Идея служения чужда тому, что навязывалось в постсоветскую эпоху — Кургинян

Изображение: © ИА Красная Весна
Сергей Кургинян
Сергей Кургинян
Сергей Кургинян

Между воспитанием человека, для которого смыслом жизни было служение Родине, и воспитанием последнего тридцатилетия лежит страшная пропасть. Об этом заявил философ, политолог, лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян в новом выпуске передачи «Предназначение», опубликованной на Youtube-канале движения.

Для демонстрации того, на каких песнях воспитывалась советское послевоенное общество, Кургинян привел песню Михаила Исаковского «Летят перелетные птицы».

Политолог отметил, что между заявленным в песне и тем, что на протяжении всех постсоветских лет вбивалось в голову жителям России, лежит «пропасть непонимания, причем не только интеллектуального, но и эмоционального».

Кургинян напомнил, что в постсоветскую эпоху эмиграция всячески поощрялась. «Рыба ищет, где глубже, человек — где лучше», — таков лозунг, который навязывался обществу.

На протяжении прошедшего тридцатилетия в обществе культивировалось, что долг перед Родиной — это «какой-то совковый атавизм», а ориентироваться надо исключительно на «комфорт и свое личное процветание», напомнил лидер движения «Суть времени».

«Никому мы ничего не должны. Нам все должны. Мы и папе с мамой ничего не должны. А уж какой-то Родине тем более», — изложил политолог совокупную позицию молодого поколения.

При этом, отметил Сергей Кургинян, в качестве обоснования правильности такого подхода утверждалось, что только в этом случае заработает невидимая рука рынка. «И всем станет хорошо. Так что это моя моральная обязанность — так ориентироваться. Ради общего блага», — иронически процитировал Кургинян кредо современной молодежи.

И все это продолжает внушаться прямо сейчас в российских вузах, «в эпоху спецоперации, в эпоху харьковской катастрофы», подчеркнул философ.

Для того чтобы Россия смогла выжить в условиях войны, которую стране объявил Запад, необходимо заново создавать производительные силы, главной из которых является человек. Политолог задается вопросом, на основе чего можно это осуществить.

«Я же не говорю, что это невозможно. Я говорю, что это страшно трудно. Что это почти невозможно, — подчеркнул Кургинян. — Значит, это требует такого волевого напряжения, такой страстности, каких-то совсем других Красиных, Кржижановских. Которых, среди тех, кого я вижу вокруг, нет и в помине, ни наверху, ни внизу. Это же факт».

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER