки, однако, выражает сомнение, что альянс в том виде, в каком он существует сейчас, сможет и дальше служить упрочению стабильности в регионе. Американский аналитик прямо говорит, что сейчас мир в Азии «более хрупок, чем когда-либо со времен Корейской войны», и поэтому у США нет права на геополитическую ошибку.

Санки отмечает, что со времен окончания холодной войны договор между США и Японией представляет собой сделку по «базам для защиты», в рамках которой Япония не развивает свою армию, а превосходство США поддерживает мир в Азии. Однако, пишет автор, «рост могущества Китая, относительный упадок Америки и реакция на это Японии подорвали ключевые аспекты» этой сделки. Сделка нуждается в критическом взгляде на нее.

Американский аналитик полагает, что возросшая военная мощь Китая сделала американские базы в регионе уязвимыми для новых поколений высокоточного китайского оружия. По его словам, это дестабилизировало ситуацию в регионе. Военная мощь Японии может вызвать опасения у Китая, но она недостаточна, чтобы поддержать военный баланс в Восточной Азии.

В результате Япония, ранее только реагировавшая на указания старшего брата, начала обретать внешнеполитическую независимость. Она усилилась, будучи озабоченной ростом могущества Китая, уходом США как доминирующего игрока и благодаря институциональным реформам внутри страны. Эван Санки считает, что США рискуют нарушить стабильность в регионе, если начнут удовлетворять все запросы японских политиков касательно обеспечения безопасности страны от Китая.

Ранее альянсы США в регионе делали ненужным для союзников создание крупных вооруженных сил. И США всегда преподносили союз с Японией как «пробку в бутылке» возрождающегося японского милитаризма.

Проблема в том, пишет Санки, что Китай этой риторике не очень-то верит: «В китайских политических кругах преобладает мнение, что союз США и Японии представляет собой все более наступательное соглашение, призванное сдержать рост Китая и восстановить военную мощь Японии». Эксперт отмечает, что у Китая и в самом деле есть причины для беспокойства: в 1997 году руководящие принципы американо-японского альянса были расширены на «районы, окружающие Японию», а в такие районы можно включить и Тайвань. В 2005 году Тайвань попал в совместное заявление США и Японии в качестве «общей стратегической цели».

Автор статьи признает, что китайцы не ошибаются, полагая, что альянс США и Японии приобрел наступательные характеристики. Япония приняла на вооружение целый ряд передовых систем — часто при поддержке и сотрудничестве с Америкой — в том числе эсминцы с управляемыми ракетами, «карманные» авианосцы и парк истребителей четвертого и пятого поколений, не нарушая ограничения оборонного бюджета в 1% ВВП.

Исследователи Массачусетского технологического института Ричард Сэмюэлс и Эрик Хегинботэм отмечают: «Подавляющая часть оборонного бюджета Японии по-прежнему направляется на средства, совместимые со стратегией обороны на передовых рубежах». По-простому это означает, что Япония ставит на вооружение системы, которые могут служить как для обороны, так и для нападения.

Крупные базы США на карте Японии
ЯпониикартенаСШАбазыКрупные
Крупные базы США на карте Японии
Изображение: (cc) Петр Мамонов

Это прежде всего маневренные силы с присущими им наступательными характеристиками. Но речь также идет и об обороне от баллистических ракет — флагманском проекте американо-японского сотрудничества в области обороны. По словам эксперта по контролю над вооружениями Теодора Постола, средства противоракетной защиты ракетной системы Aegis механически неотличимы от наступательных крылатых ракет. Показательно, что решение японского правительства в июне прошлого года отменить приобретение наземных систем Aegis быстро привело к дебатам в Японии о том, приобретать ли взамен ракеты дальнего действия.

Эван Санки утверждает, что у Китая есть причины беспокоиться, и предупреждает американцев, что «делать вид, что альянс не внес своего собственного вклада в усугубляющуюся дилемму региональной безопасности, — это рецепт дождаться неприятностей». При этом ускоренное вооружение Китая, необходимое ему для противостояния американо-японскому альянсу, служит для Японии поводом отказаться от обязательств по количественному ограничению затрат на армию и флот.

Аналитик констатирует, что Китай сможет выиграть первые сражения за острова, и поэтому США должны применить стратегию отрицания, которая убедит руководство Китая, что тот не сможет добиться быстрой и легкой победы. Санки считает, что США должны избегать сражений у берегов Китая, где тот имеет преимущество, а вместо этого рассредоточиться, чтобы уменьшить потери в случае первого удара Китая, и разместить в Азии больше ракет и подводных лодок, которые поставили бы под угрозу наступательный потенциал Китая. «Это убедило бы Японию в том, что ее безопасность не зависит от снижающейся способности Америки выигрывать решающие сражения в Первой цепи островов. Это помогло бы убедить Китай в том, что цели США не являются наступательными», — считает эксперт.

При этом он постулирует: «Соединенным Штатам нужно, чтобы Япония согласилась на серьезный обмен ресурсами, даже если в результате она станет более автономной в военном отношении». В октябре 2020 года министр обороны США Марк Эспер объявил об ожиданиях, что каждый союзник будет тратить на оборону 2% ВВП. В случае с Японией Соединенные Штаты, по мнению эксперта, должны четко заявить, что они считают прогресс в достижении этой цели жизненно важным для союзнических отношений.

Американский эксперт отмечает, что достигший успеха в развитии ракетного оружия Китай «представляет собой беспрецедентную угрозу для баз США в Японии». Санки напомнил, что в данный момент на базах в Японии размещены 54 тыс. американских военнослужащих — четверть всего зарубежного контингента армии США. «По оценкам RAND Corporation, 36 баллистических ракет могут вывести из строя взлетно-посадочные полосы авиабазы Кадена на Окинаве, крупнейшей в регионе, за четыре дня. Самолеты, застрявшие на земле, станут легкой добычей», — пишет он.

Поэтому, объясняет аналитик, армия США поменяла доктрину, и теперь «особое внимание уделяется устойчивым мобильным платформам и рассредоточению сил по большему количеству небольших баз». А это обессмысливает основные приобретения США от альянса с Японией. Тем более что «базы США — это горячая картошка в японской политике», то есть они являются важным фактором японской внутренней политики. Сложно найти в Японии политиков, которые захотели бы давать разрешение на строительство новых американских баз.

Тем не менее, считает аналитик, «Соединенным Штатам следует использовать ситуацию с уменьшившейся силой своего передового сдерживания, чтобы срочно рассредоточить базы и убедить японское правительство вложить больше ресурсов в стратегию отрицания».

В долгосрочной перспективе двусторонние ожидания должны будут уйти от представления, что доверие к альянсу зависит от размера сил передового развертывания (то есть от численности войск США в регионе). Вместо этого альянс должен опираться на способность американских и японских сил организовать совместную защиту Японии в рамках стратегии отрицания.

Не только Китай, но и обновленная стратегия Японии представляет опасность для Соединенных Штатов, считает Санки. «Если Япония потребует от США недвусмысленных гарантий безопасности Тайваня или размещения тактического ядерного оружия на японской земле, как Соединенные Штаты должны ответить? Подобные запросы могут поступать, и общие заверения вряд ли будут лучшим американским ответом», — пишет эксперт. Он считает, что американские политики должны учитывать риск того, что Япония втянет США в излишне жесткую конфронтацию с Китаем, наносящую ущерб американским интересам.

Эван Санки напоминает, что на протяжении холодной войны и до начала 2000-х годов японские политики сосредотачивали свое внимание на экономическом развитии. Слабая канцелярия премьер-министра редко могла навязать свое стратегическое руководство могущественной бюрократии, а изменение внешней политики Японии обычно происходило в ответ на давление извне.

Место главного врага в сознании японской элиты занял Китай. Предыдущий премьер-министр Японии Синдзо Абэ охарактеризовал ситуацию с безопасностью страны как «самую тяжелую со времен Второй мировой войны» и сравнил китайско-японские отношения с соперничеством между Германией и Соединенным Королевством перед Первой мировой войной.

