1. Социальная война
  2. Профилактика терроризма и экстремизма
ИА Красная Весна /
Для Ёсино, которому сейчас 73 года, поношенные наручные часы с черным кожаным ремешком являются символом его клятвы искупить свое преступление

Японский судья завещал свои часы левому террористу

Изображение: Gerald Murphy 1925 г
Часы (фрагмент)
Часы (фрагмент)
Часы (фрагмент)

11 февраля японское издание Asahi Shimbun разместило на главной странице своего сайта большую редакционную статью в память событий 50-летней давности, связанных с деятельностью экстремистов из группы «Японская красная армия».

Перевод статьи Asahi Shimbun, как материала, дающего представление об особенностях японского менталитета и правовосприятия предлагает ИА Красная Весна.


Судья, в руках которого были вопросы жизни и смерти подсудимого — члена «Объединенной Красной Армии», поддерживал связь с осужденным, который, как он верил, найдет искупление, отбыв пожизненное тюремное заключение, и завещал ему перед смертью свои наручные часы.

Полвека прошло с момента инцидента в Асама Сансо. В те дни японская террористическая группировка 10 дней противостояла полиции в горах префектуры Нагано. Полиция осадила захваченный боевиками горный домик близ Каруидзавы. В ходе тех кровавых событий февраля 1972 года погибли 12 человек и двое сотрудников спецсил японской полиции.

Масакуни Ёсино, который в то время занимал в группе леваков руководящую должность, всё еще сидит в тюрьме, находясь в заключении с 1983 года.

Для Ёсино, которому сейчас 73 года, поношенные наручные часы с черным кожаным ремешком являются символом его клятвы искупить свое преступление.

Часы принадлежали Тосихико Исимару, председательствующему судье на первом процессе Ёсино, умершему в 2007 году.

Когда Ёсино поступил в Йокогамский национальный университет, настроения против войны во Вьетнаме среди студентов университетских городков по всей Японии достигли своего пика.

В то время Ёсино испытывал отвращение к социальным режимам, «построенным на жертвах народа во Вьетнаме, а также рабочего класса в Японии». Он с головой окунулся в «коммунистическое революционное» движение.

19 февраля 1972 года пятеро членов «Объединенной Красной Армии»» захватили горный домик под названием Асама Сансо в курортном городке Каруидзава.

Они взяли в заложники жену управляющего и забаррикадировались в доме, который затем окружила полиция. Противостояние продолжалось до 28 февраля.

После осады стало известно, что захватчики заложников убили еще и 12 своих же товарищей в ходе более ранней кровавой чистки в префектуре Гумма. Ёсино был арестован за участие в захвате заложников, резне в Гумме и других инцидентах.

Его обвинили в причастности к гибели 17 человек, в том числе его любовницы, в убийстве, оставлении трупа и незаконном лишении свободы, и других преступлениях.

Цунео Мори, который обладал над группой абсолютной властью, покончил в тюрьме жизнь самоубийством. Его зам — Хироко Нагата, была приговорена к смертной казни, но умерла в тюрьме.

Исимару приговорил Ёсино к пожизненному заключению, заключив, что он был подчинен Мори и Нагате, а инцидент с Гуммой «был кровавой чисткой, которая не имела никакого отношения» к «революционной деятельности», которая определила жизнь подсудимого в группе. Исимару решил не выносить смертный приговор в свете положения Ёсино и соотношения сил в группе.

«Я не отнимаю чью-либо жизнь во имя закона. Я хочу, чтобы обвиняемый посвятил остаток своей жизни искуплению своих преступлений», — сказал Исимару после вынесения решения.

Прокуроры обжаловали это решение в Высоком суде Токио, но тот оставил в силе решение суда низшей инстанции, и осуждение Ёсино было завершено.

Только в 1992 году, через три года после того, как Исимару ушел на пенсию, жизни двух мужчин снова пересеклись. Исимару подарил Ёсино через родителей осужденного Библию.

После этого у них вошло в ежегодную привычку обмениваться рождественскими или новогодними поздравительными открытками. Примерно в 2000 году Исимару начал рассылать открытки с сообщением, в котором он выразил надежду, что Ёсино получит досрочное освобождение.

«Если я могу что-то для вас сделать, я помогу вам во всем», — написал он в рождественской открытке 2002 года.

Жена Исимару сказала, что ее муж всегда был рад получить письмо от Ёсино и узнать, что у него «всё отлично». Исимару умер 1 апреля 2007 года в возрасте 82 лет.

Примерно пять месяцев спустя Ёсино услышал от своей матери, что вдова Исимару прислала ему наручные часы, которые ее муж любил носить.

73-летний Ясуо Оидзуми, который знает Ёсино с детства и писал об осаде, сказал: «Без приговора Ёсино, возможно, никогда бы не нашел смысла своей жизни».

Ёсино продолжал размышлять о своих преступлениях, неоднократно возвращаясь к решению суда и своим разговорам с Исимару. В конце концов он подошел к поворотному моменту.

«Мне кажется, революционное движение, в котором я участвовал, не было организованным движением за реформирование общества. Скорее, это был вызов, направленный на саморазрушение, чтобы уберечь себя от чувства вины перед более уязвимыми, освободиться от чувства стигматизации из-за того, что я в конечном итоге остаюсь в живых».

Ёсино в письменном ответе на вопросы репортера Асахи Симбун пояснил: «Чтобы погасить свой долг перед Исимару, я хочу реабилитироваться в обществе и прожить свою жизнь с покаянием».

Наручные часы сейчас остаются в руках адвоката Ёсино, который также является его доверенным лицом.

Исимару в своем завещании указал, что хочет, чтобы Ёсино носил эти часы, когда его освободят из тюрьмы. Сейчас Ёсино ждет того дня, когда он сможет носить эти драгоценные для него часы.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER