Конфликт на Украине грозит перейти в горячую фазу с НАТО — Foreign Affairs

Изображение: (сс) WikiImages
Атомный взрыв
Атомный взрыв
Атомный взрыв

Россия и Запад оказались в состоянии новой холодной войны, которая будет носить менее глобальный, но и менее предсказуемый и стабильный характер, пишет Ян Бреммер 5 мая в статье в Foreign Affairs.

После начала специальной военной операции России по денацификации Украины отношения между Россией и странами Запада настолько ухудшились, что такого противостояния не было со времен Кубинского ракетного кризиса. Президент США Джо Байден высказал несколько жестких заявлений в адрес президента России Владимира Путина. Лидеры Европейского союза присоединились к США.

Автор статьи считает, что назревающий конфликт может быть менее опасным, потому что Россия, несмотря на свой ядерный потенциал и огромное богатство природных ресурсов, имеет для Вашингтона гораздо меньшую военную угрозу, чем СССР после Второй мировой. Военные специалисты США достаточно изучили «значительные военные недостатки Москвы».

Автор берет в расчет небольшой размер экономики России и возможные проблемы. После санкций США в 2022 году ожидается спад российской экономики, который может составить от 10 до 15%.

Бреммер обратил внимание на то, что в ХХ веке была идеологическая привлекательность Советского Союза и у него были верные друзья во всем мире, включая Кубу и Никарагуа в Америке, Египет и Сирию на Ближнем Востоке, Камбоджу и Вьетнам в Юго-Восточной Азии, а также Эфиопию и Мозамбик в Африке. Сегодня в ООН в защиту операции России на Украине выступили лишь Белоруссия, Эритрея, Северная Корея и Сирия. Венесуэла также поддержала бы Россию, полагает автор.

Он добавил, что даже Китай — как союзник России имеет ограниченную ценность. Хотя китайский лидер Си Цзиньпин провел личную встречу с Путиным незадолго до начала спецоперации и обещал, что дружба между странами «не имеет границ», китайцы больше заинтересованы своим будущим. Однако Китай разделяет стремление Москвы дать отпор тому, что обе столицы считают сдерживающим фактором со стороны США и ЕС, и Си Цзиньпин вряд ли осудит поведение России. Но очевидно, что китайская поддержка России не безгранична, пишет Бреммер.

К тому же Пекин крайне заинтересован в глобальной стабильности. Сила Коммунистической партии Китая находится в прямой зависимости от экономического роста, а значит страна должна поддерживать торговые связи с Европой, Японией и США. По этой причине Китай не рискнет пойти на конфронтацию, оказывая военную поддержку Москве.

Автор отмечает, что Китай, конечно, нуждается в российских ресурсах, а Россия — в китайских деньгах для осуществления переориентации бывшего европейского экспорта. Однако китайский экономический рост замедлился, и теперь многое будет зависеть от того, насколько выгодные предложения поступят от Москвы. В общем, дружба Пекина с Россией имеет очевидные политические и экономические границы.

Далее Бреммер заметил, что на этом хорошие новости для Вашингтона и его союзников заканчиваются. В отличие от прошлого века, сейчас Соединенные Штаты — наиболее политически разделенные и недееспособные члены «Большой семерки». Хотя сейчас и демократы, и республиканцы поддерживают поставку оружия на Украину, а против России согласны вводить санкции, обе партии убеждены в том, что Соединенным Штатам надо избегать прямой конфронтации с Москвой. Такое единодушие вряд ли продлится долго, считает автор.

В преддверии промежуточных выборов, считает автор статьи, республиканцы начнут указывать на стремительный рост цен на газ и небывалую инфляцию, при этом изображая Байдена слабым лидером, который «потерял Украину». С другой стороны, демократы попробуют использовать против Республиканской партии тему с восхищением бывшего президента Дональда Трампа Путиным и его скептицизмом в сторону НАТО.

Бреммер увидел еще одну опасность для США в ожесточающейся риторике западных лидеров об идеологическом противостоянии между демократиями и автократиями. Байден и некоторые европейские лидеры, например, полагают, что Россию надо исключить из «Большой двадцатки» (G20).

Во время мирового финансового кризиса 2008 года, когда рынки рухнули, лидеры G20 поняли, что они могут что-то решить по изменению глобальной экономики только в том случае, если недемократические страны и государственные капиталисты, такие как Китай, Россия и Саудовская Аравия, займут места за столом переговоров вместе с промышленно развитыми демократиями

Байден не ставит задачу взаимодействия со странами, принадлежащими к другому идеологическому лагерю. На ноябрьском саммите группы Байдену и союзным лидерам придется выбирать между тем, чтобы сидеть за одним столом с «автократами», такими как Путин и Си, или сделать G20 недееспособным образованием тогда, когда глобальные угрозы требуют коллективных действий. Перспектива разрыва многостороннего сотрудничества является самой большой опасностью для мирового порядка после развала Советского Союза.

Автор пишет, что последняя причина, по которой новое противостояние может стать более опасным, чем в прошлом веке, — якобы вероятность применения Россией кибероружия. Несмотря на асимметрию между Москвой и Вашингтоном в традиционном оружии, самое современное цифровое оружие России является более дестабилизирующим, чем ядерные ракеты. Кибероружие обладает высокой разрушительной силой, которое может нанести большой ущерб финансовым системам, электросетям и другой важной инфраструктуре.

Государства гораздо чаще используют кибероружие, чем другие виды оружия, потому что его легче создать, легче спрятать, от него трудно защититься и его невозможно сдержать. Бреммер полагает, что Москва может применить свое кибероружие, чтобы нанести политический ущерб Соединенным Штатам и ЕС, распространяя на предстоящие выборы все более масштабные волны дезинформации.

Автор статьи уверен, по мере того, как расширяется новый конфликт, лидеры должны начать думать об ограждениях — мерах безопасности, которые гарантируют, что он не превратится в прямую конфронтацию между Россией и НАТО. Например, после того, как миновали угрозы ядерной катастрофы Карибского кризиса, лидеры США, Европы и СССР подписали соглашение о контроле над вооружением — Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД).

Бреммер обеспокоен тем, что между президентом России и западными правительствами нет доверия, трудно предположить, сколько времени понадобится для восстановления отношений. Совет Безопасности ООН уже не является действенной площадкой, и это уже никак не исправить. На данный момент международное сообщество оказалось в ситуации конфронтации, в которой пока нет механизмов пресечения разрастания конфликта.

Тем не менее лидеры США и Европы продолжают вводить все более жесткие санкции, посылать в Киев все более летальное оружие, снабжая Киев разведывательными данными, поощряя дальнейшее расширение НАТО. Однако Москва уже оценивает эти шаги как военные действия. Соединенные Штаты и их союзники уверены в реализации своей политики, и Россия пока еще не обладает возможностью нанести ответный удар с большой силой, но чем дольше будет продолжаться конфликт, тем труднее всем будет сдерживаться от перехода к более широкому конфликту.

Бреммер предположил, что Россия может, например, ударить по конвоям союзников с оружием, учебным центрам и складам на Украине. Она может устроить ограниченные кибератаки против гражданской инфраструктуры США и Европы, усилить свои дезинформационные кампании, чтобы помешать предстоящим выборам в США. Он думает, что Москва может пойти на прекращение поставок газа в другие европейские страны и ограничит ввоз необходимых товаров. В условиях нарастающего экономического кризиса лидеры НАТО, возможно, ответят тем же, что приведет к эскалации конфликта.