В то же время реформы с целью усилить влияние премьер-министра дали свои плоды: прерогативы национальной безопасности и внешней политики, когда-то распространявшиеся на министерства финансов, обороны и иностранных дел, сосредоточены в новом Совете национальной безопасности и Секретариате национальной безопасности при кабинете министров. Эта «диспетчерская вышка» премьер-министра Японии теперь обладает беспрецедентной способностью определять и поддерживать согласованные инициативы в области внешней политики и безопасности.

Доспехи и вооружение самураев XVIII века в Кунсткамере (Санкт-Петербург). Преподнесены в дар будущему российскому императору Николаю II во время его визита в Японию в 1891 году
году1891вЯпониюввизитаеговремявоIIНиколаюимператоруроссийскомубудущемударвПреподнесены(Санкт-Петербург).КунсткамереввекаXVIIIсамураеввооружениеиДоспехи
Доспехи и вооружение самураев XVIII века в Кунсткамере (Санкт-Петербург). Преподнесены в дар будущему российскому императору Николаю II во время его визита в Японию в 1891 году
Изображение: (cc) Корзун Андрей (Kor!An)

В совокупности указанные тенденции изменили характер альянса, и Япония начала выдвигать собственные требования. В 2015 году были пересмотрены руководящие принципы американо-японского альянса. Кроме того, Япония добивалась и получила более широкую поддержку со стороны США в их заявлениях в отношении управления Японией островами Сэнкаку / Дяоюйдао, на которые претендуют Китай и Тайвань.

Эван Санки пишет: «Вопрос о том, способствует ли это региональной стабильности, остается открытым, но трудно утверждать, что это способствует национальной безопасности США».

По мнению американского аналитика, именно Япония выступала за развертывание потенциально дестабилизирующего ядерного оружия в Азии и против принятия США политики «неприменения первым» в отношении ядерного оружия. Эксперт отмечает, что среди азиатских союзников США именно Япония выступает за откровенно жесткую позицию по отношению к Китаю в геополитических вопросах, и подчеркивает, что именно по инициативе Японии в 2007 году был создан и в 2017 году реанимирован Четырехсторонний диалог по безопасности — неформальный клуб безопасности Индии, Австралии, Японии и США, призванный координировать ответы Китаю в регионе.

Хотя в целом Япония поддерживает экономические отношения с Китаем, она взяла на себя инициативу в реализации американской программы Транстихоокеанского партнерства, явно оправдывая ее как ответ Китаю. Япония остается единственным региональным союзником США, который не присоединился к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций Китая. При этом страна считает Китай экзистенциальной угрозой и может потребовать ядерное оружие в качестве гарантии безопасности.

Чтобы избежать чрезмерного втягивания США в обслуживание геополитических интересов Японии, США следует начать относиться к этой стране не как к чему-то беспомощному и нуждающемуся в защите, а как к «нормальной», убежден эксперт. Япония преследует свои цели и ее интересы не являются производными от интересов США.

Эван Санки считает, что, во-первых, военная мощь Китая сильно выросла, и США не в состоянии поддерживать стратегический баланс наращиванием численности войск в регионе. Во-вторых, любое наращивание такой мощи вызовет лишь еще большую эскалацию со стороны КНР. В-третьих, американские военные базы в Японии из «непотопляемых авианосцев» превратились в удобную мишень для китайских ракет и могут быть выведены из строя одним ударом.

В-четвертых, по мнению аналитика, США надо коренным образом менять стратегию и переходить от прямой игры мускулами к возможности нанести Китаю неприемлемый ущерб ракетами с малых баз и подводных лодок. Для этого нужно создать большое число этих баз. Такая стратегия может не понравиться Японии, которая начинает открыто говорить о своих геополитических интересах и стремится использовать США для их реализации. Это, в свою очередь, создает угрозу дестабилизации в регионе.

Всё это, по мнению американского аналитика, как минимум, требует рассмотрения со стороны США и делает проблемной безусловную приверженность страны альянсу с Японией на тех условиях, на которых он был заключен 60 лет назад.

Главное изменение, которое должно насторожить Россию, — это рекордный военный бюджет в истории Японии в 2021 году — $51,5 млрд. Возможно, с Китаем Япония воевать все же не захочет. А вот претензии на Курильские острова она пока не снимала.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER