9
фев
2020
  1. Война идей
  2. Феминизм и права женщин
Мадрид, / ИА Красная Весна

Лидер феминистской партии в Испании раскритиковала Стамбульскую конвенцию

Изображение: (сс) DnTrotaMundos
Лидия Фалькон
Лидия Фалькон
Лидия Фалькон

Законы о домашнем и гендерном насилии 2004 года, основанные на Стамбульской конвенции, не работают и не предотвращают убийств женщин, написала в развернутой статье президент феминистской партии Испании Лидия Фалькон 7 февраля в Publico.

Несмотря на все действующие с 2004 года законы о профилактике домашнего и гендерного насилия, с начала января 2020 года в Испании уже было убито 8 женщин. К данным по убийствам женщин в 2020 году глава феминистской партии добавила данные МВД с января по сентябрь 2019 года, которые показывают, что за этот период женщины ежедневно подавали 32 заявления о сексуальном насилии и агрессии.

По подсчетам феминистской партии, количество заявлений доходит до 15 тыс. в год. Фалькон добавила, что они также «с вниманием считают и те случаи, о которых женщины не заявляли». Фалькон не пояснила, из каких источников приходит такая информация.

По словам главы феминистской партии, в Испании женщинами подается 150 тыс. заявлений в год о гендерном насилии, однако только в 31% случаях предполагаемые насильники получают приговор. Из этих приговоров большинство составляет лишение свободы на срок менее двух лет, что в конце концов заменяется исправительными работами.

«Но если в других европейских странах это происходит также, как в Испании, — пишет Фалькон — то, похоже, мало послужила эта разрекламированная (Стамбульская) Конвенция, чтобы остановить массовые убийства женщин. Да она и не может служить большему, потому что она не более обязательна, чем воля самих правительств и законодателей, которые управляют каждым государством, которой там, как и у нас, мало», — пишет Фалькон.

Далее Фалькон объяснила, что законы о предотвращении домашнего насилия и интегральной защите жертв были приняты в Испании и некоторых других странах Европы лет на десять раньше. И только потом воплотились в печально известную Стамбульскую конвенцию.

«Чтобы положить конец этой резне, от которой не страдает ни одна другая социальная группа. Европа — тоже женщина, которая в греческой мифологии была похищена Зевсом — светоч свободы и демократии, утвердила то, что они называют Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием, также известную как Стамбульская конвенция, которая направлена на борьбу с насилием в отношении женщин и насилием в семье. Она была представлена в Стамбуле в 2011 году и действует в Европе с 1 августа 2014 года. К 2019 году она уже подписана 46 странами и ратифицирована 34 странами», — отмечает феминистка.

Продолжая обличать неэффективность принимаемых в Евросоюзе законов о предотвращении домашнего и гендерного насилия Фалькон также сказала: «Но также не верьте, что Конвенция окончательно устраняет незащищенность, в которой оказываются женщины.

Эта Великая хартия насилия ограничивается требованием, чтобы все формы насилия в отношении женщин считались преступлением: физическое, психологическое и сексуальное насилие, включая изнасилование; калечащие операции на женских половых органах, принудительные браки, домогательства, принудительные аборты и принудительная стерилизация».

Далее феминистка признается, что все законы, защищающие женщин от физического насилия уже и ранее существовали в испанском Уголовном и Административном кодексах. Единственное, что реально изменил закон, который действует уже 16 лет, это расширение понятия насилие путем введения новых категорий насилия, ранее таковыми не считавшихся. Закон выделяет жертв гендерного насилия в отдельную категорию для возможности впоследствии оказания им разного рода услуг и получения под них финансирования.

«Принимая во внимание, что все эти преступные действия мужчин против женщин уже предусмотрены в нашем уголовном законодательстве, эта Конвенция вводит мало новшеств в защиту наших жертв. За исключением того, что рассматривает их всех как таковых, независимо от того, связаны они были эмоционально или нет с агрессором, как это смехотворно устанавливает закон о комплексных мерах по борьбе с гендерным насилием от 28 декабря 2004 г.», — заявила далее Фалькон.

Проблема, по ее мнению, заключается в том, что «в течение 16 лет в Испании одни жертвы — женщины, а другие — жертвы по гендерному признаку, и только последние заслуживают защиты со стороны государства. Что чрезвычайно подозрительно в наше время „гендерного самоопределения“ и других причудливых определений, которые вынуждают нас исчезать из языка и с планеты, на которой мы живем».

Комментарий редакции

Примечательно, насколько сходна критика законов о домашнем и гендерном насилии лидера феминистской партии Испании и тех, кто выступает против закона о профилактике семейно-бытового насилия в России. Также обращает на себя внимание то, как точно критика европейской феминистки описывает законопроект, который готовят к внесению в Госдуму РФ.

При всем при этом лоббисты закона в России, а именно Оксана Пушкина, Мари Давтян, Алена Попова, Алексей Паршин и Инна Святенко как бы «не видят» ни абсолютно очевидного сходства с западными законами и со Стамбульской конвенцией, ни западной заинтересованности в его продвижении на территории РФ. Наоборот, они пытаются все это отрицать. Однако сами же проговариваются и рассказывают, примерно как это сделала Оксана Пушкина на пресс-конференции в «Известиях», что их главная проблема в том, что придется оправдываться в Страсбурге из-за непринятия закона.

И точно так же, как наши феминистки, Лидия Фалькон истерит по поводу того, что женщины являются самой убиваемой и калечимой категорией, вокруг которой развернулась настоящая «резня».

В то же время никакие статистические данные ни одной из стран этого не подтверждают. Во всех исследованных странах в десятки раз больше женщин погибают от суицида, а насильственной смертью погибает намного больше мужчин, чем женщин.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER